Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Условный знак

Паспорт жениха Ленкиного у меня, костюм тоже - он тебе подойдет, нам никак нельзя отменять свадьбу, понимаешь?


Условный знак

Три бутылки "Гамбринуса" мелодично позвякивали в потертом пакете, обещая райское наслаждение и творческий подъем. День обещал быть жарким, но мне это было по барабану. Солнце в нашу квартиру на втором этаже старого кирпичного дома заглядывало лишь рано утром, чтобы потом деликатно скрыться за густой зеленью деревьев и напомнить о себе косыми лучами ближе к вечеру, лениво закатываясь за угол соседнего дома. Сегодня мне предстояло плодотворно потрудиться и - кровь из носу - за два дня разработать сайт строительной компании. Заказчику, как всегда, было невтерпеж. Подходя к подъезду, я привычно поднял глаза на родимые окна и выругался от неожиданности. На подоконнике, злорадно развесив пушистые розовые соцветия, нахально красовалась бегония...


Это был сигнал тревоги!


- Слава те, господи, - мысленно перекрестился я, нервно закуривая, - пьянящий воздух свободы не сыграл со мной такую злую шутку, как с профессором Плейшнером на Блюменштрассе! Как же некстати я оставил дома мобильник, черт побери...


Вы ошиблись, если подумали, что наша квартира является явкой для оппозиционной политической группировки. Там, смею вас заверить, также не устраиваются бандитские сходки и сборища наркоманов-алкашей. Мы с женой законопослушные граждане и чтим уголовный кодекс, как завещал нам великий Остап Ибрагимович.


Горшок с цветком Лелька выставляет на кухонный подоконник в том случае, когда с дипломатическим дружественным визитом из Пряхино неожиданно сваливается на наши головы ее матушка Клавдия Захаровна. Никаких предварительных звонков теща не признает, хотя мобильник мы ей подарили и объяснили его простейшие функции. Мать моей жены испытывает к атрибуту прогресса уважение, граничащее с трепетом, и категорически отказывается использовать мобилу по назначению, хотя ради справедливости замечу - на дочкины звонки она отвечает.


Это я сегодня удачно сходил за пивом... Иначе пришлось бы уносить ноги под благовидным предлогом, вызывая недоверие и раздражение Клавдии Захаровны. Два года мы с Лелькой безуспешно пытались растолковать теще, почему я веду такой странный образ жизни - дрыхну почти до обеда и не хожу каждый день на службу "от звонка до звонка". Увы... Для Ольгиной мамаши, всю жизнь проработавшей на молокозаводе в захолустном городке, профессия "веб-дизайнер" звучит также неприлично, как "гомосексуалист", а компьютерные словечки и всякие там "сайты" и "логотипы" кажутся Клавдии Захаровне изощренными ругательствами. И неважно, что я вполне прилично обеспечиваю свою семью, Ольгу и Ваньку. Теща считает, что мой образ жизни асоциален и аморален, и только благодаря пофигизму блюстителей порядка, я до сих пор на свободе.


Горшок с бегонией служит нам верой и правдой почти три года, оберегая наше семейное счастье от тайфуна по имени Клава.


...Что же делать, черт побери? Суббота, жара. Все друзья - приятели, скорее всего, по дачам - озерам - шашлыкам разъехались. Любовницей не обзавелся, квартиры для свиданий не имею, машина в ремонте... Одна надежда, что Клавдия Захаровна надолго не задержится - в Пряхино ее ждут коза, куры, огород, две кошки и один пес. Все как у людей, а как же!


Да, часа три - четыре придется гулять. В парке посидеть, что ли? Как заслуженный пенсионер... Раздумывая над своей горькой участью, я шел через дворы, выискивая спасительную тень, как вдруг буквально вздрогнул от окрика:


- Антон!


Мой бывший однокурсник Вадим набросился на меня как орел на куропатку.


- Привет, Вадик! - осадил я приятеля. - Ты чего на людей кидаешься?


- Антоша, друг, спасай! Тут такое случилось! - сбивчиво, вытирая со лба пот, зачастил тот, - Сеструха моя, Ленка, сегодня замуж выходит! Должна была выйти...


- Поздравляю! Почему "должна была"? Не понял!


- Представляешь, два часа назад ее жениха с гнойным аппендицитом на "Скорой" увезли! Уже прооперировали... Через полтора часа регистрация, на четыре кафе заказано, родственники со всего СНГ приехали с подарками... Въезжаешь? - Вадик схватил меня за руку и умоляюще смотрел в глаза.


- Да... Сочувствую! Ну и что - пришлось свадьбу отменить? Чем я могу помочь? - мне показалось, что однокурсник рассчитывает на мою помощь.


- Можешь, Антон, можешь! Паспорт жениха Ленкиного у меня, костюм тоже - он тебе подойдет, нам никак нельзя отменять свадьбу, понимаешь? Ленка через три месяца - срок у них такой дикий в ЗАГСе - в платье не влезет, беременная она... А фотосессию они потом повторят, когда Серегу выпишут. Свои в курсе, а приезжие в глаза жениха не видели. Представляешь, сколько родители бабла в свадьбу вбухали? - Вадик тараторил без умолку, повергая меня в смятение.


- А как сам жених к этому отнесется? - недоумевая, спросил я. - Может, тебе получше кандидата на эту роль поискать? И ты что думаешь - в ЗАГСе не заметят подмены? - я колебался и недоумевал.


