Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Порнография

Когда сыщица выехала на место происшествия и открыла дверцу шкафа, ее взору предстал целый ящик предметов, похожих на грибы.

- Выполнено мастерски. Видны даже вены, - похвалил предметы искусства один из понятых.


Порнография

Парикмахерша Светлана Юрьевна Кобылкина последнее время выглядела не здоровой, удручённой и растерянной. Как будто потеряла сто рублей или к ней на постоянное место жительство переехала свекровь. Взгляд её голубых прекрасных глаз был отрешён. Всякому видно было, что женщину гложет какая-то невысказанная тоска.

Просто Свете исполнилось тридцать, а муж парикмахерши Кобылкин Вадим Петрович, известный журналист городской газеты, по неведомой причине стал терять к ней всякий интерес, а потом и вовсе уклонился от исполнения супружеских обязанностей.

Светлане стало казаться, что ее уже ничего не связывает с этим человеком, без которого недавно не могла прожить и дня. Муж стал похож на старый диван, из которого стали вылезать пружины и мешковина, который уже вроде и не нужен, но выбросить жалко.

Вадик перестал обращать на неё внимание, а ведь недавно целовал, уходя на работу, крепко обнимал, возвращаясь со службы, ласково называл рыбонькой или солнышком. Почему так изменился? Света искала ответа. Разве она такая старая? Разве не следит за собой? Чашу терпения переполнило то, что впервые не поздравил с международным днём 8-е марта.

"Нашёл себе другую - помоложе, вот в чём дело", - подумала Светлана и как бы невзначай завела разговор. Рядом с читающим папашей крутился четырёхлетний сынишка Вовка, и бил ладошкой то по газете, то по папиному лицу. Как бы выражая возмущение: "Не надоели эти газеты на работе? Лучше поиграл бы со мной!" Но папа лишь отмахивался:

- Иди, Вовик, к маме. Папа устал.

- Вот тебе! Вот тебе! - тараторил ребёнок, продолжая работать ручонкой, не давая отцу ознакомиться с последними новостями.

- Вадик! Может, у тебя кто-то есть? ...Другая женщина? - наконец выговорила Света.

- Что ты ерунду городишь? Светик! Выбрось эту чушь из головы.

- Это не чушь, Вадик.

- К чему ты, Света, завела этот разговор? - недовольным тоном спросил журналист.

- А к тому, что последнее время, ты не интересуешься мной, как женщиной! - упрекнула парикмахерша мужа.

- Света, брось! Это у меня возрастное. Это у всех бывает.

- Дорогой мой! Тебе не пятьдесят и даже не сорок лет, а всего тридцать пять. Ты, хоть, помнишь, когда последний раз занимался со мной любовью?

- В том месяце... Вроде бы...

- Вот именно - вроде бы! А положено два раза в неделю.

- Кто это установил такие нормы? А если меня не тянет, желания нет?


Вопрос остался без ответа. На следующее утро Света решила навестить свою школьную подругу Клаву Перепёлкину и поплакаться. Ведь в 70-е годы прошлого века (о которых идет речь) ещё не было психотерапевтов и сексопатологов.

Клавдия работала массажисткой, детьми не обзавелась, хотя дважды выходила замуж. По характеру она была весёлой и общительной, имела кучу любовников и знала толк в интимной сфере.

Перепёлкина искренне обрадовалась визиту подруги.

А выслушав жалобы, безапелляционно заявила:

- Заведи себе любовника. Все так делают.

- Клавочка! Этот вариант не для меня. Я же люблю Вадима и другой мне не нужен.

- А зачем страдать и ходить неудовлетворённой хрюшкой? От этого начнутся женские болезни и неврозы. А может, он и сам погуливает на стороне.

- Что ты, Клавочка. Я бы почувствовала...

- Тогда надо привлечь внимание - возбудить его и вертеть им, как игрушкой. Знаю один неотразимый способ. Вечером, перед тем, как лечь в кровать, пойди и прими горячую хвойную ванну, расчеши волосы, надень красные шёлковые трусики и лифчик такого же цвета. Красные капроновые чулочки прикрепи на пояс. На одну ногу выше колена надень белую ажурную повязку. Успех гарантирую! Мужики на красное кидаются, как быки на тореадора. И не забудь надушиться французскими духами.

