Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





"Dreamy White Valley"

- Скажи, где эта Белая Долина?

- Я не знаю, милая, о ней рассказывала мне в детстве мать. Она говорила, что там живет Санта-Клаус, и если попасть в Белую долину на Рождество, то исполнится твое заветное желание.

- А какое твое желание, Бобби?

- Не потерять тебя так быстро, my sun...


Dreamy White Valley

Мати Блимп к своим сорока годам не верила (поговаривали, что этому способствовала ошибка юности) не только в любовь, но даже и в законы природы, на которые она, тем не менее, ссылалась в своих многочисленных научных трудах.

В среде коллег за сухой и принципиальной умницей Мати давно и прочно укоренилась прозвище "Эдисон в юбке". Единственное, что любила Мати - это "cantry home" оставшееся ей от родителей: старинный в викторианском стиле особняк.

Во-первых, здесь прошли ее счастливые детские годы. Во-вторых, находилось оно в живописнейшем месте. В третьих, именно здесь к ней приходили интересные научные идеи. Нефтяной магнат, кинозвезда, известный спортсмен предлагали за дом хорошие деньги, а известный маг, иллюзионист и владелец корпорации визуальных эффектов вообще сделал такое предложение, от которого, как сказал герой известного фильма, невозможно было отказаться, и, тем не менее, Мати ответила решительным - Нет! Недоброжелатели комментировали этот факт так:

- Как только она продаст этот дом, так сразу закончатся ее научные успехи!

Возможно, в этом была доля правды.


Боб Нортон, поживший своё, но все еще приятной наружности мужчина, вот уже три десятка лет окучивал литературную гряду, взращивая на ней криминально-фантастический роман.

Кровь в книгах Б. Нортона текла реками. Внутренности и мозги низвергались водопадами. Любимым оружием (расправы над неугодными персонажами) писатель выбрал топор канадских лесорубов. В зависимости, от обстоятельств сочинитель придавал ему различные формы и модификации. Без содрогания романы Боба Нортона читать было невозможно. Поэтому девушки и домохозяйки за две мили обходили стороной прилавок с книгами писателя Б. Нортона. Может быть, поэтому к пятидесяти с хвостиком он жил бобылем, так и не добившись литературного признанья...

Как-то после многомесячной творческой импотенции Боба Нортона посетила муза и поведала ему сюжет.

- ...А в финале супермен-герой романа неожиданно заболевает, - сказала муза. Врачи дают ему несколько месяцев жизни. У него не остается времени, чтобы сразиться с антигероем. Тогда герой в срочном порядке изобретает аппарат, стирающий из памяти период зарождения болезни. Герой выздоравливает. Сражается. Побеждает!

Быстро покончив с вступлением, образами и главными событиями романа Боб приступил к финальной сцене. Однако вскоре понял, что без консультации со специалистом ему не обойтись.

- Обратись к "Эдисону в юбке", - посоветовал Бобу знакомый писатель "фэнтазийщик".

- Кто такой это "Эдисон в юбке", шотландец что ли?

- Не он, а она.

- Баба!? Да у них же куриные мозги!

- У этой бабы, - усмехнулся "фэнтазийщик", - голова как два Белых дома плюс аналитический отдел ЦРУ. Потом она работает над такими проектами, пред которыми твои романные убийства вообще детские шалости.

- Давай телефон! - не устоял перед доводами писатель.

Знакомый продиктовал. Нортон загнал его в память селюляра, пометив номер инициалами "ЭВЮ".

Вечером того же дня он позвонил. Секретарь назначила встречу на понедельник с двух до четырех часов. В два тридцать в понедельник Боб Нортон вошел в офис миссис Мати Блимп. Идея произвела на нее глубокое впечатление.

- Вы знаете, я уже думала над этой проблемой, - сказала она Бобу. - А вы мне кое - что даже и подсказали...

Они еще долго разговаривали. Прошло некоторое время и...

- Верите ли вы в любовь, миссис Блимп? - задал Мати вопрос журналист научного журнала.

- До того, пока как познакомилась с Бобби, не верила. Но теперь… даже не сомневайтесь. Любовь существует и делает жизнь человека плодотворной и счастливой.

