Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Хеллоуин и я

Я замерла, но остановить мои пальцы оказалось уже невозможно. Они бегали по всей доске, Даша и Аня дрожащими руками поддерживали блюдце, а зять побелевшими губами складывал слова.

...Муся... прекрати... хватит... прости Дусю... освободись...


Как вам борщ на свинных ребрышках, заправленный домашней сметаной, да с пампушками впридачу?.. А пельмешки, посыпанные мелконарезанным поджаренным лучком? А маринованные маслята, бочковые огурчики, слабосоленая "иваси"? А теперь ответьте мне, чего можно ожидать от людей, выросших на всей этой вкуснятине, а теперь вдруг заказывающих на ужин суши? Конечно, в послевоенное голодное время я, быть может, и съела бы этот кусочек склизкого риса, покрытого ломтиком сырой рыбы... Может, удалось бы мне протолкнуть его вовнутрь, забив его вкус специальной зеленой массой и красными листиками непонятно чего маринованного. Но даже в то время я, несмотря на то, что жила у моря, не ела водоросли! Ну уж ладно моя внучка, с криками "обожаю салат с водорослями", тут же начавшая орудовать палочками. Экспериментирующее молодое поколение! Ну уж ладно дочка, подсчитывающая калории и прочитавшая, что японская кухня - самая здоровая в мире. Но вот зятя, неуклюже держащего учебные палочки на резинке крупными пальцами и постоянно путающего, чем отличаются маки-суши от нигири-суши, мне искренне жаль. Хорошо хоть ко мне с этими палочками никто не приближается. Дочка сразу со смехом воскликнула:

- Мама бы никогда к этому даже и не притронулась!

И они дружно начали обсуждать, как изменилась жизнь за последнее десятилетие, сколько они успели всего нового увидеть и попробовать, каким модным и европейским становится наш Киев, как быстро выросла моя внучка Дашка, в этом году праздновавшая в школе новый для нас всех день Святого Валентина.

Да-да, вот после этой фразы Дашенька и воскликнула:

- А еще сейчас очень модно праздновать Хеллоуин! Давайте придумаем себе наряды привидения, вампира и ведьмы и уедем на пару дней в бабушкину деревню! Там сделаем светильники из тыкв, будем вызывать духов и пугать соседей!

Я вообще-то считаю, что надо питаться родными варениками, а не водорослями и отмечать, если уж тянет к язычеству, день Ивана Купалы, а не Хеллоуин. Впрочем, к моему мнению в доме уже давно никто не прислушивается. Уже через две минуты моих разлагольствований о пользе привычной пищи и славянских праздником, зять воскликнул:

- Отличная идея! Продумывайте свои костюмы и на выходные все отправляемся в Нечаевку!

Что ж... В своей родной деревне я не была уже давно. Так как в доме мое мнение ничего не значит, то и капризничать "поеду" - "не поеду" не было никакого смысла. Так что я поплелась следом за всеми в супермаркет, где совершилась грандиозная затарка продуктами, хотя Дашка и уверяла, что основным блюдом на столе будут спагетти под названием "кишки дьявола" и томатный сок под псевдонимом "поцелуй вампира". В супермаркете я отчаянно пыталась сдерживать себя, не доказывать зятю, что все дорогущие шоколадные конфеты на один вкус, что маленькая баночка черной икры - моя пенсия за месяц и что сок дешевле взять в трехлитровом бутыле, чем в этих красивых разноцветных пакетах. Раньше зять отказывался ходить со мной по магазинам, кричал, что он для того и зарабатывает деньги, чтобы их тратить и частенько просил поохранять машину на улице во время продуктового шопинга. В последнее же время, видимо, смирился с моим нытьем, и только изредка, рассматривая какую-либо диковинную баночку, может сказать, вздохнув: "Да ведь это же тещина пенсия!.."