- Клавочка! А где я красные трусики и чулочки достану? Ты их видела в наших магазинах? - спросила озадаченная парикмахерша. - И духов французских негде взять.

- У меня есть знакомый Борик. Не только трусики какие хочешь но и гандоны с усиками достаёт! А духи я тебе дам.

Борис Игнатьевич, кроме десятилетки, образования не имел. Но зато обладал талантом прохиндея: умел заводить нужные знакомства, мог без проблем достать дефицит, устроить ребёнка в детский сад, и даже посодействовать в продвижении по службе. В глаза его все уважительно называли Борисом Игнатьевичем, за глаза - просто Бориком. Он посещал склады, магазины, милицию, нарсуд, кладбище, скотобойню и ещё десятки различных учреждений. Договаривался, развозил, давал, забирал, обещал. Мимоходом знакомился, закладывал за воротник с нужным человеком, чтобы потом хвалиться: "Я выпивал с самим Петром Ивановичем! А кто выпивал с Петром Ивановичем, тот сами знаете..."

- Борис Игнатьевич! Мы на минутку. Срочное дело, - заявила Клавдия, едва переступив порог.

- Проходите, девочки. Чем обязан? - любезно встретил их вопросом снабженец широкого профиля.

- Борис Игнатьевич! Срочно нужно женское нижнее бельё, только обязательно красное. И подвязочку беленькую. За нами не заржавеет.

- Ржавеют только гвозди - денежки коррозии не подвержены. Моя такса десять процентов. Так, мелочь, кошкины слёзы. Айн момент.

Гостеприимный хозяин набрал номер телефона и елейным голосом запел:

- Здравствуй, Петенька! Здравствуй, голубок! Это - Борик...! Нужно дамское бельё: трусики, чулочки, лифчик, подтяжечки... То есть, подвязочки. Только непременно красного цвета... Почему красного? Так, красное дураки любят! Ха-ха-ха...! Красных нет? Какая жалость... Остались белые и черные? Нет, нет. Мне красные, белую только подвязку. Что?... Оставил последний красный комплект для Верочки? Кто такая...? А, вспомнил: твоя мышка, твоя зайка. Верочке подари другой комплект, а мне отдай красный... Кто твою Верочку месяц назад к Марку Абрамовичу возил, гинекологу? Кто тебя выручил в трудный момент...? Согласен?! ...Кто вымогатель...? Я?!... Петюня, голубок сизокрылый, я твоя палочка-выручалочка! Покеда! После обеда заеду... Ровно в два...! Что тебе надо?... Французские презервативчики? Сделаю непременно, а то опять Верочку к Марку Абрамовичу везти. Пока, пока!

Проныра повесил трубку и, обращаясь к просительницам, произнёс:

- Вопрос решён. Завезу тебе, Клавочка, комплектик. Заодно массажик мне сделаешь, а то спина побаливать стала.


Вадим как обычно с работы явился поздно, в плохом настроении и слегка под мухой, но это обстоятельство не смутило обольстительницу. Уложив Вовку спать, Света подкараулила, когда супруг стал готовиться ко сну. Сделала всё так, как велела Клава и, посмотрев на себя в зеркало, осталась довольна.

Но "Бык" лишь удивлённо уставился на "Тореадора".

- Свет! Ты че? Зачем в красное вырядилась, как сорока? Какую-то фигню еще к ноге привязала...

Бедная Света чуть не задохнулась от обиды, но все-таки решила не сдаваться. Она подошла ближе к мужу, чтобы тот унюхал сногсшибательный чудесный аромат французских духов, поцеловала его для начала в щёку, но...

Муж сонным голосом произнёс:

- Надушилась! И к чему эти нежности...? - не договорил Вадим, отвернулся к стене и захрапел.

Отвергнутая женщина залилась горькими слезами.

Кобылкина отправилась в ванную, раздражённо стащила с себя красное, кинула его в бак, и задумалась. Она не раз слышала о том, что неудовлетворённая женщина может сделать всё, что угодно: бросить мужа, подать на развод, запить с горя, сойти с ума, а то и покончить жизнь самоубийством.

Однако Света не смирилась с поражением. "Всё равно добьюсь своего. Не всё потеряно. Найдутся и другие способы!" - говорила себе женщина.

На следующий день между подругами происходил такой разговор.

- Если твой чурбан не клюёт на красное, то покажи ему свои прелести живьём. Нет такого мужика, который не возбудился бы при виде женского полового органа.

