Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Женские слезы

- Свадьба без хорошего мордобоя - дурная примета...


Женские слезы

- Какая шикарная пара Мария и Диего. - Говорили (пусть себе и не все) жители крошечного южного городка.

Широкобедрая хохотушка Мария Санчес и доброжелательный крепыш Педро Диас и впрямь - идеальная пара.

- Ну и правильно. - Одобрили люди поселка весть о предстоящей свадьбе Марии и Диего.

Торжественный вечер, несмотря на стесненность в средствах, отгрохали по первому разряду.

В белом подвенечном (занятом у важной сеньоры Фриды Мароны) платье Мария выглядела сказочной феей. В черном смокинге (одолженном жениху знатным сеньором Алехандро Гармонном) Диего напоминал актера из soap opera...

Торжественный ужин проходил на открытом воздухе, на берегу лазурного залива.

Столы ломились от чилакилы, томатной пасты, гуакомоле и обжаренных, завернутых в тортильяс, полосок курицы. Овеянная легендами текила лилась в стаканы и рюмки рекой. Зажигательные аккорды самбо, румба и прочих ча-ча-ча заглушали морской прибой. К полуночи в разгар веселья на церемонию явились (красавцы как на подбор) рыбаки из соседнего поселка. В округе их называли морскими дьяволами. Незамужние сеньориты эротично заколыхали мощными задами. Падкие до женских прелестей дьяволы бесцеремонно запустили свои крепкие мозолистые ладони дамам (также и замужним) под юбки. Послышались испуганные вскрики добропорядочных сеньорит. Зазвучала неприличная брань оскорбленных сеньоров, а кое-где даже засверкали, отражая лучи восходящего солнца, грозные мачете. Не будь на свадьбе Пабло (шериф округа) с его крупнокалиберной винтовкой, то непременно быть обильному кровопролитию.

Морским дьяволам по большому счету было все одно, что рыбьи внутренности вспарывать, что людские.

- А ну тихо мне, дьяволы, а не то выпущу вам кишки! - Для убедительности слов Пабло потряс своим грозным оружием.

- Неправильно ведешь себя, босс, - сказал (указав на приведенный аргумент) предводитель дьяволов Альфонсе Красавчик.

- Свадьба без хорошего мордобоя - дурная примета.

- А без трупа - так и вовсе беда, - захихикала предводительская шестерка Акула Хуан.

- Давайте, плывите к своему берегу... бесовское отродье.

- Будь, по-твоему, босс...

Морские дьяволы, горланя рыбацкие песни, отправились в свои лачуги...

- А дьяволы правы, - сказал (изгнанный в свое время из дьявольской компании) известный бабник и бездельник Санчо Шакал.

- В чем? - Поинтересовалась его жена Кончита.

- Свадьба без выбитых зубов - дурная примета. - Сказав это Санчес (пугая округу) громко захрапел.


И Красавчик, и Шакал оказались правы.


Минул год. Прошел второй, как Мария и Диего, стали мужем и женой, и как-то на прямой вопрос своего отца Альфонса - Бедолаги:

- Когда же вы мне подарите внука, сынок?

Диего отведя взгляд, ответил:

- Может быть и никогда, отец.

- Что значит - может быть?

- Да потому, что Мария бесплодна.

- Как бесплодна? Не может быть. Ведь ее мать родила восьмерых детей и у всех у них тоже есть дети, а Мария вдруг бесплодна? Чепуха! Наверное, ты плохо работаешь, сынок?

- Нет, отец, я работаю хорошо. Проблема не во мне, а в Марии.

- Может быть, сходить к старому колдуну Рамиресу? - Предложил старый Альфонсо.

- Мы уже ходили и к Рамиресу, и к ведьме Хуане и к кому мы только не ходили, отец.

- И что они сказали?

- Рамирес и хромая колдунья ничего не сказали, а Хуана заявила, что на Марии лежит проклятие.

- Ну, так нужно его снять.

- Хуана, сказала, что снять его не возможно, но Марию можно вылечить в больнице у гринго.

