Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Важная птица

"Даже Помпыш ищет искренности и любви... Как и все живое на земле"... - с великодушным восторгом влюбленного заметил Виктор.


Важная птица

- Пробил наш час, - вздохнул молодожен. Витькин директор сигналил под окнами. Хоть часы по нему сверяй. Опять позвал на природу и Витька не смог отказать.

Оставалось непостижимой загадкой, почему каждые выходные толстопузый Помпыш стремился проводить в их обществе. Поначалу они соглашались из вежливости. Потом пытались отказываться, не менее вежливо. Однако, Борис Романович настаивал, Витька - сама деликатность - соглашался. Лариска злилась.

Помпыш и его любовница (жену они не видели никогда) были сама любезность. Старше на десяток лет, заядлые туристы. Борис Романович (его даже "походная подруга" называла по имени - отчеству) и Света брали на себя все заботы о комфорте на пикнике.

С помпышевой любовницей Лариске было неинтересно. Бабенка лебезила перед значимым для нее человеком. А когда пускала в ход женские чары, это и вовсе выглядело жалко. Но отмалчиваться, зевать или насмехаться над взрослой женщиной казалось некрасиво. Так что Лариске приходилось поддерживать разговоры "о женском". Помпыш, как и полагается особе, вхожей в городской "белый дом" после пары стопок водки заводил глубокомысленные беседы о местной политике. Строил предположения, кого-де поддержит народ на ближайших выборах градоначальника. С лицом члена тайного масонского общества, раздувая одутловатые щеки, сверкал глазами - лампочками. Особенно, когда с деланным небрежением и усталостью от такой вот непростой жизни и интриг бросал в пространство фразы.

Витька был любезен. Даже приторно, как казалось Ларисе. Между ним и Борисом Романовичем даже в неофициальной обстановке не исчезала дистанция. Шеф боялся уронить свой авторитет. Витек должен был испытывать благодарность за особое расположение шефа. Посчитавшего возможным допустить простого учителя к личным тайнам своей жизни.

Света постоянно превозносила умение Помпыша подластиться к начальству, пустить пыль в глаза. "Умеет жить мужик", - говорила она с восторгом. Для нее, методиста центра детского творчества, должность директора школы виделась солидной. То и дело вырывалось у нее: "Мы - люди маленькие". Помпыш ее слова не комментировал, но в душе соглашался.

Света ловила каждое слово, когда заходила речь о городском управлении образования. Эти люди и вовсе казались ей небожителями. Узнавание любой незначительной детали о местных чиновниках, давало женщине ощущение сопричастности к тому, что в романах 19 века называли Светом.

Иногда наблюдать, как пыжился Борис Романович под нимбом собственного величия, с какими мечтательными нотками говорила "о небожителях" Светлана, было даже забавно.

- Ну что, Кисуля, пойдем? - засуетился Витька. - Ждут. Неудобно...

Борис Романович, загрузил вещи в багажник, пронизывая молодоженов взглядом из-под очков. Ребята сели в его бирюзовую "десятку".

- Диски не забыли? - спросил он не без иронии. - Акустика новая у меня - мммм... восьмое чудо света! Три дня с Юрием Алексеевичем возились...

Юрий Алексеевич работал учителем труда. Все Помпышево семейство плотно сидело на его шее. Не решаясь отказать шефу, "трудовик" то и дело помогал делать ремонт в его коттедже, налаживал машину; вечно что то менял, строгал, чинил совершенно бесплатно. Каждый винтик школьного механизма рассматривался через призму полезности Помпышу...

Он слегка подтрунивал над Ларискиной любовью к тяжелой музыке. А она в ответ непременно прихватывала с собой в поездки что-то из новинок рока. Вроде как для прикола. Слушая музыку, Помпыш наблюдал за Витькиной реакцией. Тот пристрастий жены не разделял. Было заметно, что Помпыш изучал эту пару, словно пытаясь найти ответы на какие то свои вопросы. Витя был гордостью курса, отличник, потом аспирант, перспективный педагог. Сплошные слезы умиления для институтских наставников. Пай - мальчик с лицом героя - комсомольца глядел на мир зелеными чистыми глазами. О таких говорят при случае: "Это - мой ученик!" А его жена была изгнана за плохое поведение из ВУЗа. Хулиганистая даже в одежде, Лариска слепила глаза. Как экзотическая птица. Снимала студию при доме художников. Работала по вдохновению, когда хотелось и сколько хотелось. Бывало, хандрила, дни напролет пролеживая на диване. А потом свор переживания выплескивала на холст... Интеллигентный Витя всегда держал себя в строгих рамках приличия. Лариска не стеснялась быть собой. "Эмоциональное недержание", - так, смеясь, говорила сама о себе.