- А как это сделать, Клавочка? - робко спросила подруга.

- Когда он уляжется на кровать, срочно снимай с себя всё, останься в коротеньком халатике и около кровати начинай протирать пол мокрой тряпкой. Нагнись пониже и верти пятой точкой перед его носом туда-сюда. Успех обеспечен.

Вечером Света всё сделала так, как посоветовала подруга. Взяла мокрую тряпку и стала тереть в спальне пол, вертя перед носом супруга аппетитной попкой.

- Света! Зачем ты, на ночь глядя, пол моешь и еще голая ходишь? Как тебе не стыдно! Уже рёбёнок большой! Ты когда-нибудь видела, чтобы я перед тобой концом махал? Одень сейчас же трусы и перестань вертеть задницей. Я уже сто раз ее видел, - недовольным тоном произнёс журналист.

Светлана молча огрела Вадика тряпкой по наглой роже и убежала плакать в кухню.

- Ты что? Сдурела? Что я такого сказал? За что бьёшь? - завопил муженёк.

Бить Свету он не стал, но наорал на жену, обозвал её распутницей и хулиганкой.


Не откладывая семейную проблему в долгий ящик, на следующий день Светлана отпросилась у заведующей пораньше и заявилась в массажный кабинет к Клаве.

Школьная подруга внимательно выслушала неудачницу, по старой дружбе стала бесплатно делать ей массаж воротничковой зоны, одновременно приговаривая:

- Не бери в голову, Светик. Но, если твой не клюнул на живую плоть, болезнь зашла далеко. Будем искоренять это зло нетрадиционными методами. У меня есть знакомая ворожея. Специалистка экстра-класса. Любую болезнь заговорит, предскажет будущее и вернёт мужика в исправном состоянии.

Клавдия проводила Свету со словами:

- Я надеюсь, на сей раз осечки не будет.

- Твоими бы устами! - ответила Кобылкина и заторопилась.

Найти дом колдуньи не составило труда, та жила недалеко от редакции, в которой работал Вадик.

Свете открыла дама, внешностью похожая больше на мужчину. На верхней губе топорщились короткие чёрные усики, а на подбородке торчали несколько длинных рыжих волосинок. Одета ведунья была в атласный яркий халат, подпоясанный широким алым поясом. Светлана подумала: "Не гермафродит ли?", и протянула хозяйке письмо. Та вальяжным движением руки взяла бумагу, прочитала и жестом пригласила в комнату.

- Я - Сивашинская Ада Львовна, предсказываю будущее, лечу любые болезни травами и заговорами, могу навести порчу, а могу и снять её, - не дав Свете открыть рот, заговорила басом знахарка, бросив веером на стол колоду игральных карт.

- Из твоих глаз идут невидимые лучи, которые мне говорят, что тебя зовут Светлана. У тебя есть муж и маленький ребёнок, скорее мальчик, чем девочка. У тебя тревожно на душе, тебя гложет какая-то боль, по всей видимости, у тебя не всё благополучно в отношениях с супругом. Не так ли, моя хорошая?

Ошарашенная услышанным, Кобылкина не сразу ответила гадалке:

- Да! Это так. Вы правы.

- Теперь сама расскажи о своих проблемах, а я послушаю, - попросила усатая чародейка.

Кобылкина рассказала ведьме о своих проблемах в интимной жизни.

- Я тебе дам один рецепт. Срежь ножницами по пучочку волос со своего лобка и с лобка мужа, потом сожги их в ступке. В пепел добавь немного помёта белой мыши. Тщательно растолки всё ступкой до порошка и добавь немного смеси в чай. Дай выпить супругу полученное приворотное средство и жди.

- И сколько ждать?

- Полчаса или час. Такое же время, какое проходит после выпитой таблетки до наступления облегчения. Смотри, Света, много снадобья не сыпь, не переборщи, а то оно будет действовать очень долго. А слишком хорошо - тоже нехорошо!

- Но, где я возьму какашки белой мыши. Может быть, от серой подойдут?

- Только от альбиноса. В том секрет и сила снадобья. Я тебе дам помёт за отдельную плату. Должна предупредить, что это довольно дорого.

- Согласна. Не в деньгах счастье, - глубокомысленно заключила пациентка.

Кобылкина рассчиталась и заторопилась домой применить новое волшебное средство.