- Некогда, Антоша, некогда искать! Сергей от наркоза еще не отошел, а меня такая мысль только сейчас посетила, когда тебя увидел. Вы с Серегой Ленкиным немного похожи - рост, комплекция. Сеструха с матерью в трансе, все само собой крутится, парикмахер ее причесывает, макияж там, все дела... Мы сначала думали, что в больнице обезболивающее кольнут Сереге и отпустят, но там такая хрень оказалась... А в ЗАГСе... Неужели ты думаешь, что они фотки сличать будут, это ж не таможня! Они штампы вообще в другой комнате ставят, на вас и не посмотрят... Или взятку дадим, если чего. Выручи, ,а? Несколько часов всего, потом из кафе уйдешь, предлог придумаем! И Лельке я все объясню. Ну, пожалуйста..., - клянчил Вадим. На него было жалко смотреть.


Во дела! Человек, как говорится, предполагает... Но все в руках божьих.


- Хорошо, дай телефон - жене позвонить! - решился я.


Лелька долго не брала мобильник, потом шепотом ответила: "Да, слушаю". И, не дав мне открыть рта, быстро проговорила - наверное, выйдя на балкон или закрывшись в ванной: "Тоша, мама не одна приехала, с тетей Ниной, они в восемь вечера уедут, лучше тебе пока не появляться... Отбой.


В животе глухо урчало. Позавтракать я не успел. Все одно к одному. Лады… Поем вкусностей, время проведу, людей выручу.


- Вадим, хорошо, я согласен. Но мне бы побриться, да перекусить немного. И целоваться я с Ленкой не буду, хорошо?


- Хорошо! Конечно! Антошка, ты - человек! Век не забуду! - бубнил Вадим, таща меня за руку к подъезду...


* * *

...Через три часа я, в светлом костюме с дурацким цветком на лацкане пиджака, под руку с грустной, шуршащей пенным облачением, Ленкой, вышел из украшенной шариками машины.


Перед кафе "Гортензия" новобрачных ждали родители невезучего жениха с караваем на вытянутых руках и толпа гостей, нервно сглатывающих голодную слюну. Фотоаппараты и мобилы гостей нацелились на наши с Ленкой растерянные физиономии. Небольшая кучка любопытных прохожих, состоящая в основном из пожилых тетушек и детей, жалась к пышным цветущим кустам возле символической ограды заведения. Отламывая кусок каравая, я зацепился краем глаза за монументальную фигуру одной из заинтересованно пялившихся на нас посторонних дам, показавшуюся мне смутно знакомой.


...Свадьба наливала, жевала, говорила тосты, горланила и плясала шестой час. Изрядно измученный своей миссией и слегка перебравший, я извинился перед невестой, увлеченно разговаривавшей с почти оклемавшимся настоящим мужем по телефону, и подошел к Вадиму.


- В-в-вадик, мне п-пора! Л-лелька, наверное, волнуется. К-как я в таком виде домой явлюсь? - заплетающимся языком произнес я. - Может, сходить п-переодеться?


- Антон, ты мой лучший друг! Навек! - распалялся Вадим. - Возьми букет, шампанское...

Лелька все поймет, не дрейфь, она - классная! Пошли, я тебя провожу, хотя всем плевать, никто не заметит. Я на твое место сяду. Серега тебе привет передает и большое спасибо. Выручил! Сейчас такси вызову.


- C-п-пасибо! П-пожалуйста! Р-ррад был помочь. Все было вкусно... Если чего - обр-ращайся, всегда р-рад помочь!


- Ну, нет уж. Лучше вы к нам, - Вадим, видимо, очень переживал за успех нашего представления, и казался удивительно трезвым.


* * *

Я вылез из машины около подъезда и посмотрел на наши окна. В кухне горел свет, а на подоконнике по-прежнему стоял горшок с бегонией...


- Что за фигня! - ошалел я. - Наверное, Лелька забыла убрать.


С букетом большеглазых ромашек в одной руке и бутылкой шампанского в другой, я, слегка спотыкаясь, поднялся на второй этаж и остановился перед дверью, раздумывая - как с наименьшими потерями достать из кармана ключи... Внезапно дверь распахнулась, цепкие клешни Клавдии Захаровны схватили меня за лацканы чужого пиджака и втянули в квартиру. В кресле под торшером сидела давешняя тетка из толпы, а за ней, скрестив руки на груди, стояла моя супруга...


- Ага! Явился, двоеженец! - заорала теща и вмазала мне по уху. - Говорила я Ольге, что ты - кобель и сволочь! Цветочки он принес! Шампанское! По тебе тюрьма плачет! Сколько у тебя жен, мерзавец, признавайся?


Тетя Нина - а это была именно она, видевшая меня один раз на нашей с Лелькой свадьбе, с трудом оторвала свою тушку от кресла и поспешила на помощь подруге, угрожающе размахивая руками.


- Ах, ты гад какой! Это что же это ты себе позволяешь, а? Думаешь, дирзанер, так все можно? Мы Ольгу в обиду не дадим, не для того ее рОстили! - разорялась свидетельница фиктивной свадьбы.


Поднырнув под замахнувшуюся руку тети Нины и сунув теще подмышку бутылку, я схватил Лельку за талию и, растолкав теток, с боем отступил к входной двери, отмахиваясь ромашками и удерживая свою "заложницу".


* * *

Горшок с бегонией вылетел из окна на асфальт, сопровождаемый смачными ругательствами, и разбился, обдав нас с Лелькой земляными брызгами...


- Лель, клянусь - ты самая лучшая и любимая из всех моих жен! Из всех жен в мире! - орал я, уворачиваясь от Лелькиных коготков. - А-а-аа! Хулиганка зрения лишает!


- Скажи еще спасибо, что тебе не пришлось глотать яд и вываливаться из окна, как профессору Плейшнеру! - хохотала моя лучшая в мире жена, отрывая от лацкана свадебного пиджака идиотский цветочек...


© КСАНТИППА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!