Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Свекровь

Волна чувств к другой женщине накрыла его с головой, он стоит на перепутье, а она, Лиза, должна ему подсказать что делать.

Лиза подумала, что в эту квартиру попал вирус, который поражает исключительно мужскую часть населения.


Свекровь

Совет вам да любовь! - выкрикнул тамада, и вечное, как армейское "ура!", свадебное "горько!" прокатилось по залу. Свекровь в очередной раз за вечер взглянула на невестку и подумала: "Хорошая девочка, сработаемся".

Любовь Григорьевна была в том возрасте, который принято называть бальзаковским. Итогом прожитой жизни была прилично оплачиваемая работа, худосочный муж Шурик, существенно выдающиеся вширь крутые бедра и единственный обожаемый сын Коля. Была она женщиной деятельной и довольно предприимчивой. Правда, деятельность ее сводилась в основном к фанатичному ведению домашнего хозяйства.

Яростный пропагандист здорового образа жизни, она отвергала многие блага цивилизации, поэтому на ее кухне были только чугунные сковородки, алюминиевые кастрюли и неизменный эмалированный чайник в красный горошек, который регулярно кипятился на газовой плите.

Появление молодой невестки Лизы не могло изменить раз и навсегда заведенного уклада домашней жизни. Тефлоновые сковородки и электрический чайник решительной рукой отодвигались в сторону.

Как и дары цивилизации, Любовь Григорьевна отвергала также новые приемы приготовления пищи, экзотические продукты, привезенные из дальних стран, и квасила капусту только старым бочковым методом "на молодую Луну". Ее безудержная деятельность по хозяйству была сродни настойчивой попытке утопающего схватиться за плот, чтобы не утонуть в мире чужого благополучия и достатка. Ее руки постоянно что-то резали, мыли, солили, мариновали, варили и вытирали. Стоило ее рукам появиться в комнате и, казалось, что ученые ошибаются в своем утверждении того, что Perpetuum Mobile еще не изобрели.

Как всегда и бывает, когда устройство выполняет полезную работу за человека, так и Шурик всегда ощущал свою ненужность в своем присутствии или делании чего бы то ни было. Природа не наградила его телосложением, достойным пахаря, но и отсутствие необходимости физической нагрузки наложило свой отпечаток. Был он тщедушным в теле и при виде крепких, ловких рук своей жены слабовольным в душе. Казалось, что в своем возрасте, он не способен принять ни одного самостоятельного решения, пока железная рука его жены не укажет направления.

Поэтому, когда по квартире разнеслась новость, молодая жена сына не могла поверить своим ушам. Шурик загулял...

Это был поступок достойный мужчины. Самостоятельного мужчины.

Любовь Григорьевна закрылась в своей комнате и стала обдумывать стратегию своих действий.

В этот вечер Николай пришел поздно. Вид у него был расстроенный. Низко склонив голову над обеденным столом, он без аппетита перебирал вилкой содержимое тарелки. За год совместной жизни Лиза достаточно изучила своего мужа и, не торопясь, ждала начала разговора. Николая же всегда притягивала рассудительность Лизы. Ее внутреннее спокойствие и выдержанность наполняли каждый разговор с ней особым смыслом. Ее советов Коля ждал и к ним внимательно прислушивался. Сын властной матери обязан был найти рассудительную жену, вот только свое место между этими двумя женщинами он никак не мог обозначить. Одной он бессознательно повиновался, с другой - советовался.

Молчание тянулось дольше обычного. И когда он заговорил, Лиза мысленно удивилась тому спокойствию, с которым она восприняла его откровения.

Он говорил о том, как он растерян и не знает, что ему нужно предпринять в этой ситуации. О том, как волна чувств к другой женщине накрыла его с головой, и он стоит на перепутье, а она, Лиза, должна ему подсказать что делать.

Лиза решила, что это - легкомысленное увлечение, и они справятся с ситуацией. И еще она подумала, что в эту квартиру попал вирус, который поражает исключительно мужскую часть населения.

Наутро Любовь Григорьевна, разодетая как английская королева в парчу, встала на свои единственные семисантиметровые каблуки, чтобы во всей своей бальзаковской красе взглянуть в глаза противнику. Она решила, что соперница не выдержит ее сильных и ловких рук так же, как и все те, кто с ними когда-либо сталкивался.

Когда же ее руки, наконец, открыли дверь рабочего кабинета Шурика, то ему даже не нужно было представлять жену. Соперница с одного взгляда поняла, кто перед ней. Любовь Григорьевна, не теряя времени, со словами "Я выдеру тебе все волосы, лохудра!" приступила к исполнению обещания.

Лохудра же, извиваясь всем телом, отстаивала свое женское счастье - пыталась в свою очередь сделать то же самое, что делали с ней. Любовь Григорьевна победила. Она согнула соперницу в бараний рог, и, расцарапав ей лицо, откинула жертву на кресло. С гордо поднятой головой она покинула помещение.