Дом наш в селе стоит запертым уже давно. С той поры, как мы с мужем попали в аварию на житомирской трассе. Дед погиб, а я с тех пор при детях нахожусь. Хоть и зовет он меня к себе по ночам, да, видимо, еще здесь я нужна: не всему еще научила дочку, зятя и внучку! А в доме тем временем начала бурлить кипучая деятельность: Дашка черными тенями разрисовывала себе лоб и щеки, дочка Аня разбирала пакеты и наводила порядок. Убирала, как обычно, неаккуратно и не тщательно, под диваны даже и не заглянула, посуду сполоснула, а вытереть поленилась. В последнее время хоть не огрызается: "Мама, не нравится - возьми и сделай сама!". Так что сегодня я даже успела вставить свои замечания по поводу покупных салатов в пластиковых лотках. Неужели даже оливье сложно самим настрогать?

- А как все-таки хорошо, что сейчас это все запросто можно купить в магазине, - воскликнула Аня.

- Ты кому это все говоришь? - крикнул зять из соседней комнаты.

Да уж, конечно, мне можно всего этого и не говорить! Для меня в современной кулинарии самыми непонятными оказались две вещи: отварная картошка в магазинчике напротив дочкиного дома по цене лобстера и зеленоватый паштет там же под названием "Форшмак украинский". Это все равно что мой зять. Он еврей. Но крещенный. Но носит звезду Давида... Но ест свинину и необрезанный (почему-то обнаглел до такой степени, что перестал закрывать дверь в ванную, когда я дома, вот случайно и увидела). Такой человек может праздновать все, что угодно, вплоть до Хеллоуина. Но для чего этот праздник ребенку? Что она может почерпнуть во время спиритического сеанса? За время моего объяснения разницы между языческими и христианскими праздниками, моя семейка быстренько успела оформить простенькую спиритическую доску, обставить комнату свечами в тыквах и чинно усесться с блюдцем в руках. Мне их даже стало жалко, особенно Дашку с черными кругами под глазами, всклокоченными цветными прядями волос и смешанным выражением ужаса и ожидания чуда.

- Если какой-нибудь дух откликнется, я могу попросить его сделать так, чтобы в следующем году мне больше мальчиков валентинки подарили?

В общем, я решила лишь чуть-чуть подвигать блюдце, чтобы не разочаровать ребенка. Аня, зять и Даша замерли. Я легко управляла блюдцем: немного вперед, потом вверх, потом вправо, потом чуть назад. Я так увлеклась скольжением по буквам, завороженная невесомостью своих усилий, что не сразу и уловила всхлип Ани и сдавленный возглас зятя:

- Дед Архип?

Архип? Мой покойный муж? Я замерла, но остановить мои пальцы оказалось уже невозможно. Они бегали по всей доске, Даша и Аня дрожащими руками поддерживали блюдце, а зять побелевшими губами складывал слова.

... Муся... прекрати... хватит... прости Дусю... освободись...

- Это ведь он к бабушке обращается, - прошептала Аня. - Как такое может быть? Почему к ней? Не понимаю...

Я лично ничего странного не видела в том, что вызванный на Хеллоуин дух моего мужа обращается ко мне. Аня, видимо, считала, что он должен обратиться к ней и подсказать тенденции моды нового сезона? Или открыть для зятя тайну соотношения евро и доллара в следующем году? Или пообещать, что на новогодней дискотеке Дашку пригласят сразу пять мальчиков? Впрочем, мой сарказм и на этот раз ни на кого не подействовал. Конечно, малоприятно, что и тут Архип вспомнил Дусю. С этой соседкой Дусей у него был роман лет двадцать назад. На потеху всему селу бегал к ней на свиданки, пока ее мужик пьяный валялся, да и по дому ей помогал: то сарай починит, то сено перетягает. Ох, и настрадалась же я тогда, объясняя без устали мужу, что, понятно ведь, не нужен ей законный пьяный тракторист, а зарится она на наше нажитое - а еще в те годы было у нас с Архипом и три молдавских ковра, и две хрустальные вазы, и цветные чешские бокалы. Кто же такое мимо рук пропустит? Пришлось и по бабкам-гадалкам побегать, и с мужем Дуськиным с бутылкой зайти пообщаться. Добилась-таки, образумился Архип, а избитая своим трактористом Дуська пару месяцев в больнице валялась, а после и вовсе с болячками слегла.