Акустика была и вправду отличной. Трудовик постарался. Лариска наслаждалась, уносясь на волнах воображения вслед за голосом Кипелова.


"Что-о-о на-а-ас ждет? Море храни-и-иит мол-чань-е

Жаж -да жить сушит сердца-а до дна-а-аа..."


Помпыш стрелял глазами в сторону Витьки. От душераздирающих откровений "Арийцев" закладывало уши. Но грохот и надрыв, не находя в душе Виктора созвучия, не вызывали у него желания вырубить все к собачьим чертям.

Лариска увлекалась роком. Виктор тяготел к классике. Помпыш и Светлана скупали выпуски "фабрики звезд".

- У вас столько дисков. Центр купили? - зарядил настоящий мужской разговор о технике Борис Романович.

- Нет. Так, на компьютере слушаем.

- Э-ххх, - как бы озабоченно вздохнул Помпыш. - Учителя компьютеры покупают, а я все никак. И сын просит...

Конечно же, компьютер у него был, причем хороший. Он не знал, что молодоженам это известно и прикидывался веником. Молодые понимающе переглянулись. С Помпышом такое случалось: начинал приубоживаться, стараясь встать на одну социальную ступеньку с собеседником.

Школа сдавала в аренду свои площади. Управление образования бросило клич: выживайте, дескать, в условиях рынка. Так в школах начали появляться частные мебельные мастерские, парикмахерские, студии... С тех пор в карманах Бориса Романовича приятно зашелестели купюры. Средств хватало на содержание двоих детей, не работающей жены. Не отказывал Помпыш и себе в удовольствиях...

- Молодость, молодость... - продолжил он. - Начало жизни - самая светлая пора. Чистая, искренняя. А потом - рутина. Семья, круговорот. Усталость. Ничто не в радость, если нет искры в душе. Нет гармонии - высыхает душа. Цените каждый день, ведь видеть мир в красках, радоваться солнцу можно только в молодости...

- Всё зависит от человека, - Лариска лениво вступила в спор. Хотя спорить не хотелось, да и говорить тоже. Голос Кипелова был неуместен рядом с этим боровом.

- Ты считаешь? - оживился Борис Романович. - Нуу-ну...

Разговор не клеился. Машина свернула в какой то закоулок, запетляла между дворов. Потом внезапно остановилась. Помпыш вышел, воровато озираясь. Заметив старенький "москвичонок", смешно замахал руками: сюда, мол, сюда. Из машины настороженно выглянула Света.

Молодожены не сдержали улыбок: как в дрянном фильме про шпионов.

- Погода обещает быть отличной! - заговорила подчеркнуто бодро любовница Света. И по хозяйски уперла руки в боки. Бриджи облегали слегка расплывшиеся бедра и живот. Расстегнутая рубашка обнажала грудь. Борис Романович не сводил жадных глаз.

- На двух машинах поедем. У отца "Москвич" взяла.

- Он как? Ничего? - напрягся Помпыш. - Убивать меня не собирается?

- Да все спрашивает, чего Романыч к нам не заходит? Обиделся что ль, как я про женитьбу разговор завел? - Светлана старалась не смотреть любовнику в глаза.

- Теряем время, - отвел взгляд Помпыш.

Женщина стушевалась, огонек в ее глазах померк. Лицо потускнело. Неловкая ситуация.

- Ты впереди, я - за тобой, - она гордо вскинула голову. - Интервал - 6 машин. Так, на всякий случай.

И вновь скорость. Ветер. Музыка. Борис Романович выпал из реальности. Весь он был там, через 6 машин, рядом с женщиной, которая дерзко и одновременно тревожно вглядывалась в дорогу. А может и не только в дорогу, но и в свою судьбу. Перед мостом через Урал, разделяющим Европу и Азию, бравый гаишник взмахнул жезлом: остановитесь.

- Боюсь, майору Супогорохову, моему, кстати, брату, это не понравится.

