Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





В городе Сочи...

Восемнадцать - еще не возраст, чтобы торопиться с выбором, но и хлопать ушами нельзя. Подвернется солидная партия - надо хватать...


Мудрость жизни не так уж мудра, как кажется, и давно разгадана предками, - лениво размышляла Галя, крупная женщина забальзаковского возраста, лежа на золотом песке побережья и развлекаясь придирчивым рассматриванием обнаженных до купальников женских тел. (О-о-о, какая тумба в бикини направилась к морю, грозя вывести его из берегов! А эта-то, эта, не плавки, а фиговый листок!) Надо только не спешить и не опаздывать, жить в соответствии с неписаными временными законами, и простое человеческое счастье тебя непременно найдет. Вот она - вышла замуж в двадцать один, родила в двадцать два, в двадцать три получила диплом. Дашка выросла легко и незаметно - в бесконечных дружеских тусовках, пересидках у бабушек, соседок и незамужних подруг и превратилась в юную красавицу пламенных кровей.

Восемнадцать - еще не возраст, чтобы торопиться с выбором, но и хлопать ушами нельзя. Подвернется солидная партия - надо брать, хотя и погулять хочется. А зевнешь, легкомысленно откажешься, закружишься в круговороте беспечной юности - и не заметишь, как суровое течение времени вынесет тебя на каменистый берег зрелости, где как у той певуньи стрекозы, "уж зима катит в глаза". Ребята постарше расхватаны, а уцелевшие сверстники сверкают глазками в сторону тех, что едва вылупились из школьной скорлупы. И машины сигналят не тебе, и на улице знакомятся реже, а ты шагаешь в гордом одиночестве все дальше и дальше в дебри невидимой судьбы, вскинув с ложной бодростью голову - "а мне свобода дороже!"

Здесь, на пляже, тоже полно таких - одиноких охотниц за счастьем. Вон сладкая парочка - блондинка с брюнеткой. Обе загорают топлес, в надежде, что кто-то клюнет. И, должно быть, клюют, судя по синякам на ягодицах, но не те, понятное дело. А вон еще экземпляр - бабенка лет сорока, морда довольно гладкая, хотя и тупая, и тело вполне аппетитное. Но нельзя же так откровенно выпрыгивать из трусов, когда мимо идут мужички!

Гале приятно осознавать, что она вне игры. Что на ее столе всегда хватало острых, пикантных блюд - и комплиментов, и романов, и адюльтеров, и разных мелких страстишек. Да и постной семейной тюри нахлебалась вдоволь. А теперь время томной паузы, неспешного пищеварения и зеркального отражения прошлых побед в веренице дочкиных поклонников. Кстати, о дочери, куда она запропастилась, поганка, час назад уйдя за водой?

Галя нехотя отрывает от нагретого солнцем полотенца просторное тело и обводит глазами плотное людское лежбище. Рыженький сонм кудряшек мелькает под зонтиком летнего кафе. Дашка сидит за столиком с каким-то не юным мэном и цедит пиво из высокого бокала. Даже сюда достают флюиды ее обаяния, так бьет слабым током струя из-под крана, если соседи химичат с электричеством. Галя щурит глаза, пытаясь вернуть резкость размытому миру, и узнает в мужчине вчерашнего поклонника с дискотеки, приглашавшего Дашку на танец. Тогда она отказала, а теперь вот попалась на удочку.

- Пасешь? - раздается сзади ироничный голос коллеги, тоже отдыхающей в этом пансионате. - Паси-паси, чтоб волки не украли.

Семеновна - женщина битая, кладезь житейского опыта. Не зря в конторе ее называют психологом - и выслушает, и посоветует, и на два шага вперед увидит. Вот и сейчас будто в воду смотрит:

- Небось, зовет твою кралю в какое-то злачное место, слюной, паразит, исходит. Не отпускай, удовольствие получит копеечное, а проблем наберется на сто рублей!

Возбужденная, раскрасневшаяся дочь подтверждает ее прозорливость:

- Мама, он из Тюмени, нефтяник, уже два месяца в Крыму. Просит составить компанию - прошвырнуться с ним в казино!

В изумрудных Дашкиных глазах горит бесенячий восторг. Легко прочесть ее мысли...