- А что, жива еще тетка Дуся? - задумалась Аня. - Раз уж такое дело, давайте и вправду к ней в гости зайдем.

Я тут же надулась. Вы только посмотрите: мои чувства вообще никого не трогают. Но любопытство пересилило, к тому же самой дома не хотелось оставаться, и я припустила за всеми следом на другой конец села.

Дом у Дуськи всегда был обшарпанный, а сейчас, когда и в селе люди стараются как-то подзаработать и жилище обновить, и вовсе потрясал бедностью.

- А кому же у нас работать, - объяснила Марина, Дусина дочка, - папа помер от белой горячки, мама много лет уже как лежачая, а в последнее время и вовсе в сознание не приходит, весь дом только на мне, а у меня ведь и сын маленький, и муж, вот уж судьба, такая же пьянь, как папаша был, валяется на сеновале...

Пока Аня с зятем разговаривали с Мариной, я решила проскользнуть в комнату к бывшей сопернице, но краем уха все равно услышала, как Марина сказала:

- Говорят, это еще ваша мать на нашу проклятие наслала. Бегала она по ведьмам, по кладбищам корешки собирала, смеси всякие готовила. Кучу мусора в те годы из-под дома выметали, да что-то, видать, не уследили. Грех ведь всем этим заниматься. И нам здесь жизни нет, и вашей матери нет покоя...

И с чего бы ей решить, что мне нет покоя? Живу себе припеваючи на всем готовеньком, а что со мной никто беседовать не хочет да ко мне не прислушивается - так это у всех стариков судьба такая.

... Дуся лежала на застиранном старом белье, бледная, сморщенная, исхудавшая, как иголочка. Комната была практически пустая, темная, давно не беленная. Из обстановки - лишь Дусина кровать да ковер на стене. Этот ковер (предмет семейной гордости!) с вытканными на нем девочками, собирающими малину, я помню еще с тех далеких пор, когда прибегала Дуськиному мужу жаловаться. Я подошла поближе и провела по ковру рукой. Мягкий ворс легко поддался, но в тех местах, где были вытканы ягодки я нажала чуть сильнее. Так и есть, все малинки были усеяны до сих пор иголками, которые полностью ушли в глубокий ворс, оставив лишь слегка ощутимые при нажатии ушки. Эти иголки я тогда, помню, смешивала со свежей землей с кладбища, и специальные заклятия говорила, которым научила меня одна столетняя бабка, живущая возле леса. Стоя возле ковра, я машинально вытаскивала все иголки, исколола все пальцы, но боли не чувствовала, еще и снятие заговора вспомнила и его прочитала.

В тот же момент Дуся открыла глаза и сказала:

- Спасибо...

В комнату вбежали Марина и Аня с зятем. Речь давалась Дусе еще с трудом, но говорила она уже внятно и все повторяла:

- Я говорила с Мусей. Она меня простила. Я пойду на поправку.

Аня вздохнула:

- Дусенька, дай вам Бог здоровья. Да только вам все привиделось. Мои мама с папой еще два года назад разбились на машине насмерть. Все село об этом знает. А вы, главное, пришли в сознание и теперь уж точно выздоровеете.

Я просто потеряла дар речи. Что несет Аня? Не думала я, что празднование Хеллоуина так отразится на психическом состоянии дочки.

- Детка, прийди в себя, я - твоя мама, я рядом, - ласково пропела я. Мне показалось, что это получилось у меня очень смешно. Но никто почему-то меня не услышал и не улыбнулся, а Марина сказала, обращаясь к Дусе:

- Что ж, мама, если Муся тебя простила, то и ее душа на том свете покой обрела...

...И впервые за два года мне стало легко и спокойно... И я оторвалась от земли, и сверху наблюдала за Нечаевкой, за Киевом, за Украиной, за землей. ...И впереди меня ждал Архип... И светало... И заканчивался Хеллоуин.


© Юнна ЗИНЬКОВСКАЯ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!