- Старая карга Хуана дело знает, сынок, - сказал на это Альфонсо. - Если она говорит нужно ехать, значит нужно ехать.

Диего похлопал себя по пустым карманам:

- А за какие песо, отец?

- Я помогу тебе устроиться в порт...

- И что...

- Ничего. Поработаешь какое-то время. Осмотришься. Найдешь пароход, что плывет к гринго. Спрячешься на нем и поплывешь.

- А если меня найдут на пароходе?

- Нужно спрятаться так, чтоб не нашли.

- Хорошо, допустим. Спрячусь, приплыву и что я там стану делать?..

- Как что - работать. Скопишь деньжат и вызовешь Марию.

- Даже, если я устроюсь, мне все равно таких денег, что нужны для операции, не заработать.

- Гринго, сынок, - сказал Альфонсо, погладив свои некогда смоляные, Милосердные люди... они помогут.


* * *

- Не уезжай, Диего. Умоляю тебя, не покидай меня. - запричитала, заламывая руки, Мария. - Не оставляй меня одну на этом свете.

- Что ты плачешь по мне, как по покойнику, Мария. - Нежно прижав жену, сказал Диего. - Ведь мы скоро увидимся. Через год, максимум два.

- Два года без моего Диего. Я не переживу.

- Успокойся, милая, - целуя руки Марии, ласково произнес Диего. - Два года - это ерунда. Ты даже и не заметишь, как они пролетят!

- Не уезжай, Диего. Не уезжай...

- Хорошо, я не поеду, - Диего надулся, точно мышь на крупу, и отолкунул от себя молодую супругу, - я не поеду. Я останусь рядом с тобой, и ты никогда не родишь мне сына. А может, ты просто договорилась с Хуаной, и водите меня за нос!? Может, ты просто не хочешь, портить свою фигуру, как теперешние сеньоры, и поэтому не хочешь рожать мне сына?

- Как ты так можешь говорить! - Мария горько заплакала.

- Тогда у нас не другого выхода, Мария. - Диего ласково погладил жену по ее густым волосам. - У нас нет вариантов, моя любимая. Нет...

- Но можно сходить еще к старухе Изауре, что живет на змеиной горе?

- Мария, ты помнишь, что сказала ведьма Хуана? А она куда - как сильней твоей этой Изауры.

- Ты думаешь, что врачи гринго смогут что-то сделать?

- Не знаю, но упускать этот шанс нельзя.

- Хорошо, поезжай, - Мария нежно прижалась к Диеговой груди.

В последнюю ночь перед отъездом они долго не могли уснуть. Мария щупала мужа, Диего смеялся от прикосновений и спрашивал:

- Зачем ты это делаешь, Мария. Мне щекотно.

Мария (с непередаваемой нежностью в голосе) отвечала.

- Хочу запомнить тебя всего от макушки до пяток.

- Но мы ведь скоро увидимся, Мария. Очень скоро.

- Через несколько лет ты уже будешь не таким, как сегодня, - сменив нежность на грусть, ответила Мария.


* * *

Последний ящик был занесен в холодильную установку сухогруза имени "Александра Морозова" Судовой инженер-электрик Василий Лобов, убедившись, что все погружено, как нужно, а холодильная система работает, как швейцарские часы, пошел к капитану на доклад.

- Разрешите, товарищ капитан?

- Валяй электричество... докладывай. - Не отрываясь от бумаг, ответил ему капитан судна Игорь Николаевич Мокрый.

- Ящики загружены. Холодильная система в идеальном состоянии.

- В идеальном?

- Идеальнейшем. - Прибег к превосходной степени инженер электрик.

- Ну, смотри, "электричество", если что головой ответишь. Груз то сам понимаешь - стратегический.

- С каких это пор бананы стали стратегическим грузом?

Капитан захлопнул папку с бумагами и устремил свои пронзительные черные глаза на Лобова. - С каких надо... с таких и стали! Понял?..

- Тогда иди, работай и запомни, если, что в пути случится, ответишь головой.

- А если не случится?

- Готовь грудь к медали, а карман к премии.

