Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





В моей жизни ничего не происходит

"Любовь - такое состояние, когда какой-нибудь мудак все время с тобой. В голове сидит и командует. Ты уже себе не принадлежишь, только ему. Есть много средств от этого избавиться. Позволить новой страсти овладеть тобой. И тогда у тебя в голове уже два мудака будут сидеть и бороться между собой. А ты в безопасности. Короче, обязательно нужен муж и любовник".


В моей жизни ничего не происходит. Часть 1
Часть 1

За окном была весна. Воздух был насквозь пропитан запахом талого снега. Этот запах проник даже в аудиторию и мешал мысли. Учиться не хотелось. Ира давно уже была влюблена и страдала от невысказанности.


Она смотрела на Игоря Анатольевича и думала, что нужно действовать. В ее плане было три пункта, первым значилось - остаться наедине с Игорем Анатольевичем. Ира не знала, как получилось, что она влюбилась в него. Как-то он случайно коснулся ее, и это был разряд молнии, ее сердце стремительно и гулко заколотилось. Она вдруг поняла, что любит его. С этого дня реальность стала невыносимой и она все чаще уносилась в мир грез и фантазий, где она неизменно была счастлива с Игорем.


Прозвенел звонок, лекция закончилась. Она подошла к нему и сказала:

- Я хочу стать финансовым аналитиком.

- Интересная профессия, - одобряюще заметил он.

- Хочу, чтобы вы мной руководили.

Он изучающе посмотрел на нее, видимо, решал в уме, сможет ли она стать финансовым аналитиком.

- А вы умеете готовить? - спросил он.

- Умею, - ответила она.

- Тогда приходите ко мне домой часам к шести. Вы мне приготовите ужин, а я подберу книги и составлю план занятий. Видите ли, моя жена с дочерью уехала в санаторий, а мне надоели пельмени и яичница.

- Хорошо, - обрадовалась Ира.


Придя домой, Ира стала готовиться к ужину. Она решила, что лучше всего будет выглядеть в черном платье, в нем она была элегантной девушкой с обворожительной фигурой. Осмотрев себя в зеркале, Ира осталась довольной собой. Быть может, его жена красива, но она не так молода, как она. Молодость была ее главным оружием. Как и все, Ира любила только те постановки, где ей была отведена главная роль. До сих ей с успехом удавалась как роль режиссера, так и исполнителя главной роли.

К ужину она купила дорогой коньяк, который должен был помочь ей завоевать Игоря Анатольевича.

Они вместе готовили обед и болтали о всякой приятной ерунде. Ира действительно хорошо готовила. Никаких изысков, все просто, но вкусно. Хорошо прожаренные отбивные, мягкие и сочные. Салат из помидоров и огурцов, отварная картошка.

Коньяк из пакета она достала только тогда, когда сели за стол.

- Это нас может далеко завести, - сказал Игорь Анатольевич.

- Пусть вас это не беспокоит, - сказала Ира.

И Игорь Анатольевич достал бокалы.


Коньяк оказался хорошим и разгорячил кровь. Пришла легкость. Ира чувствовала, что разрумянилась, а в глазах появился блеск. Она вся была горячей, дотронься до нее и она вспыхнет.

Неожиданно он сказал:

- Вы не хотите быть финансовым аналитиком.

- Нет, не хочу, - сказала Ира.

- А я очень люблю свою жену, - сказал Игорь Анатольевич.

Ира еще больше раскраснелась и стала от этого более обворожительной.

- Наш роман будет скоротечным, он закончится с возвращением моей жены, - закончил свою мысль Игорь Анатольевич.

- Какой же ты негодяй! - сказала Ира, возликовав в душе, все шло по плану.

Она встала из-за стола, сделала шаг назад, чтобы он видел ее всю, дернула собачку молнии и платье упало к ногам. Еще одним достоинством черного платья было то, что оно одевалось и снималось легко, одним движением руки.

Он не шелохнулся, внимательно разглядывая ее. Насладившись, сказал:

- Восхитительно! - сказал он и тут же поправился. - Нет, бесподобно!

И пришел в движение.


