Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Парикмахерша

В кухоньке становилось все уютнее. Катя чувствовала, что становится все невесомее. Где-то глубоко внутри ее рождалось новое существо. Не забитая мужем жена, а свободная, пылкая и счастливая женщина.


Парикмахерша

Катя, мужской мастер, была в том неопределенном возрасте, когда пожилые люди еще называют девушкой, но молодежь уже обращается с безликим "вы". Соответственно, и клиенты садились в ее кресло с разным настроем. Парни придирчиво смотрели в зеркало на свою голову, озабоченные модными хохолками или челками. Мужчины, видевшие в Кате девушку, ценили не только ее мастерство. Они стремились попасть к ней, чтобы ощутить нежные прикосновения ласковых рук, окунуться в море полузабытых чувств.

Клиента с седым венчиком волос вокруг розоватой лысины, Катя выделила не сразу, хотя тот садился в ее кресло уже постоянно. Однажды он неожиданно спросил:

- Трудно вам, девушка, весь день на ногах проводить?

Катя взглянула в зеркало и встретила добрый, сочувствующий взгляд мужчины. Она поспешно опустила глаза к блестящей лысине. Ее ножницы запорхали над седым венчиком еще аккуратнее.

Наконец, она ответила:

- Я привыкла. - Но вдруг, повинуясь внутреннему импульсу, простодушно пожаловалась. - Правда, вены больные, к вечеру набухают, синими становятся.

С того посещения она и запомнила этого клиента, хотя видела его редко: прическа мужчины не требовала частых визитов. Иногда он приходил с женой - энергичной, полной женщиной. Профессиональным взглядом Катя заметила, что рыжеватые волосы его супруги были неумело выкрашены хной. Видимо, та сама занималась их окраской. Жена подходила к креслу, у которого работала Катя, и критически осматривала голову мужа. Иногда она делала замечания: просила подбрить шею или поправить виски.

- У вас заботливая жена, - однажды заметила Катя, когда женщина, после многочисленных советов, удалилась в зал ожидания. - Не жалеет своего времени, даже в парикмахерскую с вами ходит.

Было неясно: то ли Катя действительно восхищена, то ли говорит с иронией.

- Скучно ей дома, - оправдывая супругу или себя самого, отозвался мужчина. Потом признался. - Она и смолоду меня одного никуда не отпускала.

- Бедный, - непроизвольно вырвалось у Кати. Но она тут же перешла на официальный тон. - Впрочем, это хорошо, когда супруги, как нитка с иголкой. Брак крепче стоит.

Прошла неделя, и снова этот клиент пришел к Кате, на сей раз без супруги.

- Еще рановато стричь, - покачала головой Катя, осмотрев аккуратную краюшку волос, напоминающую молодую луну.

- Хотел бы побриться, - замялся клиент, - правда, слышал, что эту услугу не везде оказывают. Вы как, возьметесь?

- Все сделаю, - почему-то обрадовалась Катя, и ее круглое лицо расплылось в приветливой улыбке.

Она принесла теплой воды, кисточку для бритья и принялась намыливать его щеки и подбородок.

Через десять минут он встал с кресла, освеженный, в радостном возбуждении.

- Это куда приятнее, чем инквизиция электробритвой, - глаза мужчины сверкнули лукавым блеском.

- А вы заходите почаще, - просто сказала Катя.

Молодеющий с каждым посещением клиент теперь бывал у Кати через день. Он приходил к ней после работы и уже по-хозяйски плюхался в кресло. Рассказывал о приключениях дня, возникших осложнениях, обсуждал с Катей свои проблемы.

- А вашу жену не смущают частые походы в парикмахерскую? - как-то поинтересовалась Катя.

- Она не замечает. Только одеколоном, Катенька, брызгать не надо.

Катя промокала его кожу после бритья салфеткой с теплой водой и слегка смазывала кремом без запаха.

Однажды он пришел почти перед закрытием парикмахерской. Рабочий зал был пуст. Только Катя, уже снявшая розовый халатик, возилась у своего кресла, переставляя флакончики и баночки.