- Ясно. Разрешите идти?

- Иди. Иди. Работай.

Капитан сделал несколько приседаний и вновь открыл папку с бумагами.


* * *

Вечером по поводу удачной сделки в посольстве был организован торжественный ужин. Водка лилась из бутылок, что твой Ниагарский водопад. Синеватым отливом полыхала осетровая икра. Интимно розовела пастрома. Призывно вздевали свои дымящиеся грудки жареные куры. Красочными холмами возвышались гроздья винограда. Красные, размеров с кавун, яблоки так и просились в рот.

"Ну-ка съешь меня, дружок" Призывали диковинные манго и сказочные папайя.

Когда вечер вошел в пике и в стороне остался международный этикет и дипломатические выкрутасы, капитан, вытерев салфеткой жирные губы, сказал.

- А ну, Лобов, спой нам. - И капитан треснувшим тенором завел. - "Эх, мороз, мороз"

- Буд сделано, - заверил его инженер-электрик.

Василий подошел к фортепьяно, взял аккорд и прочувствованным баритоном запел:

"Море встает за волной волна.

А за спиной спина..."

Исполнение понравилось, и нетрезвый консул, рванув на себе дорогую рубаху, сказал:

- Проси чего хочешь, товарищ. Бо потешил. Ой, потешил! Я ведь тоже бывший флотский. Проси, моряк, проси.

- Товарищ консул, а можно мне позвонить жене домой?

- Валяй! Телефон там.

Консул указал на приоткрытую дверь.


...Василий набрал номер и приготовился к длительному соединению, но после третьего гудка он неожиданно услышал знакомый голос жены.

- Алла, ты?

- Василий, ты что-ли?

- Разумеется!

- А ты что уже приехал?

- Нет.

- Откуда же ты тогда звонишь?

- Из-за океана.

- Ух, ты, а слышимость, словно ты из соседней телефонной будки.

- Ну, так посольская связь. От самого консула звоню. За песню премировал!

- Какую песню?

- За морскую.

- Ты когда дома будешь, морской ты мой.

- Через недельки две жди, - Василий сделал паузу. - И с подарком.

- Коралловыми бусами?

- Какими бусами?

- Коралловыми... ну как в песне...

"Привези, привези мне коралловые бусы.

Мне коралловые бусы из-за моря привези"

- Ал, да ты что... какие бусы. Бери выше. Шубку помнишь.

В трубке возникла значительная пауза:

- Ту, что в витрине "Березки"?

- Ну, да.

- Помню и что?

- То, что мы ее возьмем!

- Кому?

- Ну, не мне же!

- А кому?

- Ал, ну ты даешь, мать? Кому. Кому. Не дяде же в пальто. Ты же у меня одна жена и, причем любимая! Значит, для тебя и возьмем.

- Вася, Василек! Василечик. Правда?

- А то?!

- Васька, я тебя обожаю!

- Хотелось бы только не на словах. - строгим (хотя на все сто доверял своей голосистой рыжей Аллке) голосом сказал Василий.

- Вася! Василек! Да, я только тебя, моего Василька и лю...

Вместо оставшихся букв из трубки раздались пронзительные гудки.

В. Лобов положил трубку на рычажок и вышел в банкетный зал...


* * *

Диего услыхал как хлопнула дверь и бригадир грузчиков крикнул "Баста!".. Диего остался один на небольшом пятачке. Диего осветил фонариком пятачок. Снял пиджак. Аккуратно постелил его между ящиками. Лег и вскоре не так от усталости, как от волнений задремал. Проснулся он от шума винтовых лопастей и небольшой качки.

- Значит, пока я спал корабль вышел в море.

"Беглец" встал на ноги. Вскрыл ножом ящик и достал апельсин:

- От голода не умру.

Пытаясь очистить кожуру, подумал Диего. Однако сделать этого ему не удалось Кожура не поддавалась не пальцам, не зубам, не даже ножу. Диего посветил на фрукт фонариком и чуть не лишился чувств. В руках у него граната.