Гаишник оказался равнодушен к этим словам. Борис Романович, пряча глаза, выскочил из "десятки". Света затормозила поодаль, и настороженно выглядывала из "москвичонка". Понятно, что Помпыш не являлся Фигурой даже на небосклоне маленького Орска. Но он был горой в сознании Светы и она в недоумении сверлила глазами гаишника: как же так?..

Наконец, человек в форме вернул Помпышу документы и машины двинулись дальше. Борис Романович молча грыз губы. Кипелов пел о Вечных страстях.

Путешественники приближались к реке Орь. Они всегда разбивали лагерь на одном и том же месте. Уральские горы создавали колорит романтики. Место было глухим и любовников некому было застукать.

- Ну, давайте разгружаться, - облегченно вздохнул Помпыш.

- Борис Романович, - Света кокетничала глазами. - Мы сеть поставим или с палаток лучше начать? - она была вся - ожидание. Ей явно хотелось отправиться "ставить сеть"...

- Сеть, пожалуй... - Помпыш как всегда был озабочен "сохранением лица". - А то комары потом, и у костра посидеть хочется. И рыбе следует побеспокоиться, чтоб уха поутру была...

Приободрившаяся Светлана забыла о посторонних. Лукаво улыбнувшись, она вполголоса сообщила: "У меня новое белье! Ты такого еще не видел".

Парочка удалилась. Вдалеке послышался плеск от спускаемой на воду лодки, радостный смех… Голоса эхом разносились по воде.

- Не понимаю: неужели им не с кем больше поехать? Ведь друзья какие-нибудь должны быть?.. - поморщилась Лариса.

- Помпышу приятнее чувствовать себя центральной фигурой. - улыбнулся Витя снисходительно. - Чтобы все вокруг него вертелось.

- А мне Светлану стало жалко. Любопытно, твой шеф из еды что-нибудь взял или как всегда?..

Как правило, Помпыш на природу брал кастрюли, палатки, матрасы, одеяла, лодку, сети. И выпивку. Зато Светлана всегда готовилась к "природе" как к долгожданному празднику. Старалась поразить Помпыша кулинарными изысками и прихватывала в поездки выпечку, премудрые салаты, находя каждый раз новые экзотические рецепты. Смотри, дескать, я - хорошая хозяйка. Уже лет семь она пыталась найти путь к его сердцу через желудок. Но в этом конкретном случае, поговорка не оправдывалась. Помпыша ситуация устраивала. Светлану - нет.


Любовники вернулись в приподнятом настроении. Грузный Помпыш порхал, как бабочка, расставляя палатку. Маленькие глазенки из-под массивных очков излучали довольство, губы выглядели еще тоньше из-за прилепившейся к ним улыбки. Светлана буквально светилась изнутри. В такие минуты она выглядела значительно моложе. Морщинки разглаживались, взгляд становился уверенным, движения плавными.

- Сейчас разогреем фаршированных кальмаров, - с особенной интонацией произнесла Светлана, - И можно за стол. А еще у нас курица гриль и два салата. А к чаю - медовый торт.

Борис Романович промолчал, но было заметно, что информацию принял. Потому как достал из машины несколько бутылок пива. Молодожены переглянулись. Все как всегда: Помпыш в своем репертуаре. Даже стало как то неловко перед Светой. Потому как сами прихватили такое же пиво и самые обычные продукты, какие обычно берут в поход.

Застолье не отличалось задушевностью. Случайные люди поддерживали дежурный разговор. Сеть была поставлена, миссия Светланы выполнена... Помпыш то и дело впадал в задумчивость. Любовница щебетала, стараясь вести себя, как дама из общества.

- Борис Романович, как вам кальмары? - Светлана зорко следила за тем, чтобы тарелка и стакан героя ее грез не пустовали. - Давайте, положу салатика с киви и ветчиной.

- Эк, вкусно, - крякнул Помпыш. - Порадовала. Отличные кальмары. - Но вот только я не люблю такой салат, ты разве не знала? - женщина чуть, было, не подавилась. - Давненько я простых не ел... Под шубой, к примеру... У жены не допросишься. Ей проще в магазине купить или заказать. А так хочется пищи, приготовленной с душой... Ты, Света, уж в следующий раз...

Бедняжка едва сдержала слезы. И немудрено. Видно, чтобы впечатлить Помпыша ей пришлось изрядно потратиться. А лишних денег у нее, понятное дело, нет. И опять, опять он говорил о жене! Она - кругом она! Сравнивает? Любит жену? Страдает из-за чувства вины? А, может, просто намекает: дескать, я жду, что ты будешь лучше, чем она...