Полторы недели, полные любви, пролетели как один миг. Игорь оказался хорошим любовником. Она любила его, вкусно кормила и не предъявляла никаких претензий. И когда он сказал, что завтра возвращается жена, то она собрала свои вещи и ушла. Она была такой покорной, что пробудила в нем чувство вины.

Ира была умной девушкой. Она искренне не понимала тех женщин, которые готовы довольствоваться ролью любовницы и мирятся с тем, что ее любимый имеет другую семью. Унизительно быть любовницей. Мужчина будет как сыр в масле кататься, окруженный любовью и вниманием двух женщин, а женщины должны страдать. Нет, так не годится. Нечего баловать. Нужно мужчину ставить перед выбором. Пусть решает, с кем ему быть. Ира была представителем нового поколения, которое знало, что за все нужно бороться. Вечный бой за место под солнцем и за личное счастье ее не страшил.


Ира знала, что иногда нужно не скрывать правду, какой бы она не была неприятной и ужасной, поэтому на следующий день после возвращении жены Игоря Анатольевича из санатория, она не пошла в институт на лекции, а решила встретиться с его супругой. Она приступила к выполнению второго пункта плана.

Ира решительно позвонила дверь, которая почти сразу же открылась.

Если бы она увидела жену Игоря Анатольевича раньше, то никогда бы и не подошла к нему. Инстинктом Ира почувствовала, что у нее нет никаких шансов против Даши. В памяти всплыло забытое слово "аристократка". Она даже все заготовленные слова потеряла.

- Что вы хотели? - услышала она мягкий, доброжелательный вопрос.

И тут сила и отчаяние молодости взыграли в ней и Ира решила идти до конца.

- Нам с вами нужно поговорить.

- Проходите, не будем же мы разговаривать на пороге, - сказала жена Игоря.

Ира прошла в комнату, села на диван. Даша осталась стоять.

- Я вас слушаю! - напомнила Даша Ире о цели ее прихода.

Ира собралась и выпалила:

- Я люблю Игоря и у нас с ним роман. Все полторы недели, пока вы были в санатории, я провела здесь.

И замолчала. Даша тоже молчала, хотя был ее черед говорить.

- Что же вы молчите? - спросила Ира.

Не такой реакции она ожидала.

- Думаю, - ответила Даша.

- О чем?

- Почему он мне изменил.

- Быть может, он вас разлюбил, - предложила свою версию Ира.

- Не думаю, - коротко ответила Даша.

- Он меня сразу же предупредил, что любит вас и с вами не расстанется, - подтвердила Ира.

- Почему вы мне все рассказали? - спросила Даша.

- А чего это он как сыр в масле будет кататься!

- Мстите?!

- Нет, пусть выбирает. Он взрослый мужчина и может принимать решения. Ответственные.

Ира встала и направилась к двери. У двери она остановилась и сказала:

- Странная вы, ни одного слова упрека.

- А зачем?! - в свою очередь удивилась Даша. - На вашем месте могла оказаться другая девушка. Проблема не в вас, а в нем.

Даша открыла ей дверь и Ира ушла.

На улице Ира прокрутила в своем сознании весь разговор и только тогда поняла, что ее унизили. Оказывается, она никакая не проблема. Она нечто незначительное. Ира разозлилась, но вернуться назад не решилась.


У Даши была запоздалая реакция. Она сохраняла спокойствие и выдержку в самых сложных ситуациях и лишь после давала выход чувствам. После ухода Иры, она села на диван и заплакала. Она плакала от жалости к себе, к своей дочери и родителям и, по странности женской души, к Игорю. Все рухнуло в один миг, а обломки придавят каждого.

Даша не была лицемеркой и понимала, что всякое в жизни возможно, даже измены. В горе человек может напиться и натворить такого, о чем протрезвев, будет сожалеть. Изменить в отместку. Такую измену она бы простила. Любовница - это совершенно иное дело, это предательство, которое нельзя простить.

Ира поговорила с Дашей в пятницу, а сегодня была среда. Игорь так и не появился в институте. По расчетам Иры было самое время навестить любимого ею мужчину. Женское чутье подсказывало ей, что он остро нуждается в сочувствии и поддержке.

Игорь был небрит, со всклоченными волосами и потухшими глазами.