- Святая Мадонна, а я то себе все время думал отчего это апельсины такие тяжелые, а оно вон что выходит. Если меня здесь поймают, мне не жить!

Беглец забился между ящиками и принялся умолять всех известных ему святых о спасении. В молитве прошел час, другой, третий и вдруг Диего почувствовал, что замерзает. Хотя никогда прежде не испытывал этого чувства. В их местности температура даже в самые холодные дни так низко не опускалась. Диего натянул на плечи пиджак.

Ха-ха-ха-ха и еще тысячу раз ха-ха!

При такой температуре нужен был не тощий пиджачок, а солидный тулуп. Но бедный беглец и понятия не имел о существовании такой одежды.

- Бр, бр, Санта - Мария, как холодно. - Диего запахнул пиджак и начал (пытаясь таким образом согреться) прыгать. Минут через пять стало немного теплее, но стоило Диего только на минуту присесть, как холод вновь набрасывался на него.

- Святая Мадонна...

У меня не хватит сил так прыгать до страны гринго... и потом эти гранаты... нужно пойти поискать другое помещение.

Черт подери, какое другое помещение. Ведь выбраться отсюда не смог бы даже и святой Франциск!

- Мне конец. - Подумал Диего, но тут же приказал себе. - Нужно терпеть. Стиснуть зубы и терпеть. Ради Марии и моего будущего сына выдержать!

Беглец принялся прыгать, но холод не уходил. Он остановился и посмотрел на часы. Стрелки показывали глубокую ночь.

- Пока ночь и вся команда спит. Можно развести небольшой костер и погреться.

А гранаты, да черт с ними. Другого выхода нет.

Диего принялся рвать ящики. Сложив добытую бумагу шалашиком, он щелкнул зажигалкой. Костер разгораться не хотел: дымил, вонял, чихал, трещал, наконец, появился слабый огонек. Потихоньку он стал набирать силу и вскоре превратился в небольшой кострец. Тело разомлело от тепла. Диего лег чуть поодаль от костра и принялся глядеть на весело отплясыющее румбу пламя. В этой пляске Диего виделась теплая и счастливая жизнь, что ждет его всего через каких- то несколько дней - в стране гринго.

- Ради этой жизни. Ради своей Марии. Я выдержу. Я вытерплю. Я обязательно доплыву.


* * *

На бортовом табло вспыхнула красная лампочка. Это могло означать только одно. Пожар в холодильной установке.

- Подымай команду. - Приказал дежурный по кораблю, своему помощнику.

Корабль огласила пронзительная сирена. С мачты спорхнули спящие альбатросы и устремились к берегам лежащих по близости тропических островов.

У холодильника Василия Лобов встретил капитан:

- Ах, твою электрика мать, ты же мне говорил, что все в порядке. Ты понимаешь Ёкарный ты Днепрогес, что весь холодильник забит гранатами, минами... ты представляешь, что будет, если они взорвутся. Тут на хер не то, что мы накроемся медным тазом, ту все близлежащие острова в море уйдут.

- Как гранаты? Вы же говорили бананы, товарищ капитан!

- Я сказал бананы? Я сказал тебе, стратегический груз, а про бананы это уже ты сам, "электричество", придумал. Короче быстро что-то делай. Чтобы мне через пять минут огонь был потушен.

- Да нет там огня, товарищ капитан. Дым, да есть.

- Где же, ты, электричество, видел дым без огня?

- Ну, огонь, разумеется, был, но его давно уже потушила противопожарная система.

- Так там на хер все водой зальет. Гранаты заржавеют?

- Ничего там не заржавеет. Все тушится газом.

- А откуда он там ваще взялся?

- Кто?

- Огонь, ёкарная ты Братская ГРЭС!

- Вот так с кондачка не скажешь, может замыкание. Может еще что.

- Давай туда и выясняй.

- Сейчас выясним. Эй, на палубе. Откройте люк в холодильник.

Когда люк открыли. Он надел противогаз. Спрыгнул на ящики и пошел, чуть пригнувшись, осматривать помещение. Вскоре наткнулся на небольшой пятачок и, осветив его фонариков, увидел скрюченное мужское тело.