Часов в десять вечера она обратила внимание, что муж лежит с закрытыми глазами, и подумала, что Вадим уснул. Кобылкина выключила телевизор и для надёжности позвала: "Вадииим?". В ответ молчание. "Спит. Пора!" Журналист же на самом деле притворился спящим, и не откликнулся на зов, так как подумал: "Опять приставать начнёт. Я - сплю".

Женщина тихонько взяла ножницы, подкралась, осторожно откинула одеяло и, приспустив семейные трусы, с лобка мужа отстригла клок волос.

Вадим открыл глаза, увидел в её руках ножницы и не на шутку перепугался:

- Света! Что случилось? Убери ножницы. Зачем ты волосы срезала? С ума сошла!

Кобылкина вздрогнула, не ожидая такого развития событий и ответила то, что первым пришло в голову:

- Вадик! Родной! Не беспокойся. Просто я решила взять у тебя немного волос и положить в конверт на память.

- Зачем?! Я на тот свет не собираюсь. И волосы срезают обычно у детей с головки, а не у мужиков с причинного места. Что-то я об этом ничего не слышал. Света, у тебя крыша едет. Последнее время я за тобой стал замечать странности. То ты проституткой вырядилась, то, на ночь глядя, полы моешь, а теперь вот... Моё терпение лопнуло! Завтра поедем к психиатру. Что ты волосы ухватила, как реликвию? Иди и выбрось их в мусорное ведро!

Света была упряма, поэтому волосы с лобка мужа бережно положила в ступку.

На следующий день, сожгла в ступке волосы, добавила в пепел сухой мышиный помёт, всё тщательно растолкла ступкой и высыпала приготовленную смесь в коробочку, которую спрятала в шкафу.

Во время ужина хозяйка заварила крепкий чай, и в бокал мужа добавила немного приворотного порошка.

- Что-то чай нынче горчит и чем-то палёным воняет? - отхлебнув пойло, заметил Вадим.

- Такой плохой чай продают нашего производства, - ответила Света, испугавшись, что её планы срываются.

- Надо индийский со слоном достать. Сделай мне, пожалуйста, кофе.

Светлана сварила в турочке молотый бразильский кофе, добавила в него снадобье, плеснула немного коньяку, добавила сахар и подала мужу. Журналист обожал кофе с коньяком.

Вадиму напиток понравился. Видно коньяк отбил горечь мышиного кала и жженых волос. Однако ожидаемого результата не последовало, муж ворочался, от кофеина долго не мог уснуть, но никаких посягательств на честь жены не произвел. Ночью ей приснился эротический кошмар с изнасилованиями. От ужаса Света проснулась и разбудила своим криком Вадима, который сказал:

- Света, надо психиатру!

Женщина уже и сама подумывала - не съезжает ли она с катушек, так что визит состоялся.

Специалист высокой квалификации Кудрявцева Ольга Васильевна внимательно посмотрела на пациентку и стала задавать глупые вопросы.

Наконец, врачиха улыбнулась и сказала: "Ничего страшного. Я Вам выпишу успокоительные таблетки. При возможности вместе с мужем съездите на море или в деревню. Больше гуляйте на свежем воздухе. Можете идти. Нет! Подождите минутку. Ответьте мне на один вопрос. С вашим маскарадом с красными одеждами и мытьём полов я Вас, как женщину понимаю. Но зачем стричь у мужа на лобке волосы?".

"Вадим ей всё сообщил", - подумала Светлана и вынуждена была объяснить своё странное поведение.

Ольга Васильевна ради приличия не стала смеяться, а взволнованному супругу сказала:

- Постарайтесь, Вадим Петрович, больше уделять внимания жене. Иначе Ваша супруга начнёт болеть неврастенией. И в конечном итоге Вы можете её потерять!

- Неужели так серьёзно, доктор? - спросил Кобылкин, ошеломлённый словами психиатра.

Дома всё пошло своим чередом, и в отношениях Светы и Вадима мало что изменилось. Правда, муж стал вежливее, но в постели был также пассивен. Казалось, что печальный конец был близок и неизбежен.

Как-то вечером Света подсела к сынишке, лепившему из пластилина различных зверушек. Вадим смотрел футбол, лёжа на диване. Мама о чём-то задумалась, машинально взяла кусок пластилина и стала мять его в руках. Неожиданно из стрессового состояния её вывел радостный крик сына:

- Мама! Мама! У тебя глибок получился!