Помпыш вновь ушел в себя. За столом повисла тягостная пауза. Светлана ушла в свою обиду.

Молодые были даже рады передышке… Смотрели на огонь, занятые своими мыслями. Вслед за поленьями догорал летний вечер. Треск кузнечиков, жужжание комаров, плеск рыбы в реке...

- Я вот смотрю на вас, и удивляюсь: вы такие разные! - вдруг обратился Помпыш к Виктору и Ларисе. - И по характеру, и по отношению к жизни. Вы в самом деле такие дружные или играете на публику. В чем секрет? Что вас может связывать?

- Любовь, - ответили молодые одновременно. И счастливо улыбнулись совпадению.

Повисла новая пауза. Светлана напряженно вглядывалась в блики костра на помпышевом лице и пыталась понять, куда он клонит.

- Надо же... Счастливые люди... Так уверенно, без колебаний... Ничего у вас ведь общего! Абсолютно. И счастливы! А я как неприкаянный в этом мире...

- Неприкаянный? - вдруг взорвалась уязвленная Светлана. - Да у вас-то любви с избытком! Хотите направо идите, есть желание - налево... Везде приветят! Только сами не знаете, что вам нужно. - разволновавшись, она перешла на "вы"...

Он бросил на Свету удивленный взгляд. Спиртное сделало ее неожиданно слишком разговорчивой.

- А ведь нам могло быть так хорошо! - чужое счастье, видно, ослепило ее.

- Да ты думай, что говоришь! - строго повысил голос Помпыш и покосился на молодоженов. Скандальные разборки явно не входили в его планы. - Что тебя не устраивает? Разве плохо сидим? Завтра ушица поутру будет...

- Мой отец правильно сказал: пора определяться.

- Не так все просто... Двое детей, понимать должна. Они привыкли к определенному уровню жизни. Опять же - жена... Делить дом, имущество?.. На что они будут жить? Жена привыкла по салонам, детям учиться... Ну, допустим, уйду... А куда? В твою "хрущевку"?

- О семье заботитесь, а почему обо мне не думаете?

- Ну-уу, ты же у меня молодец, - он ободряюще тронул ее за плечо. - Все понимаешь… - Помпышу явно не нравился разговор.

- Не поздно и все с начала начать. У вас связи. Характер. Стоит только захотеть - будет у вас и новый дом, лучше прежнего...

- Теща, боюсь, не переживет... Болеет сильно... А тут - удар! Семья вдребезги... Дочь, внуки… Не хочу брать грех... Пойми...

- Не хотите вы ничего менять! Просто не хотите! - резюмировала Светлана с вызовом.

- Не хочу. - Помпыш встал и удалился в свою палатку, давая понять таким образом, что разговор закончен. Светлана превратилась в ноль.

- Ну, я тоже спать, - засобиралась она. - А то сеть снимать рано...


Утро встретило накрапывающим дождиком. Лариске с Витьком из палатки выходить не хотелось, и они просто смотрели, как красиво падают капли на зеленую траву. Помпыш и Светлана, по-видимому, встали давно. Посуда вымыта и сложена аккуратной горкой. Эхо разносило голоса по реке.

- Ээй, молодежь! Пора вставать! - вернувшиеся в лагерь Помпыш и Светлана громко объявили о своем присутствии.

- Да мы давно проснулись, просто дождь - отозвался Витя.

Ежась, вылезли из палатки. Борис Романович избегал смотреть в глаза и заметно нервничал. Светлана выглядела потерянной. Впрочем, это было их типичное поведение на день. оглядывался вокруг, и, казалось, задавал себе вопрос: а что я тут, собственно делаю? Стоило ли все это затевать?..

- Мы тут подумали, - мялась Света. - Лучше, пожалуй, уехать. А то вдруг дождь дорогу размоет. Застрянем... - она оглянулась в сторону Помпыша, как бы ища поддержки. Но он сосредоточенно возился возле раскрытого багажника машины: складывал улов.

- Так вы, Борис Романович, всю рыбу берете? - удимвленно поинтересовалась она. - Я бы тоже домой взяла...

- Так ведь мало, - нехотя отозвался Помпыш. - Что я домой привезу?

- Да у меня тоже дочь рыбу ждет...