- Даа, не было печали, так черти подогнали...

- Ну, что там. - Заглядывая в лягушачьи глаза противогаза, поинтересовался капитан.

- Жмур. - Снимая маску, ответил Лобов.

- Какой жмур?

- Обычный.

- Как он туда попал, ёкарный Гондурас?

- Откуда знаю?

- А кто должен знать. Александр Матросов? Ты же у нас ответственный за холодильник.

- Ну, я.

- Ну, так и отвечай.

- Я думаю, что он один из портовых грузчиков. Спрятался в холодильнике. Замерз, развел костер. Сработала пожарная защита. Короче, нужно возвращаться заправлять газом систему, ну и заодно сдать труп.

- Ты мне тут приказы не давай. - Одернул его капитан. - А выполняй мои... понятно?

- Понятно.

- Ну, раз понятно иди и пиши объяснительную записку.

Инженер-электрик побрел к себе в каюту. Путь его проходил мимо камбуза.

- Кранты электрику, - сказал посудомойщику кок.

Капитан поднялся в рубку и отдал приказ:

- Так, разворачиваем судно.

- Куда, товарищ капитан?

- На кудыкину гору.

- А точнее.

- В ближайший порт. Но дружественной нам страны.

- На Лумумбу что - ли? Так до нее чесать и чесать.

- Значит, будем чесать. Выполняй.

- Есть, товарищ капитан.

Раздался, вспугнувший стайку пестрых рыб, натужный судовой гудок. Судно, сделав большой полукруг, легло на новый курс...

В порту дружественной банановой республики судно встретил консул.

- Что за тело? Установили? - Поинтересовался он у капитана.

- Ни как нет, товарищ консул. Документов у него при себе не было.

- А где же он сел на корабль?

- Я думаю, что в последнем порту... ну где мы перегружали стратегический груз...

- Так может он того? - Консул побледнел. - Лазутчик. Может уже ЦРУ знает, что за бананы вы перевозите?

- Да, нет, - капитан обратился к консулу по имени отчеству, - Иван Иванович никакой он не шпион. На вид натуральный Гондурас.

- А куда же он собирался плыть?

- А хер его знает. Может корабль, попутал... они же все безграмотные, гондурасы эти.

- Но хорошо, если попутал. Это хорошо, а то смотри у меня, - консул потряс емким кулаком перед испуганным лицом капитана. - Иди, давай, работай...

Консул развернулся и пошел в свою машину.

- А что с телом делать? - Поинтересовался капитан.

Консул не оборачиваясь, ответил:

- Сдашь местной полиции. Они разберутся. Выполняй.

- Есть. - Капитан козырнул консульской спине. Развернулся, и точно первогодка юнга, побежал на судно.

К вечеру в капитанскую каюту явился полицейский наряд.

- Где он? Коротко (на родном языке капитана) спросил старший офицер.

- Вот. - Капитан указал в сторону накрытого брезентом труппа.

- Бери его ребята. - Приказал старший.

- Куда с брезентом - это же государственное имущество. - Возмутился капитан.

- Что ж нам его голого нести? Хотите, чтобы завтра по ВВС передали, что в порту Лумумбы полиция расправились с забастовщиками?

- Берите, мать вашу гондурасскую за ногу. Так и быть спишу на шторм.

Полицейский наряд доставил труп в крематорий.

- Разберись. - Приказал служителю (пожилому человеку) старший офицер.

- Кто это?

- Тебе какая разница, старый?

- Ну, все-таки божья душа. Молитву прочесть...

- А ты читай без имени. Бог все равно знает, чья душа перед ним, - сказал старший офицер, и запер за собой дверь.

- Какой же ты синий, - развернув труп, сказал служитель крематория. - Давай прочтем за синюю душу.

Служитель принялся читать заупокойную молитву. Закончив, он погрузил тело на коляску. Распахнул дверь жарко гудящей печи. Толкнул тележку по наклонному рельсу, постукивая на стыках, она побежала на встречу красноватому пламени. Когда служитель (огромным багром) вытащил ее обратно, то на ней ничего, чтобы напоминало Диего - Синего, не было. Так, копоть, да сажа.


