Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Её жизнь неинтересна

А дело в том, что ничего просто так не проходит, и наблюдает иногда Алла Сергеевна у мужа взгляд отлетевшего на этот остров человека, потерявшего там свою душу, а теперь живущего почти в такой же тоске одиночества, как и она...


Скажем так: в одном провинциальном, маленьком, хотя и областном городе, в котором, кажется, все знают всех и в котором трудно пойти, допустим, в театр или ресторан и не встретить знакомое лицо, на автобусной остановке стоят две женщины и, конечно, не смотрят друг на друга. Во-первых, зачем, а во-вторых, беглые взгляды брошены и выявлено: возраст после сорока, выражение лиц никакое. Но вот одну вдруг что-то осеняет, она присматривается и ахает: ты ли это, Валя, как изменилась. А как не измениться, если прошло лет 15, а может и больше с последней их встречи?

И другая женщина по имени Валя - сразу видно, никому её жизнь неинтересна - тут же начинает рассказывать свою обыкновенную историю. Причем рассказывает так, будто они с первой женщиной закадычные подруги, хотя на самом деле всего лишь работали вместе, уже давным-давно, в одном учебном заведении, сеяли, так сказать, разумное и вечное.

Так вот, эта Валя только что, буквально на днях вышла из психушки, два раза травилась, но спасли и лечили, а зачем? Похудела на 17 кг, на лице остался только нос, глаза провалились, кожа желтая, губы в сухой корке, денег нет совсем, работать не может из-за нервов, а сына забрали родители бывшего мужа и не отдают родной матери, говорят, сумасшедшая. Муж бывший, конечно, подлец, но во всём, абсолютно во всем виновата она сама, ты же знаешь, какая у нас работа: вечные тетради, чужие дети ближе, чем свои, до мужика руки не доходят, к вечеру устаешь, как собака, и вместо мужа нужна только подушка. И вот этот Валин муж сначала мается с ней и их вечно сопливым сынком, а потом в стране черт знает что, зарплату ему не платят, живут на Валины копейки, а как оказалось, деньги просто утаивал, тратил на свои нужды. А какие у него нужды? Понятно, женские. Начались ссоры, и Валя кричит, а муж замолчит и молчит неделю, две. Потом - хуже, стал исчезать из дому на день-два, работа, говорил, такая, а времена новые. А она, дура, верит. Нет, надо было школу эту проклятую бросить, пойти, что ли, торговать на рынок, мужа держать за штаны, давать ему каждый день, а не так, как она. А так что ж. Раз узнала, второй, про любовь мужнину на стороне, сначала скандалила, а потом из гордости сама собрала ему чемодан в долгий путь. Дура, дура, уже без слез плачет Валя.

Первая женщина, назовем её Алла Сергеевна, потому что она старше этой Вали лет на десять, хотя сейчас, в связи с Валиным положением, этого и не видно, помнит Валю молодой пионерской вожатой в беленькой блузке с комсомольским значком и красным галстуком на груди, как Валя, стоя под красным знаменем школьной дружины имени Николая Ильичева, принимает рапорт: товарищ старшая пионерская вожатая... и какое у Вали тогда лицо строгое, летящее вперед, к какому светлому будущему? Куда оно делось? А потом эта Валя сгинула из их школы, потому что работая вожатой, одновременно училась заочно и закончила женский филологический факультет, а у них в школе по традиции директор бывшим вожатым часов не давал, и Валя ушла, исчезла в другой школе их провинциального городка.

А теперь Алла Сергеевна слушает Валю и смотрит в её жизнь как в зеркало. Потому что у неё тоже муж и своя обыкновенная история на обрыве жизни, с той разницей, что Алла Сергеевна не может вот так выкрикнуть свою жизнь на автобусной остановке, не может отравиться, ей кажется это пошлым и мелодраматичным, как в кино, не может ни с кем посоветоваться, тогда ведь нужно открыть свою боль другому человеку, а ей стыдно: в книгах, которые она читала, в её случае нужно уходить в ночь, гордо подняв воротник.

А история у Алы Сергеевны такая: её муж её не любит. Из этого вытекает всё остальное, а именно: обманы, ложь со стороны мужа и одиночество, тоска с её. И уже многие имена простила, нет, не простила, а вытеснила Алла Сергеевна, а только одного имени, того, которое ей не знакомо, не может ни забыть, ни вытеснить, имени той, с которой муж её нежился на Средиземном море, на острове богини любви, и дело не в том, что большие деньги потрачены, что деньги? А дело в том, что ничего просто так не проходит, и наблюдает иногда Алла Сергеевна у мужа взгляд отлетевшего на этот остров человека, потерявшего там свою душу, а теперь живущего почти в такой же тоске одиночества, как и она.

И уже знает Алла Сергеевна интонации врущего мужа, чувствует его скуку, сама тоскует и не спит ночами и ничего поделать не может, потому что любовь либо есть, либо нет, а третьего не дано. И она живет в аду ожидания год и другой и не знает, как всё это кончится, потому что её одинокий муж ещё не стар, крепок телом и мечтает о жизни иной, новой, взыскует её. И нечем Алле Сергеевне привлечь к себе своего мужа: даже если у неё сегодня вырастут ангельские крылья за плечами, муж не заметит этого.

И вот стоят на автобусной остановке две женщины и чего им смотреть друг на друга? И так всё ясно...


© Евгения ВЛАДИМИРОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!