- Ладно, выбери себе там, - отмахнулся он. - И давайте быстрее. Небо хмурится. - ему явно не терпелось вернуться.

Повисла очередная тягостная пауза. Светлана выбрала себе несколько самых маленьких рыбешек. Все сосредоточенно собирали свои вещи, избегая встречаться взглядами.

- Ну, все. - приободрился Помпыш. - Время, как говорится - деньги.

- Ой, погодите! - вдруг отчаянно забеспокоилась Светлана. - Я, кажется, сережку золотую тут где - то потеряла...

Витек с Лариской принялись шарить по траве. Помпыш морщился: задерживаться, да еще под дождем рыскать в поисках сережки. - Она так тебе нужна?

- Мы - люди маленькие. Новые купить непросто будет. Посмотрим, а? - женщина просительно заглядывала в лицо к любовнику.

- Как знаешь. Я пока тут, у машины.

Лариска была поражена. Проблемы Светланы Помпыша не заботили. На Светлану было жалко смотреть. Мысленно Борис Романович уже находился далеко. До следующей недели любовница, согласно сценарию, не должна была причинять Помпышу беспокойства. Он бросал на женщину укоризненные взгляды и сопел.

- Не найдем уже, наверное, - извиняясь за неудобства, промямлила Светлана.


Мелкий дождик монотонно барабанил по стеклу. Помпыш опять усадил к себе в автомобиль молодых. Светлана тащилась позади. Без лишних сантиментов, разговоров и даже взглядов, а так, скорее чисто механически, каждый держал путь в свою жизнь. В этот момент любовники казались совершенно чужими. Светлана готовилась к встрече с холодными стенами нищей квартиры, телефоном, действующим на нервы молчанием и взрослой дочерью, которая все понимала… "А ведь ночью шептал, что я - самый для него дорогой человек..." - говорила себе Света.

- Ну что, включаем "Арию"? - чтобы разрядить обстановку нарочито бодро предложил Помпыш.

- Лучше радио послушаем, - отозвалась Лариска.

Развеселая болтовня диджеев, легкие песни были нужны в этой ситуации. Их и слушали и не слушали одновременно.

Помпыш кряхтел, сопел и вдруг выдал:

- Жена обрадуется, что пораньше вернулся.

- Любите жену? - Лариса не удержалась от некорректного вопроса.

- Она меня любила когда то... А сейчас ей нужны только деньги... Ведь я - кормилец.

- Ну, так вы не ответили...

- Я, я в доме главный! Я!!! Не хочет понимать! Не хо-чет! Должно быть так, как Я сказал! Не нравится ей! Не хочет подчиняться! Зависит от меня полностью, и еще требует! Светлана без претензий вроде. Но только и ждет, чтобы тоже на шею сесть!

- А зачем вам нелюбимая любовница?

- Что я - не мужик? Должен я отдохнуть, расслабиться?.. Должна же быть в моей жизни отдушина... Когда человек недополучает чего-то дома, он добирает в другом месте.

"Москвич" мигнул фарами. Помпыш остановился: пора прощаться.

- Ну, до новых встреч! - бодро сказала Светлана.

- Спасибо за все! Салаты были - супер! - отозвались молодые.

- Давай, - рассеянно брякнул Помпыш, целиком ушедший в свои мысли.

Через несколько минут бирюзовая "десятка" затормозила возле дома молодых. "Ну вот..." - подытожил Помпыш и, обхватив голову руками, улегся на руль. Повисла очередная нервная пауза. Было неловко глядеть на помпышевы голые эмоции...

- Глядя на вас, отдыхаешь душой. Хочется верить в хорошее, - вдруг произнес он с несвойственной ему теплотой в голосе. - Значит, до следующих выходных. Договорились?

- Даже Помпыш ищет искренности и любви... Как и все живое на земле, - с великодушным восторгом влюбленного заметил Виктор, поднимаясь на свой этаж.

- Ага... Ищет... А как тебе история с сережкой?

- Я видел, как Светлана ее сама сняла и спрятала в карман.

- Да-ааа? Если видел, что ж так упорно шарил в траве?

- Такая уж у нас, видимо, миссия... - рассмеялся Витя.

- Ты на что намекаешь?! Я с ними больше не поеду!!! Ах, так?! Вот я тебе задам! - "эмоциональное недержание" Лариски выплеснулось через край...


© Инна СТАРИКОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!