* * *

Неполадку устранили. Во второй половине дня судно вышло в море и направилось к родным берегам.

Вечерело. Солнце уже почти скрылось в теплых водах.

Инженер Лобов вышел из каюты на палубу. Закурил и перегнулся через ограждение. Кругом, куда не взгляни, простирался океан. Зеленоватые волны его слегка трепали многотонное судно. Стая остроносых рыб безуспешно пыталась обогнать быстроходный корабль.

Все вокруг дышало теплом и счастьем. Живи и радуйся. Да как радоваться, когда о твою душу точат когти саблезубые тигры!

- Что меня ждет дома. В лучшем случае спишут с корабля. В худшем посадят. Пожар в холодильнике, да еще и с гранатами - тебе не хухры - мухры. И, потом, что я скажу Аллке? Я же обещал ей песцовую шубу...

Нет, домой мне нельзя!

Инженер электрик щелчком отправил окурок далеко в океан и вернулся в каюту. Как только зашло солнце, и быстрые южные сумерки превратились в ночь, В. Лобов вышел на палубу. Теперь на инженере вместо брюк и сорочки был надет синий, опоясанный спасательным жилетом, тренировочный костюм. Обжигая пятки о нагретую солнцем палубу, инженер быстро подбежал к рейлингам. Надел ласты, что торчали у него из подмышки. Перелез через ограждение и прыгнул в воду. Теплые соленые океанские воды сомкнулись над его головой. Однако спасательный жилет быстро выбросил его на поверхность океана.

- Если меня до утра не хватятся то до берега я, пожалуй, доплыву, ну, а если хватятся, то... Лучше об этом не думать.

В. Лобов, сильно загребая, поплыл в направление, мерцавшего спасительными огнями, берега.

Каждых тридцать минут он делал минутные паузы. Лобов ложился на спину и глядел на звездное небо. Нигде и никогда не видел он такого восхитительного неба. Оно казалось живым. Даже вспомнилось хрестоматийное - "И звезда с звездою говорит" Иногда тишину нарушали тяжелые вздохи - это дышал океан, и от вздохов этих холодела душа.

- Помилуй меня, океан, - умолял бескрайнюю, бездонную стихию Василий Лобов - Помилуй.

И вновь сильно загребая, плыл в направление то исчезающих, то вновь возникающих огней прибрежного города. Вскоре ноги Василия уперлись в песочное дно. Инженер снял ласты и пошел к берегу.

- Благодарю тебя океан за то, что пощадил меня!

Обессиленный Василий рухнул на песок и крепко заснул.

- Oye quien eres? - Спросил, сильно толкнув кованым ботинком, Василия в бок мужской голос.

Инженер - электрик открыл глаза и увидел перед собой, одетых в зеленную военную форму, людей.

- I'm Vasili Lobov. Electrical engineer from the Soviet ship Aleksandr Matrosov.

Василия доставили в полицейский участок. Допросили. Попросили расписаться и сказав:

- Gracias. - Заперли в темной сырой камере.

- Мне конец. - Подумал Василий. - Сейчас приедет наш консул и отправит меня прямиком на Колыму.

Но Василий к счастью ошибся.

Консул действительно явился. Только это был не чиновник "Империи зла" а представитель "Государства добра".


* * *

Примерно через месяц состоялось заседание иммиграционной комиссии.

- Мы рассмотрели ваше дело. - Хлопнув рукой по папке с бумагами, сказал председатель комиссии. - И хотим сказать WELCOME to our country, Mr. Lobov.


С этого дня началась борьба, изнурительная борьба за становление на новой Земле. Но не было ни одной минуты, чтобы Василий не думал о своей Алке.

- Вот стану на ноги, заведу собственную компанию. Вызову Алку и куплю ей тысячу шуб...

И такое время пришло, а как оно могло не придти, когда его так жадно, так искренне призывал Василий Лобов.