Лиза же продолжала по вечерам слушать мужа и, сочувствуя, наблюдать за ним. Голова Коли все ниже склонялась над обеденным столом, а вилка все дольше ковырялась в тарелке. К Лизе подкралось сомнение в легковесности его увлечения.

Скоро стало ясно, что поход Любови Григорьевны не дал положительных результатов. Шурик продолжал незаметно проныривать в свою комнату, а это был верный признак отсутствия раскаяния. И она решила действовать иначе.

Поставив в церкви свечки "за здравие", Любовь Григорьевна отправилась в конец длинной очереди к местной гадалке. Отстояв четыре часа на свежем воздухе, она полноправной хозяйкой вошла в ее дом. Та, мимоходом окинув взором пышную фигуру клиентки, стала костлявыми пальцами раскладывать пасьянс. Наконец она заговорила.

Беда пришла в твой дом, - заскрипел ее голос. - Молодуха твоя наслала порчу на мужа твоего, вот он и бесится.

Любовь Григорьевна была удивлена до глубины души. Ну могла бы она подумать, что пригрела на груди такую змеюку? Заручившись поддержкой гадалки и получив полную инструкцию по снятию порчи, она отправилась домой. Теперь-то она знает, как укротить своего Шурика.

Дома Любовь Григорьевна первым делом закрыла Лизу в комнате и сказала, чтобы та сидела и не высовывалась. Мол, так надо, чтобы не испортить эффект от ритуалов. Дальше - больше. Она набрала воду в ванну и начала ее заговаривать по молитве, полученной от гадалки. Она торопилась уложиться в срок, так как нужно было еще расчертить воду ножами и накапать воск из горящих свечек. К приходу Шурика каждый ритуал должен быть проведён по три раза.

На этот раз Шурику не удалось незаметно прошмыгнуть в свою комнату. Он был перехвачен в коридоре. Когда крепкие руки затащили Шурика в ванну, он подумал, что его будут топить как котенка. Атмосфера была самая что ни на есть подходящая. Ванна, полная воды, горящие свечи по периметру и разложенные ножи по краям. Шурика затрясло. Капающий в воду воск от свечек был ужасен, и Шурик взмолил о пощаде.

Лезь в воду, дурень, - только и сказала Любовь Григорьевна.

Превозмогая дрожь в ногах, Шурик шагнул в неизвестность. Вода оказалась на удивление теплой и приятной. Удивление его усилилось, когда жена приказала ему выходить на сушу и не обтираться полотенцем. После этого пришла очередь погружать в воду тело Любови Григорьевны. Поочередно обмакивая тело одержимого и свое, она методично выгоняла нечистый дух из его плоти и помыслов. Шурик был ни жив ни мёртв.

Но, видно, молодуха очень старалась, насылая порчу, и Любовь Григорьевна поняла, что ей придётся устраивать омовение ещё ни один вечер.

"Почему свекровь опять закрыла меня в комнате?" - третий вечер подряд недоумевала Лиза.

И Коля поведал ей историю о вечерних ритуалах. А потом он низко склонил голову над столом и спросил ее, Лизу, что же ему делать и как справиться со своей любовью к другой.

Утром Лизонька, поцеловав в лоб спящего Колю, тихо собрала все свои немногочисленные вещи, упаковала их в два чемоданчика и оглядела комнату. Здесь они с Колей на протяжении года делили постель, а на кухне все это время они вместе со свекровью и Шуриком чаевничали из эмалированного чайника в красный горошек. Но ни смятая постель, ни совместные трапезы не сделали их ближе и роднее. Она была здесь чужая. Ей как-то странно было ощущать, что год прожитой жизни может отозваться такой пустотой в душе. Как будто его и не было. Будто бы мир обрушился, перевернулся с головы на ноги, а она опять на самом дне своего счастья. И ей снова нужно ногами утрамбовывать почву, чтобы найти опору.

Когда проснувшаяся Любовь Григорьевна вышла в коридор, она сразу поняла, что ее ритуалы по выживанию нечисти возымели свое действие. Сидящая невестка встала с чемодана, вздохнула и произнесла:

Я думаю, всем так будет лучше. Прощайте.

Закрывшаяся входная дверь отозвалась торжеством в глазах свекрови. Она хищно улыбнулась и зычно крикнула:

Шу-у-урик, собирай все тефлоновые сковородки, статуэтки и ее подарки!

А что случилось? - отозвался сонный Шурик, незаметно показавшись из комнаты.

Собери все Лизины подарки и в мусорку, - процедила свекровь,- и чтобы даже духу ее здесь не было.

Спящий Николай перевернулся на другой бок и, умиротворенно посапывая, продолжал спать.

Шурик же от своей жены больше никогда не гулял.


© Валерий РУМЯНЦЕВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!