- А, это ты... - сказал он безразлично. - Заходи, умопомрачение.

И ушел в кухню.

- Значит, она от тебя ушла? - спросила Ира, войдя в кухню.

- Окончательно и бесповоротно, - подтвердил Игорь. - Водку будешь?

- Водку не пью.

- А я выпью. Душу карябает, но не лечит, - пожаловался Игорь.

- Быть может, помиритесь, - прониклась состраданием Ира.

- Нет! - ответил Игорь, опрокинув в себя стопку. - Она ненормальная. Для нее любовь - это религия. Единственный путь к счастью и к цветению души. Когда человек любит, душа его цветет и проявляется в благородных поступках. Измена - это тоже поступок и тоже проявление души, мелочной и подленькой.


Игорь опрокинул в себя очередную стопку водки. Он пил не закусывая.

- Возьми себя в руки, хватит, - сказала Ира и потянулась за бутылкой.

- Не тронь! - грозно сказал Игорь.

Ира убрала руку.

- Знаешь, чем ты отличаешься от нее?

- И чем же?

- Даша никогда бы не убрала бутылку. Если человек хочет выпить, то пусть пьет, сколько хочет. Она понимала, что человек напивается от того, что ему плохо, а не от того, что пьяница. Горе, как и водку, нужно испить сполна.

- Ну напьешься, а дальше что?

- Не знаю, буду жить. Буду лечиться.

- Чем?

- Душевные раны лечит только совесть, прижиганием. Очень больно, но эффективно. А ты думала, что это ты сможешь меня вылечить?! Ошиблась.

И Игорь стал хохотать, аж слезы появились в уголках глаз. Ира встала и вышла. Ушла навсегда. Третий пункт плана, по которому Игорь должен был полюбить ее, провалился.


2


Больше года прошло с тех пор, как Даша рассталась с Игорем. Она жила в каком-то полусонном состоянии. Утром на работу, с работы домой. С прежней жизнью она распрощалась окончательно. Сил начать новую не было, а главное, не с кем. Еще одним одиночеством в этом мире стало больше. Мир этого и не заметил, только она.

Была пятница. Вечер. Даша сидела на диване и вязала. Телевизор был включен, но она его не смотрела, он был нужен для создания иллюзии, что дома еще кто-то есть. Дочь с родителями была в деревне. Сегодня она тоже хотела поехать туда, но измоталась на работе, поэтому решила отложить поездку на завтра. И тут зазвонил телефон. Он зазвучал так тревожно и резко, что она вздрогнула от неожиданности. Или нервы были напряжены.

- Даша, - услышала она голос Инны, лучшей и единственной подруги. - Мне сегодня проснулся престранный сон.

- И какой же?

- Приснилась мне, что я в шикарном отеле на Кипре, из окна видно синее-пресинее море. Много солнца, света, а я сижу в своем номере и плачу.

- Отчего же ты плачешь? - спросила Даша.

- Потому что я одинока, потому что мне не нужен Кипр, море, шикарный отель, а нужен настоящий мужик.

- Ну и дальше что было? - поинтересовалась Даша, по опыту зная, что это еще не конец.

- А потом я проснулась. И снова заплакала, потому что не было Кипра, шикарного отеля, моря, а только крохотная однокомнатная квартира и одиночество. Поплакала и пошла на работу. Вот теперь вернулась и думаю, что пора кончать с одиночеством, да и с остальными проблемами тоже. Всё разом.

- Что ты еще придумала? - насторожилась Даша, потому что знала, какой экстремалкой может быть Инна.

- Я решила покончить с собой, прощай, - сказала Инна и отключилась.


Даша не поверила Инне, но встревожилась. Она выключила телевизор, надела на ноги легкие туфли без каблуков, схватила ключи от дома и помчалась. Инна жила в двух кварталах от ее дома. Даша бегала в исключительных случаях. Обычно она не шла, а плыла по улице. Наверное, у нее была походка лучше модельной, потому что на нее оглядывались. Она плыла по улице, украшая этот мир красотой. Она была очень манящей и очень одинокой.

Конечно же, Инна обманула ее. Когда она прибежала, то увидела Инну, одетую как на праздник. Из коридора был виден накрытый стол, в центре которого красовалась бутылка вина.