Открытие новой фирмы "Vasсcorporation" совпало с распадом "Evil empire" и выходом в новой стране (возникшей на ее обломках) закона о воссоединении семей.

С новой шубой в руках встречал Василий Аллу в аэропорту.

- Васька, я тебя обожаю! Закутавшись в теплую нежную шубку, проворковала Алла и страстным поцелуем впилась в уста Василия. Ночь была бурной.


* * *

Минул год. Прошел второй. Завязался третий, а Мария не получила от Диего весточки. Где и у кого только не интересовалась Мария о судьбе своего любимого Диего.

В "где" только пожимали плечами.

А на вопрос "Что же мне делать".

Отвечали.

- Подавать запрос.

Сколько их подала Мария ох-хо-хо! - не сосчитать.

"Кто" имеются в виду, кто приезжали в гости из страны гринго в родной край, на вопрос Марии:

- Не встречали - ли вы там Диего?

Ультимативно заявляли:

- Нет!

Как-то в учреждении, в котором Мария писала очередной запрос, к ней подошел респектабельный сеньор.

- У сеньоры проблемы, - поинтересовался (при этом лицо его озарила обаятельнейшая улыбка) сеньор.

- Да. - Коротко ответила Мария и заплакала.

- Ну, что вы. Не нужно плакать. Такой красивой сеньоре это не к лицу. Вытрите слезы с ваших восхитительных глаз и поверьте мне сеньору Лучиано, что всякая проблема имеет решение. Расскажите мне о ней, и может вместе нам удастся ее разрешить?

Сеньор Лучиано произвел на Марию самое благоприятно впечатления.

- Давайте пройдем в скверик, - предложила Мария, - здесь очень душно.

- С удовольствием.

Они вошли в скверик. Сели на расположенную, под кроной огромного платана, скамейку.

Мария, вытерев слезы, начала рассказ:

- Три года тому назад в страну гринго уехал мой муж Диего, с тех пор я писала запросы. Спрашивала о нем у живущих в стране гринго, знакомых, но никто не знает где мой Диего.

- Вам нужно поехать туда самой. - Положив, Марии руку на колено, сказал сеньор Лучиано.

- Куда?

- В страну Гринго.

- Но как я туда попаду, когда у меня нет ни денег, ни визы. Как?

Сеньор Лучиано достал из коробки сигару, долго молча заминал ее в своих красивых пальцах. Затем вытащил усыпанную бриллиантами зажигалку. Выпустил дым и решительно заверил:

- Я помогу вам.

- Ах! - воскликнула Мария и схватилась за сердце. - Неужели это правда.

- Не нужно так волноваться, сеньора. Не дай Бог с вами случится инфаркт, а вы мне нужны живой. И так у меня есть к вам предложение. Вы слышали, что нибудь о трансплантации органов?

- Нет.

- Тогда я поясню. Есть люди, у которых, скажем, не работаю почки, а у другого, скажем, у меня, они работаю прекрасно. Так вот тот, у кого они в хорошем состоянии, делится с тем, у кого они барахлят. Теперь понятно?

- А, ну это я слышала.

- Ну, вот и прекрасно. Так вот, дорогая моя. Мое предложение таково. Завтра вы сдадите анализы. В случае, если они окажутся нормальными, вы поделитесь своей почкой с одной дамой, которая живет в стране гринго, а вам за это дадут денег и предоставят вид на жительство. Таким образом, вы сможете начать поиски своего мужа непосредственно в стране его проживания.

- А откуда я знаю, что вы меня не обманите. То есть почку я отдам, а взамен получу шиш с маслом?

- Дорогая моя, сеньор Лучиано еще никого и никогда не обманывал! Вот вам адреса и телефоны моих клиентов. Позвоните, поспрашивайте. Надумаете, позвоните вот поэтому телефону. - Сеньор Лучиано протянул Марии свою бизнес карточку. - Честь имею.

Сеньор Лучиано встал со скамьи. Грациозно поклонился, щелкнул каблуками и направился к шумному проспекту.

И наступил решительный день. Мария сказала:

- Я согласна, сеньор Лучиано.