На вопрос журналиста того же журнала, но обращенного к Б. Нортону:

- А какие чувства испытали вы, впервые увидев мисс Блимп, мистер Нортон?

- Меня как будто ударили канадским лесорубом по башке! - ответил писатель...


Со дня знакомства с Бобом Мати стала быстро видоизменяться. Превращаясь из сухой, педантичной особы в ослепительно-обворожительную даму. Через год от былой Мати не осталось и следа. Мягкая, добрая, приветливая она не только стала верить в законы природы, но её даже видели в церкви!


...Прошло пять лет совместной жизни.

Все эти пять лет, укладываясь в кровать, Мати торопила утро, чтобы поскорей увидеть своего Бобби!

- Вставай, дорогой, - будила она мужа. - Твои любимые гренки ждут тебя!

Хотя еще пару лет тому назад Мати Блимп не могла приготовить даже яичницу.

- Твой эспрессо готов, honey.

Мати осторожно ставила чашку на рабочий стол мужа.

Некоторые усматривали в этом раболепие старой девы, и даже психическое заболевание!

- А что в этом мире вообще не считают болезнью? - воскликнул герой очередного романа Б. Нортона "Love storm". - Бог - болезнь. Гениальность - болезнь. Любовь - болезнь. Существование тоже, оказывается, - форма болезни...

После женитьбы в романах писателя уже не хлестала кровь, и не выпускались внутренности. Они стали носить миролюбивый и философский характер.

Однако ведущие издательства, такие как "Word writer", "New Leroy", "Jeff Publish" так и не заключили с Бобом Нортоном договоры на издательство его книг и он по существу жил на иждивении жены.


Как бы там ни было, но Боб и Мати полагали себя счастливыми людьми.

Как-то осенью, тихим солнечным утром произошло следующее событие.

- Sweety, твой кофе готов. Ты будешь пить в салоне или в кабинете? Спросила из кухни Мати.

- Подай мне его в кабинет, my sugar, не хочу отвлекаться. Крикнул ей из кабинета Боб.

No problem, my valentine. Мати поставила перед супругом чашку.

Боб целовал руку жены. Пригубил обжигающий напиток. Поставил чашечку и перевел взгляд на текст романа. Внимание его привлекла маленькая черная точка.

- Наверное, сгорел пиксел, - подумал Боб.

Точка стремительно разрасталась, втягивая в себя писателя. Боб даже не успел толком испугаться, как уже стал частью безмолвной пустынной черноты...


Прошло два дня. Боб Нортон открыл глаза и увидел супругу.

- Где я, Мати?

- В госпитале, sweety, грустно вздохнув, ответила Мати. Немного погодя добавила: - в самом лучшем.

- Ну, раз в лучшем, то значит, дела мои обстоят как нельзя хуже. Вымученно улыбнулся Боб. - Ну, что ж все правильно. Не все же мне отправлять своих героев на тот свет. Пришла и моя пора отправляться за ними следом! Литературные боги обозлились на меня и решили забрать... для отчета.

Боб вновь слабо засмеялся.

- Что ты такое говоришь, Бобби, - возмутилась Мати. - Я никуда тебя не отпущу, как бы твои боги этого не хотели. Не для того я тебя так долго искала...

Мати опустила голову на грудь Боба и заплакала.

- Успокойся, honey. Боб погладил жену по голове.

- С тобой будут работать лучшие специалисты, - вытерев слезы, решительно заявила Мати. - Это раз, а во вторых, лучше скажи, чего ты сейчас хочешь: сок, фрукты, твои любимые гренки с йогуртом?

Прошло несколько недель, как и обещала Мати, на борьбу с болезнью Боба были приглашены ведущие специалисты. Но при всех их регалиях и знаниях они отвели Бобу Нортону два месяца жизни.

- Как ты себя чувствуешь, Бобби? - спросила после очередного лечебного сеанса Мати.

- Ничего, дорогая... ничего, - слабым голосом ответил Боб.

- Ну, и прекрасно! Может быть тебе чего- то хочется, дорогой. Фрукты, сок, твои любимые гренки?