- Вот сейчас повернусь и уйду! - сказала Даша, осерчав.

- Я хотела, чтобы ты побыстрее пришла, - стала оправдываться Инна. - Ты же у нас копуша.

- На работу я не опаздываю! - отрезала Даша.

- О! Ни слова о работе. С сегодняшнего дня я в отпуске. Давай лучше за стол. Вина выпьем.

Сели за стол, Инна наполнила бокалы. Стали пить вино и есть виноград.

- Выкладывай, что случилось, - сказала Даша.

- В том-то и дело, что ничего, - грустно заметила Инна. - Совсем ничего. Полное отсутствие личной жизни, а это сильно напрягает. Понимаешь?

- Не у тебя одной полное отсутствие личной жизни, - заметила Даша.

- Знаю, но ты хоть замужем успела побывать, у тебя дочь на законных основаниях, а у меня одни лишь разочарования и тревожное тиканье биочасов. Двадцать семь лет, как никак. А еще на работе проблемы. Говорят, что характер у меня слишком мягкий, хотя специалист хороший, поэтому руководить не могу. Вот и взяли начальника откуда-то со стороны, ну как водится со связями. Дуб дубом. Характер противный. Все на меня глядит и облизывается. Противно так. Я, конечно, женщина доступная, но для таких - крепость. Уволюсь.

- Думаешь, на другом месте лучше будет?

- Не знаю, но хоть перемены какие-то. А с начальником общаться не могу - злость переполняет. Прямо душит. Реакция у меня на него, как у кошки на собаку. В светлое будущее верится с трудом, хочется забиться куда-нибудь в уголок и лежать. Может чего и вылежу. Выпьем за моё будущее - мужа и любовника.

Они глотнули еще вина и Даша спросила:

- Мы пили за одного человека, или за двоих?

- За двух, - уточнила Инна. - Муж - это муж, а любовник - это любовник.

- Зачем тебе сразу двое?

- Дарья, разве ты не знаешь, что такое любовь и страсть?

- Думала, что знаю, но мой развод свидетельствует о том, что у меня были ошибочные представления.

- Любовь - это такое состояние, когда какой-нибудь мудак все время с тобой, даже когда отсутствует. В голове твоей сидит и командует. Ты уже себе не принадлежишь, а только ему. Есть много средств от этого избавиться. Позволить новой страсти овладеть тобой. Тогда у тебя в голове уже два мудака будут сидеть и бороться между собой. А ты в безопасности. Короче, обязательно нужен муж и любовник. Тогда сохранишь свободу и себя. Ты им будешь отдавать свое тело. И всегда только победителю. Сегодня победил муж, а завтра любовник!

- Измена, - сказала Даша. - Она и есть измена...

- О какой измене ты говоришь! - возмутилась Инна. - Ты не изменяешь, ты отдаешься победителю. Ты просто добыча, жертва. Не забывай, мы слабый пол и голос у нас не решающий.

- Разве нельзя прожить, не изменяя?! - спросила Даша.

- Можно, - ответила Инна, - найди победителя, встретить героя. Съела?! Где же ты найдешь такого мужика, который одной левой всех победит? В том-то и дело. Беда, что нет героев. Если женщина не может найти настоящего мужчину, то она находит двух или трех, чтобы все вместе составили одно целое.

От вина стало хорошо. Инна оживилась, а когда в ней много энергии, то она всегда что-нибудь затевает. Может уборкой квартиры заняться, которая и без того у нее идеально чиста. Она вообще не может жить без движения.

Сейчас Инна решила, что стоит заняться гаданием. Она овладела только одним способом гадания - при помощи карт Таро: раскладывала кельтский крест. Для этого нужно отобрать из двадцати двух карт десять. И разложить их. Десятая карта подводила итог гаданию - предсказывает, какое будущее ожидает человека.

- Будущее вырастает из прошлого, - сказала Инна Даше. - Твое прошлое я знаю, как никто другой. К тому же я сейчас настроюсь на твою душевную волну и буду стараться изо всех сил. Я не властна над картами. Наоборот - они управляют мной, заставляя мои руки двигаться и определяя судьбу.