Света посмотрела на свои руки и с ужасом увидела, что они держат вылепленный из пластилина большой мужской фаллос. Вова закричал:

- Мама! А почему глибок такой длинный? Папа! Папа! Посмотри, какой мама глиб вылепила!

Журналист нехотя отложил газету и посмотрел в сторону скульпторов. Увидев в руках жены эротическое произведение искусства, Вадик пришёл в неописуемое волнение, глаза его заблестели, и тело стала бить предательская дрожь. Муж возбудился до такой степени, что, уже почти не владея собой, запер бедного ребёнка в ванной комнате, подхватил Свету на руки, перенёс в спальню, бережно положил на кровать и стал срывать с неё одежды. Света не сопротивлялась, потому что давно ждала от мужа неистовых порывов, она только не понимала, почему так на супруга подействовал пластилиновый член.

Под вопли Вовика, не понимающего за что его наказал отец, родители стали заниматься любовью с такой страстью, какой не испытывали со времён медового месяца.

В семье Кобылкиных началась новая жизнь, закончились страдания и сомнения, супружеская пара стала исполнять супружеские обязанности не по принуждению, а в порывах страсти. Пришлось Вовика переселить в ванную комнату, соорудив там небольшой шалаш-вигвам и купив в магазине игрушек целое племя индейцев с луками.

Но любовь требовала эстетической подпитки, а поэтому Света и Вадим прикупили в магазине 10 коробок пластилина. Продавщица удивилась:

- Зачем так много?!

- Лепим бюст Мао Цзе Дуна, - нашёл, что ответить любопытной торговке журналист.

По вечерам родители лепили из пластилина мужские половые члены разных форм и размеров и в перерывах занимались любовью, а сын в ванне воевал с краснокожими. Дальше - больше! Вадим стал вырезать пенисы из дерева и лепить из глины, а Света зациклилась на пластилине. Когда в магазине добирали ящик этого податливого материала, продавщица не утерпела:

- Ну! Что? Вылепили вождя китайцев?

На это Света ответила:

- Уходит много материала, закажите ещё ящик!

Вскоре в квартире Кобылкиных была создана уникальная коллекция искусственных пенисов, которую супруги внимательно рассматривали перед тем, как лечь в постель. Любовные игры требовали разнообразия. Поэтому Вадим стал прикладывать фаллосы к интимному месту жены, долго разглядывал коллажи, а потом принёс с работы фотоаппарат и стал фотографировать Свету в обнажённом виде. При этом обязательно прикладывал к женскому половому органу пластилиновый или деревянный член, который иногда даже, предварительно протерев спиртом, вставлял во влагалище. Но и этого показалось супругам мало. Вадим принёс с работы штатив, стал применять автоспуск, и супруги стали фотографироваться вместе в разных позах, запечатлевая на плёнку моменты полового сношения, свои половые органы с приложением под разными ракурсами искусственных фаллосов.

Как-то вечером забежала в гости Клава. Увидев подругу, она всплеснула руками:

- А ты, Светик, похорошела. Цветёшь и пахнешь. Ворожея помогла?

Пришлось Светлане рассказать и о мышином помёте, и о походе к психиатру и, наконец, о чудодейственной силе пластилиновых членов.

- Покажи! - заинтересовалась массажистка.

- Хозяйка вытащила из шкафа картонный ящик из-под пылесоса, полный муляжей фаллосов, различных форм и размеров, изготовленных из разных материалов.

- Вот это да! Какие красавцы. На подосиновики похожи. Подари одного. Вот этого я возьму. Из глины. Надо же, как настоящий! А тебе взамен духи подарю.

- Тебе зачем? У тебя же с этим делом проблем не было?

- Что-то мой милок последнее время стал халтурить...

Довольная Перепёлкина завернула фаллос в газету и отправилась восвояси.

Лепка "грибков" так понравилась Кобылкиным, что они забыли об осторожности. Мы же порой забываем о том, что рядом с нами кроме хороших людей, живут завистники и кляузники.

На одной лестничной площадке с Кобылкиными проживала немолодая учительница математики Перегудова Тамара Петровна, которая иногда заходила к Свете за солью, а то и поболтать о житейских делах. Перегудова никогда замужем не была, и соседи поговаривали о том, что она ещё девочка, несмотря на свои сорок лет. Своей внешностью математичка была похожа на высушенную грушу. Вдобавок Тамара Петровна была очень строгих правил, и считала себя идеалом моральных устоев.