- Нет, спасибо, милая.

- Что совсем, совсем ничего!?

- То чего я хочу, увы, не исполнишь, - грустно вздохнул писатель.

- Чего же ты желаешь, sweety?

- Мне бы очень хотелось дожить до Рождества и съездить в Белую долину. Но, увы, до Рождества мне уже не дотянуть.

- Не говори глупости! Лучше скажи, где эта Белая Долина?

- Я не знаю, милая, о ней рассказывала мне в детстве моя мать. Она говорила, что там живет Санта-Клаус, и если попасть в Белую долину на Рождество, то исполнится твое заветное желание.

- А какое твое желание, Бобби?

- Не потерять тебя так быстро, my sun.

- Обещаю тебе, Бобби, - Мати опустилась на колени перед кроватью мужа, - что я не потеряюсь. Ты обязательно попадешь в Белую Долину.

- Может, её и нет... этой Белой Долины, - улыбнулся Бобби, - возможно, это все материнские сказки.

- Она есть Бобби, раз ты в нее веришь. Есть, и ты туда непременно попадешь!

Боб Нортон крепко сжал руку супруги.

- Но я хочу попасть туда с тобой, my sweety valentine.

- Я не против, - улыбнулась Мати...


Солнечный последний луч скользнул по лицу писателя Нортона. Бобби смешно пошевелил носом, сморщился и чихнул. Открыл глаза. На улице вечерело.

- Мати.

- А ты уже проснулся, - войдя в комнату, сказала Мати. - Вставай скорей, а то проспишь встречу с Санта-Клаусом.

- С каким Клаусом? - Боб Нортон удивленно изогнул бровь.

- С Рождественским!

- А что разве уже Рождество!?

- Да, вчера тебе говорили. Бобби ты, кажется, перебрал, а ты "нет, нет, я знаю свою норму". Вот и результат!

- С чего это я вдруг вчера перебрал? Не помню...

- Вот так фокус!? Ты, что забыл, что вчера ты подписывал контракт с издательством "Word Writer" на твой новый роман.

Бобби вытаращил глаза.

- Какой контракт, Мати? Ты шутишь?!

Мати протянула супругу бумагу. В ней белым по черному было напечатан договор. Внизу стояла подпись известного издателя Чарли Уорнера и легко узнаваемая закорючка Боба Нортона.

Боб недоуменно пожал плечами.

- Давай быстренько одевайся, а я пока спущусь вниз в парикмахерскую.

Мати вышла из номера.

- Чепуха какая-то, - осматривая номер, думал Боб, - Розыгрыш. Он выглянул в окно. Там и впрямь мигали Рождественские елки, а у входа в гостиницу механический Санта-Клаус пел "Джингл Белл". Боб взял в руки буклет. В нем сообщалось, что Боб Нортон и его супруга Мати Нортон снимают номер в пятизвездочном отеле "Северное сиянье", который в свою очередь находится в городке Белая Долина. Боб бросил на стол буклет и включил телевизор. Шла Рождественская передача, и на другой программе зрителей поздравляли с рождеством, и на третьей, и на четвертой, и на всех зарубежных каналах, одним словом, везде в мире отмечали Рождество. Не верить миру было невозможно.

На одном из каналов выступал директор издательства "Word Writer" - имя Боба Нортона было упомянуто, как выгодная сделка уходящего года...


Вернулась Мати. Новая прическа делала ее сногсшибательной. Супруги оделись и вышли на улицу. Стемнело. Небо полыхало заревами северного сияния. Звезды горели так ярко и висели так низко, что казалось - их можно снять, как Рождественскую игрушку. Вскоре они достигли центральной площади "Белой Долины" На высоком ледяном кресле сидел огромный Санта-Клаус.

Мати и Боб пристроились в хвост огромной очереди.

- Господи, - воскликнула какая- то незнакомая Бобу дама, - Это же писатель Боб Нортон. Господа, дайте дорогу мистеру Нортону.

- Боб Нортон. Тот самый, - загудела толпа, - Неужели!? Мистер Нортон, конечно, проходите без очереди. Дайте дорогу Бобу Нортону.