Три раза Инна разложила кельтский крест и каждый раз десятой картой оказывалась карта, изображающая ангела, трубящего о наступлении дня Страшного Суда. Под трубящим ангелом были открытые могилы, из которых восставали люди.

- В твоей жизни случатся большие перемены, - сказала Инна. - Теперь ты посланник Божий, орудие высших сил. Постарайся понять смысл возложенной на тебя задачи и выполнить ее с честью.

- Пусть я буду божьим орудием, - согласилась Даша. - А счастье за это мне не грозит?

- Прямое положение карты говорит о пробуждении, обновлении, о большой духовной энергии. Ты начнешь новое дело и изменишь свою жизнь к лучшему.

- Если бы по картам мы могли узнать будущее, изменить судьбу, все бы валом шли к гадалкам, - возразила Даша. - Но к ним обращаются те, кто потерял всякую надежду.

В открытое окно в комнату ворвался ветер, шторы надулись парусами. Инна бросилась закрывать окно.

- У, какой ветер! - сказала Даша, поднимаясь. - Сейчас дождь начнется. Пойду-ка я домой.


Совсем близко оглушительно громыхнуло, подтверждая верность ее слов. Когда Даша вышла на улицу, упали первые тяжелые капли. Она ускорила шаг, но не успела пройти и полквартала как кругом образовался потоп, запахло огуречной свежестью. Ветвистые молнии и оглушительный гром, который следовал за каждой вспышкой, возвещали о наступлении конца света. Даша промокла насквозь и уже не было смысла торопиться.

Ей оставалось перейти улицу и она была бы уже дома, но тут зажегся красный свет светофора. Даша остановилась. Полыхнуло рядом, и Даша ощутила острую боль в виске, а затем наступила темнота.

Когда она очнулась, то обнаружила, что лежит на спине. Что-то жгло грудь. Она села и в тусклом свете фонаря и скорее почувствовала, чем увидела, что на груди ее глубокий ожог в виде креста. Золотая цепочка с крестиком на шее исчезла. "Испарила молния!" - сообразила Даша. Она попыталась встать, но ноги не слушались. Она достала из кармана джинсов телефон и позвонила Инне. Где-то она слышала, что во время молний нельзя пользоваться сотовым, но ведь снаряд, как и молния, два раза в одно место не попадает. Она так и сидела на асфальте, пока не прибежала Инна. С ее помощью Даша поднялась. Ноги хоть и с трудом, но слушались. Они побрели к ее дому, в квартире Даша рухнула на диван, а Инна сначала раздела ее, затем досуха вытерла полотенцем и укрыла теплым одеялом.


- Ну как ты? - спросила, тревожно вглядываясь в ее бледное лицо.

- Дышу, - прошептала чуть слышно Даша.

- Молчи! - приказала Инна. - Я "скорую" вызову.

- Никаких "скорых"! - отрезала Даша. - Поставь чайник и достань водки. В аптечке есть горчичники. Найди в шкафу шерстяные носки, а горчичники поставь на ноги.

Инна все сделала, как ей велела Даша. Они выпили по рюмке, и запили горячим чаем с молоком.

- Почему ты не хочешь, чтобы я вызвала "скорую"? - спросила Инна.

- Приедут, а потом раструбят на весь свет, что чудо случилось. Еще одна выжившая после попадания молнии. Такая слава мне не нужна, а если моим родителям слово скажешь, придушу.

- Не скажу, - пообещала Инна. - Я слышала, что один мужик, после того, как в него ударила молния, стал ощущать себя женщиной. Закончилось тем, что он сменил пол.

- Бедняга, - пожалела Даша.

- Говорят, что продолжает жить со своей женой. Были мужем и женой, а теперь подружки, детей вместе воспитывают. Да что мы знаем о человеке, о скрытых его возможностях, - продолжала Инна. - Это молния пробудит твои скрытые возможности. Ясновидящей станешь, будущее будешь предсказывать.

Последние слова Инны Даша уже не слышала, она спала.


3


Проснулась Даша бодрой и совершенно здоровой. Они с Инной попили чай, купили гостинцев и поехали в деревню, к родителям Даши.