- Что так поздно? - удивилась Катя. Ее обычно скрытые халатом груди сейчас смело выпирали из-под открытой майки.

- Жена на два дня к внукам уехала. Скучно мне одному дома, Катенька. Вот, пришел...

- Скучно без жены? - зачем-то подколола Катя.

- Без тебя, - поправил он.

Мужчина подошел ближе и обнял упругое тело.

Катя приняла его объятья, как будто давно ожидала их. Она обмякла у груди мужчины, и замерла у его сердца: маленькая, беззащитная.

- Катя, я ухожу, - раздался откуда-то с лестницы голос уборщицы. - Закрой тут все, не забудь.

Затем хлопнула входная дверь, и все затихло.

- Вот мы и одни, - Катя выскользнула из объятий и закружилась по залу. Пустые кресла, многократно отраженные в зеркалах, кружились вместе с ней.

- Пойдем, я тебе подсобку покажу, - она взяла мужчину за руку и потащила за собой.

- Вот здесь чай пьем, - тоном экскурсовода сказала Катя, вводя гостя в маленькую кухоньку.

- А диван зачем? - поинтересовался ее спутник. - Отдыхать?

- Отдыхать нам некогда. Тут директорша иногда с поставщиками ведет переговоры. Кабинет ее слишком мал - каморка.

Катя махнула рукой в сторону двери, закрытой на ключ.

Директорша мужчину не интересовала. Диван уже прочно засел в его мыслях. Он мягко подтолкнул к нему свою даму. Они присели на продавленную, кожаную мякоть. Пружины жалобно скрипнули.

- Ты одна живешь? - поинтересовался мужчина и, как бы ненароком, расстегнул застежку на ее юбке.

- Одна, - решительно сказала Катя, подумав о давно чужом Василии. Тот редкий день приходил домой трезвым.

В кухоньке становилось все темнее и уютнее. Катя чувствовала, что становится все невесомее. Где-то глубоко внутри ее рождалось новое существо. Не усталая парикмахерша, не забитая мужем жена, а свободная, пылкая и счастливая женщина.

Когда пара вышла на улицу, метро уже было закрыто. Поймали такси. Вначале подвезли к дому Катю. Мужчина надеялся, что новая подруга позовет его в гости, но Катя мягко попрощалась и заторопилась к себе. Кавалер назвал таксисту свой адрес. Спустя час, он открыл дверь своей квартиры, и на пороге его встретила жена. Почему-то она оказалась дома и не спала.

- Что, опять у своей парикмахерши был? - измученно выдохнула она.

- Какой парикмахерши? - Мужчина изобразил удивление, неестественно вытаращив глаза.

- Сам знаешь, какой. У которой щечки ежедневно бреешь, - пытаясь острить, сказала жена, но вдруг заплакала. Слезы стекали по ее морщинистым щекам, мимо скорбно опущенных губ.

- Да, что ты, - мужчина погладил ссутуленные плечи. - Я был на банкете, у нас на работе, понимаешь...

- Понимаю, - сквозь слезы прошептала она. Соленые струйки по щекам побежали еще быстрей.

- Ну, что ты выдумываешь! - почти всерьез возмутился мужчина. - Нужны мне эти парикмахерши. Просто массаж головы и щек усиливает питание сосудов, ускоряет кровообращение в мозгу. Ты же знаешь, что я люблю тебя одну и ни на кого не променяю.

Слезы на глазах жены высохли, и она покорно положила свою голову на грудь мужа. Он опустил глаза к ее волосам и с грустью посмотрел на седину, дорожкой пробежавшую у пробора. Хна не поспевала скрывать приметы наступающей старости.

Через месяц, когда седой венчик на голове мужчины вновь отрос, он пошел в другую парикмахерскую.


© Галина ВРУБЛЕВСКАЯ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Прокат лимузинов. Заказ лимузинов на свадьбу, день рождения и др
avto-ligalim.ru
Смотреть аниме онлайн
shakai.ru