- Ну, что вы, господа, - смущенно забормотал Бобби, - Нет, нет. Не беспокойтесь!

- Нет, это вы не упирайтесь, а смело проходите вперед.

Люди подталкивали Боба Нортона к Санта-Клаусу.

- Большое спасибо! Спасибо за вашу признательность...

Бобби, улыбаясь, пожимая незнакомые руки и раздавая автографы, подошел к Санта-Клаусу.

- Слушаю вас?

Боб поднял глаза. Санта-Клаус не был похож на традиционных Санта-Клаусов, которые глядят с витрин магазинов, с этикеток Coca-Cola и рекламных открыток. Красноватое лицо и узкие глаза выдавали в нем коренного жителя Севера - инуита.

- Нет здесь явно что-то не то, - подумал Боб, - это какой-то розыгрыш.

- Дорогой мой, - прервал его мысли Санта - Клаус, - Розыгрыши в цирке, а здесь делают конкретное дело, поэтому говорите коротко и быстро... видите, сколько людей ожидают встречи со мной. Ваше желание или проходите. Не задерживайте очередь!

- Простите, - Бобби смущенно кашлянул. - Но я как писатель лучше в письменном виде... можно?

- Конечно.

Боб быстро написал на листке свое желанье и протянул его Санта-Клаусу.

Тот в свою очередь скользнул взглядом по каракулям Б.Нортона и сказал:

- Так, понятно. Подойдите поближе.

Боб повиновался. Санта-Клаус поводил рукой перед лицом Боба точно ученик, стирающий свое упражнение со школьной доски. В ту же минуту Бобби оказался в вязком тумане. Перед ним пролетела в обратном порядке вся его жизнь. Затем так же стремительно все вернулось к сегодняшним дням. Боб затряс головой, точно искупавшаяся собака.

- Что это было?

- Ступайте к жене, - улыбнулся Санта-Клаус.

- Как ты, дорогой? - поинтересовалась Мати.

- Такое впечатления, милая, что из моей жизни вырезали какие-то не очень удачные куски.

- Ну, вот и замечательно - это я думаю нужно отметить бокалом шампанского!

Мати подхватила Бобби под руку, и они пошли в ресторан.

Невысокий, полный, напоминающий пингвина из мультфильма "Happy Feet" официант разлил шампанское в бокалы.

- За твое здоровье, Бобби.

- Давай лучше за тебя, Мати.

- Тогда за нас, дорогой.

Супруги выпили и поцеловались.

- Прошу прощения, - обратился к Бобу мужской голос, что вторгаюсь в столь интимную обстановку, но у меня дело, не терпящее отлагательств.

Боб взглянул. Перед ним стоял одетый с иголочки господин. Лицо его показалось Бобби знакомым.

- Слушаю вас.

- Я владелец издательства "New Leroy" Лоренс Руст.

- Вот откуда мне знакомо его лицо, подумал Боб Нортон. - Ведь он не раз отвергал мои романы!

- Дело в том, что я должен сегодня вылетать на материк, поэтому не могу перенести этот разговор на завтра. Я прочел ваш последний роман и хочу предложить вам сотрудничество с нашим издательством.

- Я бы с удовольствием, - смутился Боб Нортон. - Но уже подписал контракт с "Word writer" на эксклюзивное издательство моих будущих романов.

- Жаль! Ах, как жаль! Разочарованно покачал головой издатель. - Мы бы могли предложить вам намного лучшие условия. Если вы вдруг передумаете, то позвоните в любое время дня и ночи - это номер прямой связи.

Издатель вытащил из пиджака визитную карточку.

Это походило на какой-то невероятный сон.

Боб Нортон даже ущипнул себя и в это время зазвонил его селюляр.

- Алло.

- Мистер Нортон?

- Да я.

- С вами говорит, - директор издательство "Word writer" Я вижу, что вы разговариваете с мерзавцем Лоренсом Рустом. Не верьте ни единому его слову. Он вас купит и два раза продаст. Мы же честное издательство! Только мы способны предложить вам достойный вашего таланта гонорар. Если вы подтвердите, что наши договоренности остаются в силе, то я подниму его вдвое. Вы подтверждаете?