Ее родители недавно вышли на пенсию и осели в деревне. Отец Даши, Алексей Федорович, был инженером, проектировал подземные и надземные хранилища для нефти и газа. Мама, Лилия Сагитовна, всю свою жизнь преподавала математику.

Они радовались, что теперь на пенсии, потому что устали от людей, но не от работы. Работать они любили и всю свою энергию теперь тратили на то, чтобы их участок стал самым цветущим местом на земле. Алексея Федоровича отличала практичность. Когда пошла мода на сады, он вместо того, чтобы приобретать дачу, купил заброшенный дом в деревне с участком в пятьдесят соток. Правда, это было далековато от города, но здесь природа сохранилась в первозданном виде. Лес, небольшая и чистая речка, простые люди. Дом он разобрал на дрова, а вместо него построил чудо-теремок из сосновых бревен.


Дашу ждали. Она не успела открыть калитку, а ей навстречу уже летела с радостным криком Ксюша, пятилетняя дочь. Даша присела и поймала дочь в объятья. Ксюша уткнулась поцелуем в щеку, обхватив шею ласковыми руками. Даша пошла к дому, неся дочь на руках.

Как и все дети, Ксюша была необыкновенным ребенком. Она с удивительным пониманием отнеслась к разводу. Женская мудрость передалась ей по наследству. Игорь испытал потрясение, когда дочь ему сказала, что человек не должен быть одиноким и пусть он найдет себе другую жену, которую Ксюша будет любить так же, как любит его.

- Вот и доченька приехала! - просиял Алексей Федорович. - Как раз к обеду.

Он сидел на веранде за столом, который был уже почти накрыт. Из дома вышла мама, неся кастрюлю с борщом, ароматный и дразнящий запах которого сразу же пробудил аппетит.

- Что-то ты бледна, доченька?! - сразу же заметила мама.

- Устала, - ответила Даша, найдя самое простое объяснение.

- Город из любого все соки высосет, - заметил папа. - Ничего, отдохнет, сил наберется. Давай, садись доченька. И ты, Инна, располагайся.

В родительском доме Даше отводилась роль маленькой девочки. Ей ничего не давали делать и всегда протестовали, когда она хотела чем-нибудь помочь. Отец всегда шутил: "Если ты переделаешь все дела, что нам останется. Помирать от скуки?!" Лукавил, конечно, от любви к дочери. Он мечтал о том, чтобы Даша поскорее нашла себе мужчину.


После обеда Даша с Инной устроилась на веранде в плетеных креслах, бездельничая и набираясь сил. Дочь демонстрировала маме успехи в чтении и математике. Даша без всякого притворства хвалила дочь.

- А теперь, мам, давай соревноваться! - сказала Ксюша.

- Как соревноваться, в чем?

- Как мы с дедушкой, у кого рисунок лучше. Рисуем треугольники, квадраты, окружности. Только мне человечков всегда хочется, а дедушка говорит, что сначала нужно треугольники научиться рисовать.

- Ну давай рисовать человечков! - согласилась Даша.

Даша нарисовала свой портрет. Вышел даже не рисунок, а черно-белая фотография, на которой Даше была лет на пять моложе и выглядела очень счастливой. Рисунок завораживал. И самое удивительное было то, что Даша вообще-то не умела рисовать. Совсем.

- Ты победила, мама, - сказала Ксюша, взглянув на рисунок.

- Извини, доченька, - сказала Даша.

- Ну что ты, мама! Дедушка говорит, что все таланты родителей передаются детям в улучшенном виде. Так что я буду рисовать лучше тебя.

- Умница, - сказала Даша и обняла дочь.


Взглянув на рисунок, Инна воскликнула:

- Чур меня!

Подошел отец, взглянул на рисунок и спросил:

- Ты уроки рисования берешь?

- Нет, это результат самообучения, - вынуждена была слукавить Даша.

- Потрясающе! - пришел к выводу отец. - Ты настоящий профессионал.

- Так, - сказала Инна. - Я первой заявила свои права на рисунок.

- Бери! - согласился Алексей Федорович. - У нас фотографий Дашиных полно.


4


В понедельник Даша пошла на работу. Она работала кредитным экспертом. Не всякий человек, закончивший экономический институт, может быть кредитным экспертом. Для этого нужно обладать логическим мышлением, уметь оценить благонадежность клиента и еще быть психологом.

