Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Несчастный случай

Я так и не понял, что такое - любовь, но в науке отрицательный результат - это тоже результат. Теперь я знаю, что если двое расстаются и продолжают жить, то это - точно - не любовь.


Часть 1.

Меня зовут Денис Балдахинов, мне 32 года и на этом мои выдающиеся способности, в общем-то, исчерпываются. Я не брал Берлин, не осваивал целину и не открыл бациллу Балдахинова. Моим высшим спортивным достижением можно считать участие в футбольном матче со сбродной города Сьенфуэгэса. Счет встречи я не помню (хотя был вратарем), так как большую часть игры просидел на перекладине ворот, с вожделением рассматривая молоденьких кубинок, проходивших мимо спортплощадки. У меня был друг - Миша Савосин из города Жуковска-37. Он был нападающим и, сидя рядом со мной, авторитетно рассуждал об особенностях полового созревания евро-африканской расы. По его словам выходило, что к 13 годам кубинские девочки полностью созревают, а когда им исполняется 20, то на них уже никто, кроме "sovetico marinero" не смотрит. Всё это меня очень удивляло. Я конечно знал, что Жуковск-37 - закрытый город, но что в нём уделяется столько внимания секретным научным исследованиям такого направления, поверить не мог. Это было в далеком 88-м. Я был военным моряком и чаще думал о якорь-цепи, чем об узах Гименея. Но биологические часы работали исправно, и мой интерес к девушкам из чисто спортивного перерос в матримониальный.

Как реальность, данная нам в ощущении, женщины привлекли мое внимание давно, лет в шесть, когда к вопросу экипировки и комплектования моей игрушечной армии добавились не менее философские вопросы: где кончается Вселенная, есть ли смысл в жизни и почему голые женщины так привлекательны? Мои представления о женской красоте складывались в основном из черно-белых вкладок Большой Советской Энциклопедии. Микеланджело и Майоль, Рембрандт и Рубенс приложили свою руку к созданию идеального образа и даже не в меру советский скульптор Мухина из такой, казалось бы, бесплодной идеи, как лепка девушки со снопом, сумела выдавить каплю красоты, вписавшуюся в общую картину. Но самое сильное впечатление на меня произвела "Маха" Гойи. Именно она своей непринужденной позой пробудила во мне азарт юного натуралиста и тягу к знаниям.

Время шло, Земля вращалась, а решение вопросов стояло на месте. Бесконечность Вселенной никак не укладывалась в голове, тратить жизнь на что-либо менее существенное, чем стать самым-самым-самым, не имело смысла. И только с женской привлекательностью происходили странные метаморфозы. В 16 лет присутствие одетых женщин волновало уже больше, чем отсутствие обнаженных. Спонтанное возбуждение иногда возникало при одной мысли о том, что: "вон та человеческая особь в легком пальто на фоне обледеневших перил троллейбуса является симпатичной девушкой". В 22 женщины нравились тем больше, чем дальше они были от меня или чем недосягаемее мне казались. Я прочитал десятки книг, посмотрел сотни фильмов, но продукты жизнедеятельности других людей только засоряли сознание. Из прочитанного и увиденного я понял только, что многие ассоциируют взаимоотношения мужчин и женщин со словом любовь и что в этой самой любви, и кроется разгадка женской привлекательности. Я изучал повадки женщин в естественных условиях окружающей среды, мой семенной фонд заметно оскудел, но никаких плодов кроме абортов это не принесло. В 26 лет, так и не сумев понять, чего же больше в моём неослабевающем стремлении к женщинам - любви или либидо, я решил жениться.

По каким критериям я выбирал себе жену, затрудняюсь ответить, скорее всего - по морально-волевым. Красотой и умом жертва отбора не блистала, но очень много и убедительно говорила о беспрекословном подчинении мужу восточных женщин, она была татаркой по имени Эльвира. Экзотика и бессонные ночи, посвященные дипломному проекту, сделали свое черное дело: через два месяца после знакомства и неделю после защиты диплома я женился, так и не удосужившись подробно ознакомиться с тонкостями физиологического строения Эльвиры. Умудренный опытом полового общения с двумя женщинами в добрачный период, я самоуверенно считал, что все женщины, в принципе, устроены одинаково и возможные отклонения в несколько сантиметров от идеального образа, сладострастно возлежащего на чёрно-белой софе в седьмом томе БСЭ, не сильно повлияют на мои чувства. Зря. Я до сих пор не могу без слез вспоминать эти две маленькие восточные лепёшки на детски несуразном теле 23-летней Эльвиры, символизировавшие наличие груди. Но, вообще-то, одетая, издалека и в темноте, Эльвира чем-то напоминала мне Маху. Скорее всего - черными волосами.

За два года совместной жизни я точно понял, что любовь - не истина, и вряд ли родится в спорах, что брак - это не моя форма самовыражения, и мне - человеку ленивому и безответственному - не потянуть весь этот груз непонятно откуда появившихся забот и обязанностей. Да и лепёшки эти не приносили мне никакого эстетического удовлетворения.

Расставание прошло относительно спокойно, и тогда меня волновал только один конкретный вопрос, не выходящий за пределы Вселенной. Когда вопрос вставал особенно остро, я заходил к Эльвире на работу и, уложив ее на казенный диван, за полчаса получал вполне удовлетворительный ответ, после чего спокойно возвращался домой. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Через год (это был пока лучший год в моей жизни), найдя жениха и получив мое благословение, Эльвира исчезла из моей жизни навсегда.

Не могу сказать, что женитьба оставила в моей судьбе заметный след. Цветная групповая фотография с половиной лица бывшей жены, и черно-белые обои, наклеенные ею через месяц после свадьбы, со странным рисунком, издалека больше похожим на стаю упитанных комаров, а не на лианы верблюжьей колючки или полярного ягеля, как это задумал неизвестный дизайнер - вот, пожалуй, и всё.

Я так и не понял, что такое - любовь, но в науке отрицательный результат - это тоже результат. Теперь я знаю, что если двое расстаются и продолжают жить, то это - точно - не любовь. Старина Фрейд оказался прав: сердце тут не причем, за все сексуальные эмоции отвечает другой человеческий орган, которому это положено, вернее, поставлено по штатному расписанию. И, как верно подметила Лена-евромаляр: "Не надо всё переворачивать с головы на ноги, чтобы сделать из мухи слона". Я успокоился. Ответ на загадку женской привлекательности, беспокоившую меня всё сильнее в последние годы, таился где-то за пределами известной мне Вселенной и искать его дальше не имело смысла. На этом историю можно было бы закончить, если бы это не было самым её началом.


Продолжение следует

© Семен ПУДОВ


Печатается с сокращениями

Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!