- Да. Коротко ответил Боб.

- Тогда до встречи в нашем офисе в будущем году...


Не успел Боб с Мати выйти из ресторана, как его окружила армия восторженных почитателей и пронырливых журналистов. Боб и глазом не успел моргнуть, как тут же на улице образовалась спонтанная пресс конференция.

- Не блестящий в прошлом оратор, в этот вечер Боб блистал остроумием и красноречием.

Уже в постели Боб подумал:

- Вот завтра проснусь, и все кончится.

Не тут-то было. На следующий день писателя наградили памятной медалью "Почетный житель г. Белая Долина" Учредили литературную премию его имени, которую он вручил начинающему местному писателю. Боб колол себя иголками и булавками. Он щипал себя за мягкие места и твердые места. Колотил ладонями по щекам. Однако обворожительная реальность не исчезала, но, если быть до конца честным, Боб и не хотел, чтобы она исчезала...

Прошла неделя. Второго января Боб с женой на самолете, предоставленном мэрией Белой Долины, вылетел домой. Самолет приземлился неподалеку от имения Мати.

Боб спустился с траппа. Его встретил мягкий морозец и легкий снежок. Любимая погода Боба!

Прошло два месяца. Стоял конец февраля. В воздухе уже пахло весной. Днем под теплыми лучами солнца на дорожках таял снег. Воробьи с веселым гомоном купались в первых лужах. Боб чувствовал себя прекрасно. Хотелось творить! Написать что нибудь такое, что потрясет мир!

- И потрясу! - воскликнул Боб и уселся за письменный стол...


Как-то вечером, когда Боб заканчивал первую главу нового романа, в дверь негромко постучали. Боб прислушался. Ему показалось, что за дверью звенит Рождественский колокольчик, и детский голос поет Jingle Bell.

Писатель отмахнулся от наваждения и вновь принялся за прерванную работу.

Через какое-то время вновь послышался стук в дверь.

Боб открыл. На пороге стоял ангел. Кудрявые волосы. Красный халат Санта - Клауса. В руках Рождественский колокольчик.

- Ты кто? - недоуменно поинтересовался Боб.

- Мне зовут Рей Касли, - представился малыш. - Дело в том, что мой отец купил этот дом, и я бы хотел его осмотреть...

- Купил дом, - изумился Боб.

- Ну, да... и мы после Рождества в него въедем, так мне сказал отец.

- После Рождества! О чем ты, малыш? Рождество вот уже два месяца как прошло! Слушай, с тобой все в порядке? Ты где вообще живешь?

- Мы с отцом живем неподалеку в гостинице, но не в этом дело. Так я могу посмотреть дом?

- Конечно, проходи, - Боб пропустил мальчика в дом. - Я тебе сейчас докажу, что ты ошибаешься.

Они прошли в комнату.

- Вот смотри. Боб указал на календарь и онемел. Календарь показывал цифру 24 и месяц декабрь.

Боб бросился к телевизору. Все телеканалы поздравляли своих зрителей с Рождеством. Реклама призвала на Boxing Day.

Боб окаменел.

- С вами все в порядке, сэр, - поинтересовался "ангел" - Простите, не знаю вашего имени?

- Я и сам его не знаю, - ответил писатель...


Второго января Боб с Мати выехали из усадьбы: такова была цена "сладостного обмана". Как бы там ни было, но обман удался. Болезнь отступила. От нее не осталось даже и намека. К "настоящей весне" Боб закончил новый роман, который озаглавил "Dreamy White Valley".

Роман был назван критиками романом года, а потом и столетия. Тиражи достигли фантастических размеров. Ведущая кинокомпания купила права на экранизацию...

Летом того же года Боб начал переговоры о покупке бывшего имения супруги.

Новый хозяин вначале упирался, но все-таки не устоял перед заманчивой, просто таки фантастической ценой, предложенной ему Бобом Нортоном. К новому Рождеству Боб с Мати должны вновь переехать в усадьбу.


© Владимир САВИЧ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!