Однажды вечером Света возилась на кухне с курицей, с намерением порадовать мужа чахохбили, а Вовик играл с игрушками в зале. Ребёнок залез в шкаф и вытащил оттуда коробку с искусственными фаллосами. В представлении ребёнка это были грибки, которые он повытаскивал и расставил по всему полу.

Раздался роковой звонок. Света открыла двери и, увидев Тамару Петровну, сказала:

- Проходи, Тамарочка, в зал - я сейчас.

Учительница онемела от ужаса. На полу рядом с мальчиком она увидела такое..., что волосы у неё встали дыбом. Пуританка подумала, что она попала в притон для ненормальных людей. Старая дева в жизни никогда не зревшая живую мужскую плоть, увидев половые члены, в таком большом количестве и таких невероятных размеров, как ошпаренная выскочила из квартиры Кобылкиных.

- Куда же ты, Тамарочка? - успела крикнуть ей вслед хозяйка.

В дежурной части Дзержинского отдела милиции города Волгограда в 19-00 тревожно зазвонил телефон. Капитан Хабаров Михаил Фёдорович торопливым движением руки снял трубку. Визгливый женский голос, не представившись, доложил:

- Милиция! Тут такое! Срочно приезжайте по адресу Дубовая 18 квартира 12.

- Что случилось? Пожар? Убили кого? Успокойтесь гражданка. Назовите себя и скажите толком, что произошло?

- Здесь это... это... Как его? Порнография!

- Что? Какая ещё порнография. Притон? Насилуют кого-то?

- Я говорю, приезжайте - сами всё увидите!

Заявительница отключилась.

Хабаров недовольно положил трубку и выглянул в окошечко. На крыльце топтался, дымя сигаретой, участковый Сидоров Фёдор Матвеевич.

- Матвеевич! Иди сюда! Машина с опергруппой на квартирной краже. Прогуляйся пешочком. Тут недалеко.

Участковый на своих двоих потопал на место происшествия, а там в это время Кобылкина увидев на полу армаду пенисов, всплеснула руками:

- Вова, ты зачем это взял? Кто тебе разрешил?

- Вот, мама, глибоськи какие больсие. Как у папы пися.

Света шлёпнула шалунишку по попке, торопливо собрала "подосиновики" в коробку и спрятала в шкаф. Один гриб из пластилина солидных размеров случайно остался лежать под стулом.

В это время пришёл участковый. Кобылкина открыла дверь. Сидоров представился, поздоровался, погладил по голове подвернувшегося под руку мальчугана, снял форменную фуражку, разгладил ладонью волосы, после чего спросил:

- Что у вас тут случилось?

- Ничего не случилось, - недоумённо ответила хозяйка.

- А почему соседи звонили?

- Не знаю!

- А там глибоськи, дядя. Я иглал, а мама заблала! - сообщил участковому ребёнок и потянул дядю за руку в зал.

- Пойдём, посмотрим, что там у вас? - сказал Фёдор Матвеевич.

Вова полез под стул, взял "глибок" и подал дяде. Сидоров взял в руки пластилиновый фаллос и молча сунул в левый карман брюк. За долгие годы работы в органах он ещё не встречался с такими поделками местных умельцев.

- Смори-ка! Как настоящий! Где ты его взял, Матвеевич? - поинтересовался у участкового Хабаров.

- В квартире этой гражданки, - указав на Кобылкину, ответил участковый уполномоченный.

Света, которую Матвеевич привел с собой, стыдливо опустила глаза, готовая вот-вот расплакаться.

Михаил Фёдорович позвонил начальнику следственного отделения Хахалеву:

- Борис Николаевич! Тут такое дело. Сидоров женщину привёл. Кобылкину Светлану Юрьевну и половой член принёс.

- Опять членовредительство?!

- Нет! Член искусственный. Муляж.

- Как это? Что она искусственный половой член у мужа отрезала? Это что-то новое!

- Нет же, просто участковый у неё в квартире нашёл этот сделанный из пластилина половой член. Это же пахнет порнографией. Ты лучше меня всю уголовную казуистику знаешь.

- Веди гражданку ко мне!