* * *

В честь рождения сына, которого назвали в честь деда Дмитрием, Василий подарил супруге серебристый Мерседес. На нем Алла и приехала с младенцем на новую (с видом на океан) виллу, которая стала дополнением к Мерседесу.

- Дорогая, нам обязательно нужно найти домработницу. - Сказал, выгрузив семейство, Василий.

Время шло, а работница все никак не находилась, да Алла особо и не искала. Она сама прекрасно справлялась с домашними делами. А сэкономленные деньги можно потратить и на новую блузку.


* * *

Деньги у Марии закончились, а Диего так и не был найден. Как-то вечером Мария присела на лавочку и после некоторых раздумий приняла решение.

- Зачем мне такая жизнь? Незачем. А что делать, если она не нужна? Распрощаться с ней. Каким образом? Утопиться...

Мария, оторвала (в каком- о дворе) бельевую веревку, положила в сумку внушительный камень и, как героиня одной знаменитой пьесы, отправилась на высокий морской утес. Долго шла, ничего не замечая.

- Мама, мама. - Схватил ее неожиданно за ноги неизвестно откуда взявшийся карапуз.

- Я не твоя мама, мальчик. - Склоняясь над малышом, прошептала Мария. - У меня нет детей, и не будет.

Мария горько разрыдалась.

- Дима! Дима! Вот ты где. - Радостно воскликнула выбежавшая из-за поворота дама. - Спасибо, вам, мадам, что вы его нашли. Я его мама.

- Я его не находила - это он меня нашел, - ответила сквозь слезы Мария. - Он назвал меня мамой, а я не могу иметь детей. - Мария еще пуще разрыдалась.

- Ну, ну, тихо, ну успокойтесь, - обняла незнакомку Алла. - Присядете на скамейку. Вас, как зовут?

- Мария.

- Прекрасное имя! Я когда-то обожала сериал "Просто Мария". Ну, а меня зовут просто Алла.

Мария рассказала Алле всю свою жизнь.

- А знаете что, Мария, - сказала Алла, вытерев набежавшие (от душещипательного рассказа) слезы, - Мы как раз ищем домохозяйку. Поступайте к нам, тем более, что и Димка мой все время крутится возле вас. Пойдете?

- Ну, что возьмешь меня к себе, Диего? - обратилась к Димке Мария.

- Угу - Ответил мальчик и сильно обнял чужестранку.


* * *

Прошли годы.

- Диего, мальчик мой, ты, когда вернешься. - Спрашивает, отправляя уже вымахавшего под потолок студента престижного университета Лобова, Мария.

- К ужину, Мария.

- А к обеду? Я сегодня твои любимые чилакилы приготовлю.

- Нет, милая, раньше ужина и не жди.

- Ну, тогда возьми это, мой мальчик. - Мария сует своему Диего дорогую конфету.

- Спасибо, моя дорогая Мария. - Диего нежно целует Марию.

Садится в свой цвета nightfire red "Mini Coopers & JCW" и уезжает на занятия.

- Мария, ты его балуешь, - грозит пальцем вышедшая на террасу Алла.

- А кого мне еще баловать, Алла, - Мария заливается слезами.

- Ну, дорогая, не плачь. Давай, мы поедем торговой центр. Там сегодня началась распродажа, и купим себе что-нибудь.

- Поедем. - Вытирая слезы, отвечает Мария. - Поедем...

Через тридцать минут прихорошенные дамы (не поймешь, кто из них хозяйка, кто служанка) спускаются по широкой лестнице к белоснежному кабриолету.

Алла нажимает на акселератор. Машина, точно испуганная кошка, срывается с места и тенистой аллеей устремляется к выезду из усадьбы.

Вытер, треплет газовые косынки, которыми повязаны, шеи пассажирок, но вот авто въезжает за поворот и косынки пропадают.

Какое-то время слышен рокот мотора, но вскоре затихает и он.

Теперь вокруг только птичий щебет, шелест деревьев, да гул океанского прибоя.


© Владимир САВИЧ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!