Дашу уважала на работе даже ее начальница, Лариса Дмитриевна, что не мешало ей все время цепляться к Даше, но та оставалась спокойной и невозмутимой. Начальницу же внутренне трясло от бессильной ярости.

У Ларисы Дмитриевны был сложный характер, потому что в свои "слегка за тридцать" она была одинокой, и перспектив выйти замуж не было никаких.

День проходил обычно, пока Лариса Дмитриевна не подвела к ней клиента и сказала:

- Дарья Алексеевна, оформите молодому человеку кредит. Управляющий уже посмотрел его документы и сделал вывод, что вопрос следует решить положительно.


Даша мельком взглянула на молодого человека. На лице отражаются память, чувства и мысли, поэтому оно о многом говорит для наблюдательного человека. И еще глаза. У молодого человека были пронзительные глаза уверенного в себе человека.

Разум подсказал Даше, что перед ней опытный мошенник, а эмоции - что молодой человек противен, как рвотное зелье.

Бегло просмотрев документы, она сказала решительно:

- Банк не может выдать вам кредит.

- Это почему же? - пронзительные глаза приобрели стальной блеск.

- Вы представили недостоверную бухгалтерскую отчетность, ваши финансовые показатели завышены.

- Ну, знаете ли! - он встал так резко, что стул отлетел. И направился прямиком в кабинет Ларисы Дмитриевны.


Лариса Дмитриевна вылетела из кабинета, бросила на Дашу негодующий взгляд, который предупреждал: приготовься к взбучке. Вскоре прибежала секретарша управляющего банком и сказала, что шеф вызывает ее к себе. Управляющий был молодым человеком, который едва закончил институт, но уже два месяца управлял банком по одной причине: его отец был большая шишка. Звали его Владимиром Владимировичем.

- Дарья Алексеевна, - вежливо обратился "Владимирович", - вы почему не выполняете распоряжения начальства?

Сесть ей он не предложил.

- Клиент предоставил недостоверные сведения, - ответила Даша.

- А я нахожу эти сведения достоверными, - возразил управляющий. - К тому же он мой приятель.

- Хорошо, что не друг, - заметила Даша.

- Это почему?

- Он мошенник.

- Я гляжу, вы совсем не боитесь начальства. Интересно - почему?

- Профессионализм позволяет, - ответила Даша.

- А я вас уволю, - пригрозил управляющий.

- Это несправедливо, - констатировала Даша.

- Знаю. Но жизнь так устроена. Миром правит несправедливость, потому что жизненных благ хватает только для избранных.

- А вы избранный?!

- Вы сами это знаете, - холодно ответил управляющий.


Даша почувствовала, как кровь приливает к лицу, ее охватывала ярость. Придавить бы его этим роскошным столом, за которым он сидит такой невозмутимый и наглый, припереть к стенке, чтобы дыхание сперло, а глаза вылезли из орбит. И в этот момент массивный стол мелко задрожал. "Однако!" - удивилась Даша.

- Что такое?! - удивился вместе с ней управляющий.

Стол сантиметров на пять продвинулся вперед и управляющий в испуге отъехал в кресле, хотел было вскочить, но не успел, стол снова пришел в движение и припечатал его к стене.

- Ой! - вскрикнул управляющий по-детски, и глаза его стали большими и испуганными.

- Что это? - спросил он Дашу, которая сохраняла спокойствие.

- Думаю, что справедливость, - ответила Даша и удалилась из кабинета.

За ее спиной раздались два выстрела. Это лопнули лампы дневного света. Сначала одна, а следом вторая. Секретарша испуганно бросилась в кабинет шефа. Управляющий оказался жив, но придавлен к стене массивным столом и покрыт осколками стекла.

Придя в свой отдел, Даша зашла в кабинет к начальнице, дверь оставила открытой и отчетливо, громко сказала:

- Если ты змея, то ты не можешь не жалить. Только не надо бросаться на всех подряд. Без разбора и без пользы для себя.

Затем собрала свои вещи и отправилась домой. Был конец рабочего дня.


(Окончание следует)

© Венер МАВЛЕТОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!