- А член?

- Пришей себе. Второй будет. Конечно, вещественное доказательство необходимо изъять и обеспечить сохранность. Что ты спрашиваешь?!


Начальник следственного отделения, решив, что это дело деликатное, поручил его следователю Мелиховой Раисе Ивановне.В 70-х годах в Советском Союзе не было секса, хотя в городском саду после танцев ночью под каждым кустом возились парочки. Чем они занимались? Родное государство не желало знать.

Не было у нас и пресловутой порнографии, как явления буржуазного. Однако была статья 228 в уголовном кодексе за изготовление и сбыт порнографических предметов. В то же время не было чёткого понятия порнографии. Это считалось происками капиталистов, спустивших моральные ценности в унитаз. И пока учёные мужи писали монографии и спорили о том, чем отличается порнография от эротики, правительство отдало этот вопрос на откуп следователей и судей, полагаясь на их профессиональную интуицию. А между тем ответственность за порнографию, как за разбой и грабёж, была весьма суровой.

Следователь Мелихова воспитана была советской школой, в моральном отношении была устойчива, а поэтому изготовление полового члена мужчины из детского пластилина посчитала верхом цинизма злого умысла. Но это были невинные цветочки в облике "подосиновика". Ягодки будут впереди, и от них добропорядочная Раиса Ивановна придёт в неописуемый ужас.

Когда сыщица выехала на место происшествия, чтобы сделать обыск, и открыла дверцу шкафа, ее взору предстал целый ящик предметов, похожих на грибы.

- Выполнено мастерски. Видны даже вены, - похвалил предметы искусства один из понятых.

А в книжном шкафу следователь наткнулась на альбом с порнографическими фотографиями, на которых позировали супруги Кобылкины при совершении половых актов в таких замысловатых позах, о каких она даже не догадывалась.

Раиса Ивановна задержала Кобылкину Свету на трое суток и поместила её в камеру предварительного заключения. Мелихова уже собралась идти домой, решив мужа Светы вызвать на завтра. Но дверь её кабинета распахнулась, в комнату влетел возбуждённый взъерошенный Вадим, который стал кричать:

- Как вы смеете?! Почему обыск без санкции прокурора! Сейчас не 37-й год! Завтра о вашем самоуправстве узнает весь город!

- Когда будете писать статью о моих действиях, не забудьте приложить пикантные фотографии, - ответила Раиса весьма язвительно.

- Какие фотографии?

- Те, что мы при обыске изъяли.

- Это наше личное дело. Вы не имеете права вмешиваться в личную жизнь! Это самоуправство! Это...

- Порнография, - продолжила следователь. - Дорогой мой, журналист, это преступление. И за него ваш преступный супружеский дуэт понесет наказание по всей строгости закона.

- Я найду на Вас управу! Сейчас же выпустите жену!

Мелихова сняла трубку и позвонила дежурному:

- Хабаров. Тут у меня один гражданин права качает. Муж задержанной гражданки Кобылкиной. Приди с помощником и забери крикуна. Куда девать? В камеру!... К какой жене? Ты что? С ума спятил?! В другую камеру. Протокол через пять минут занесу.

Через минуту появились дежурный с помощником, взяли бедного Вадима под белы рученьки и потащили на нары. Бедняга успел лишь крикнуть Раисе Ивановне на прощанье:

- Вот у Вас как?! Пять минут, и честный человек в камере! Это вам аукнется!

На следующий день Раиса Ивановна пришла на работу в обычное время и с удивлением обнаружила, что к её кабинету выстроилась очередь из любопытных сотрудников, пожелавших видеть необычные вещественные доказательства. Впереди всех стояла уборщица баба Катя, которая пришла на работу раньше всех и раньше всех заняла очередь.

- Сегодня показа не будет. Все по рабочим местам! - заявила следователь сотрудникам. Те недовольно загудели пчелиным роем, но потихоньку стали расходиться. По просьбе Мелиховой начальник следственного отделения Хахалев Борис Николаевич выставил перед её кабинетом пост в лице сержанта Котова, который благодаря своему статусу надеялся попасть в кабинет и посмотреть то, что недоступно другим. Однако, вышел полный облом. Строгая Мелихова дальше порога своего кабинета часового не пускала.