Казино - это черная дыра, опасная воронка, известная Гале только по фильмам. Отпустить туда дочь - все равно, что сунуть руку в пасть крокодилу - последствия неминуемы, вопрос лишь в их тяжести. К тому же спутник - темная личность, на что надеется эта глупышка? Но пока, устало прикрыв глаза, Галя подбирает для возражения веские аргументы, на помощь дочке спешит искуситель.

- Добрый день, - звучит над ухом его баритон. Да, он нефтяник и отдыхает два месяца. А еще у него есть свой бизнес. Он очарован Дашей и хочет показать ей прелести Крыма, рядом с ним она в безопасности, а в залог он готов оставить свой паспорт. Мужик уверен в себе, напорист и даже нагл, хотя последнее умело скрыто природным артистизмом и лоском. И физически он привлекателен - эдакий загорелый качок со спортивной физиономией.

- Вы ведь взрослый мужчина, - отвечает ему Галина, - как я могу доверить девочку незнакомому человеку?

- Так давайте познакомимся, - обезоруживающе улыбается тот. - Меня зовут Геннадий.

Чтобы выпутаться из силков нахального обаяния, чтобы выпростать нос для вздоха из липкой патоки слов, Галя делает ложный пас:

- Ну хорошо-хорошо, мы подумаем, впереди еще две недели.

О, сладчайшая расслабуха летнего отдыха! Просторные сарафаны и удобные шлепки, ленивая истома в ногах и хмельная легкость в мозгах, демократичные танцы под луной для тех, кому от трех до семидесяти, запах шашлыков и аромат вина, пьянящий на расстоянии! Днем они сладко спали, подставив легкому сквознячку утомленные солнцем тела, а вечером, наведя марафет, отправились в неспешную прогулку по набережной. Но едва миновали проходную пансионата, как Дашка судорожно задергала руку матери:

- Смотри, смотри, кто стоит.

В начале дорожки, оперевшись спиной о сосну, стоял тюменский нефтяник в темных очках и черной рубашке.

- Мафиози прямо, - фыркнула Галя, и, вспомнив слова о паспорте, сердито добавила, - может он киллер, скрывается здесь после дела, а паспортов у него тридцать штук!

- Гулять? - шагнул навстречу Геннадий. - А меня с собою возьмете?

- Набережная большая, места всем хватит, - уклончиво ответила Галя.

Над морем уже обозначились белесые контуры луны, под сгустившимся синим небом зажигались цветные фонарики кафешек, настраивали синтезаторы музыканты, то тут, то там распевали под караоке несостоявшиеся звезды. Гена шел рядом с дочерью, развлекая дам курортными сплетнями.

- А он ничего, - невольно отметила Галя, когда спутник ударился в воспоминания о героическом прошлом в Афгане. - Мужественный, уверенный, не то, что ее лысенький Стасик. И тут же, помимо воли, внутри включился компьютер матери взрослой дочери: а может я зря с ним сурово? Может, это судьба? Такой в обиду не даст... Если сам, конечно, не обидит. Отпустить что ли Дашку?

Прошагав всю набережную от края до края, накупив сувениров- кому лягушку, кому кружку, кому ожерелье, решили присесть у моря, попить душистого винца. Галя заказала каберне, а Гена - чашечку кофе.

- Вы не пьете вино? - удивилась Галина и снова подумала - снайпер! Руки дрожать не должны!

Но тут же огляделась по сторонам - сколько одиноких девушек за столиками! По двое, по трое, а вон по одной. И эта была очередная красноречивая иллюстрация к утренним размышлениям на пляже - всему свое время, не упусти! Гена, воспользовавшись рассеянностью матери, что-то зашептал на ухо Дашке, и тут же невесть откуда, словно сидел в засаде, вынырнул щуплый пацанчик с корзиной роскошных цветов:

- Купите девушке розочку!

Розы - их общий пунктик. Розовые, белые, темно-бордовые, на длинной голландской ножке, символ фешенебельных отношений, тест на серьезность питаемых чувств. Галя видела, как замерла ее дочь, с полуулыбкой отведя глаза, как Гена нагнулся к мальчику и что-то зашептал ему в ухо.

- Сейчас как купит всю корзину, - внутренне обмерла Галя и, отвернувшись к Дашке, нарочито оживленно затараторила какую-то чепуху. А когда повернулась опять, пацанчик с корзиной исчез, а нефтяник курил, задумчиво уставившись вдаль.

- Идем? - заерзала Дашка, трогая Галю за руку. - Я хочу покататься на тарзанке.