На третьи сутки истекал срок задержания любителей порнографии, и Мелихова, поехала к прокурору. Ящик с вещественными доказательствами тащить с собой не стала, посчитав, что достаточно парочки шокирующих фото.

Прокурор района Исаев Юрий Семёнович встретил следователя радушно:

- А-а-а! Серые шинели приехали?! Проходите.

- Вот приехала просить санкцию на арест супругов Кобылкиных...

- Что натворили?

- Обвиняются в порнографии. Изготавливали предметы непристойного характера. Вот посмотрите, товарищ прокурор, - Раиса Ивановна решила зайти со старшего козыря и протянула Исаеву пачку фотографий.

Прокурор даже с нескрываемым интересом просмотрел картинки и сказал:

- М-да! Любопытные снимки! Что-то такого в своей практике не припомню. И что? Кобылкины эти предметы на рынке продавали, или в поездах через немых сбывали?

- Нет, Юрий Семёнович! Эти..., как бы это помягче сказать, штучки тлетворного влияния Запада обвиняемые делали для себя, любовались ими и применяли, как вспомогательный материал, при совершении половых актов. Однако имел место один случай сбыта...

- Какой же?

- Свидетель Перепелкина Клавдия, школьная подруга Светланы Кобылкиной, на допросе показала, что обвиняемая сбыла ей один искусственный половой орган за флакон французских духов.

- И что же?

- Она призналась, что вводила фаллос в своё влагалище!

- Какой ужас! И что? После этого Перепелкина забеременела?

- Юрий Семёнович! Вы всё шутите, а дело серьёзное. Исключительный цинизм.

Прокурор внимательно прочитал уголовное дело, побеседовал с задержанными и пришёл к выводу, что в их действиях формально содержится состав преступления. Но по сути дела Кобылкины никому вреда не причинили, а единственный случай обмена фаллоса на флакончик духов не может расцениваться, как сбыт порнографии. И Юрий Семёнович размашистым почерком написал: "В санкции на арест отказать". Прокурор в отличие от следователя читал Камасутру, и даже бывал в Эрмитаже. Отправить за решётку супружескую пару за лепку интимного органа человека и фривольные фотографии посчитал нецелесообразным.

- Раньше не замечала Вас в таком либерализме, - съязвила Раиса Ивановна.

И выпустила "порнографов" на свободу.

Когда Вадим со Светой зашли в свою квартиру, навстречу им с радостным криком бросился Вовка, который совсем заскучал. На кухне чинно сидела и прихлёбывала из блюдечка горячий чай тёща журналиста Ираида Карповна. Она не бросилась с объятьями к зятю и дочке:

- Думала - не отпустят. - она без предисловий стала упрекать, - Вы до чего это додумались, бесстыдники!? Мы с Мишенькой, твоим отцом, Света, царство ему небесное, об этом и подумать не могли, чтобы такими художествами заниматься.

Света смущённо поджала губы, и тихо сказала:

- Клавка уже разболтала, дрянь такая!

- Так я же все глаза выплакала. Клава успокоила меня, сказала, что ничего страшного не случилось, и рассказала про ваши изобретения. На кой ляд оно вам понадобилось?

- Мама! Эти времена прошли, чтобы ни о чем не думать, кроме как по сеновалам детей строгать..., - тоном революционера заметил Вадим.

- Мы-то, зятёк, детей строгали, а ты чего настрогал? - перебила его тёща. - За свою строганину в тюрьму угодил, и ещё неизвестно, чем дело кончится.


А следователь Мелихова горела желанием довести начатое до логического конца. Она предложила направить материалы в товарищеский суд. Однако, и прокурор оказался упрямым и снова написал на заключении: "Не утверждаю. Дело прекратить вследствие изменения обстановки".

Раиса Ивановна возмутилась - позвонила прокурору:

- Юрий Семёнович! Состав преступления налицо. Обвиняемые сознались. Улик - вагон! Почему прекратить вследствие изменения обстановки? Что, у нас сексуальная революция случилась?

- Не случилась, но уже не за горами. Нутром чую, Рая, будут над нами смеяться.

И потом, это же не суд будет, а цирк - вернее... Порноспектакль. Мы с тобой на таком суде вроде как сами будем распространять и афишировать порно! Заметила, небось, какими горящими глазами на твою доказательную базу взирает народ?!


(Рассказ основан на реальных событиях. Фамилии персонажей изменены).


© Владимир СОКОЛОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!