- Вот завтра пойдем гулять, и я исполню все твои желания, - сверкнул глазами Геннадий.

А Галина едва сдержалась, чтобы в ответ не съязвить: "свои возможности вы уже продемонстрировали!" Интересно, а ее стрекоза сделала какие-нибудь выводы?

Расстались, несмотря на возражения Гены, у ворот пансионата.

- Не надо идти до корпуса, вам налево, а нам направо.

- Так вы отпустите завтра дочь? - ухватил Гена Галю за локоть.

Она вздрогнула и впервые увидела его глаза - серые бронированные двери, ведущие в лабиринты военной базы.

- Подумаю, - улыбнулась она фальшиво, - утро вечера мудренее.

- Что он тебе шептал? - спросила Галина дочку, когда кавалер удалился.

- Обещал золотые горы, - хихикнула та.

- А розочку пожалел... - съязвила мать.

- Ты ведь сама не хочешь идти гулять с этим Геной? - уточнила Галина за завтраком.

- Ну что за вопросы, мам, - обиделась Дашка. - Казино бы я посмотрела, это прикольно. А так зачем он мне сдался.

- Казино тебе ни к чему, - по-учительски строго сказала мать, - Вместо этого на дискотеку тебя свожу. Я посижу за столиком, пивка попью, а ты танцуй, сколько влезет.

- Да?! - вспыхнула дочка рыжим солнышком, - Ой, ты у меня просто чудо!

Вечером из пансионата выбирались другой дорогой, но все равно заметили, как на центральном входе маячил принаряженный Гена.

- Стой-стой! - торжествующе захихикала Галя, - А не фиг охотиться за девчонками!

Вечерняя набережная жила обычной суетной жизнью. И на ярком, дешевом, ситцевом фоне нездешним шиком выделялась дискотека "Голливуд"

- Идем? - обняла Галя дочь за талию, внезапно ощутив задорный прилив молодости. Сегодня она тряхнет стариной!

- Идем! - радостно кивнула Дашка. - Бери пока билеты, а я водички попью.

Очередь была небольшой, но когда Галина оглянулась, Дашка как сквозь землю провалилась. Еще не было повода пугаться, но непонятная тревога ледяной иглой проткнула жалобно занывшее сердце. На обмякших ногах, как в страшном сне, Галя двинулась по набережной, тормозя у ларьков и просеивая глазами толпы прохожих. Вдруг вдали, как фальшивый болотный огонек мелькнул родной сарафанчик. Толкаясь и тяжело дыша, Галина танком рванула следом. Но сарафанчик, подарив второе дыхание, как фантом расплавился в душном, густом, хоть мажь на булочку, воздухе. Пробежав всю набережную от конца до начала, она вернулась к исходной точке и заплакала. С момента разлуки с дочкой прошло полтора часа! Что же случилось-то? Неужто их выследил киллер Гена? Вынырнул из толпы у киоска с газировкой, угостил девчонку винцом, подсыпал клофелин, и теперь тащит малышку на съедение! Надо срочно опросить киоскеров - не видели ли они красивую рыжую девушку, куда и с кем она направлялась. И уж совсем не кстати перед глазами всплыла леденящая душу картина - вокзал, ее поезд и она одна с двумя чемоданами.

Внезапно рыжие кудряшки Дашки мелькнули у кассы "Голливуда". Худенькая, маленькая, с перепуганными глазами дочь всматривалась в толпу, по-гусиному вытянув шею. В ее руках красовалась роскошная голландская роза.

- Господи, - заорала Галя, обрушиваясь на свое сокровище всей массой, - куда ты запропастилась?

- Это ты где была? - жалобно запищала дочь. - Меня вся набережная утешала - да найдется твоя мама.

По загорелым Дашкиным глазам покатились крупные горошины слез.

- Какая она еще маленькая, - задохнулась Галя от нежности, но наткнулась глазами на розу.

- А это откуда?

- Какой-то мальчик подарил, - всхлипнула Дашка, - так, чтоб я не плакала!

Вот тебе и фешенебельность отношений, и серьезность намерений! - размышляла устало Галина, - потягивая пиво за дискотечным столиком и наблюдая, как на клубящемся бело-розовым дымом танцполо самозабвенно выплясывает рыжая невеста. - Попробуй пойми мужчин. Один обещал казино и сэкономил на розе, другой подарил просто так. Вот что бы сказала по этому поводу прозорливая Семеновна?


© Саша СТРИЖ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!