Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





От противного

"...Я просто мечтаю поселиться в твоей замечательной тесной квартирке, такой милой, такой неухоженной... привести ее в божеский вид... Какой замечательный тюль я видела на днях в "Доме ткани"!... И всего 49 долларов 70 центов за метр - подумать только!..."


Сапер ошибается только один раз. Маша собиралась пойти вразнос - но тщательно взвешивая каждое слово. Она покопалась в ящике со старыми электронными письмами и выбрала несколько подходящих по теме. На чтение и анализ прочитанного ушло полтора часа, четыре чашки кофе и рюмка коньяка - для трезвости оценки. Маша не любила черновиков и хотела написать письмо быстро и сразу.


"Мой дорогой, дорогой Сереженька!


Ты, конечно, удивишься этой неожиданной нежности, такой для меня не характерной. Но я, право же, не могу молчать далее...

Да, мой дорогой, да: я люблю тебя. Я поняла это с первой нашей встречи - помнишь, тогда, у гастронома. На мне еще было бледно-желтое платье с кружавчиками (а ведь это знак: в последнем номере "Марлен" я прочла, что мужчинам нравятся женщины в бледно-желтом)... А от тебя пахло моим любимым темным "Афанасием". То есть, я его, конечно, не пью... Но когда им пахнет от мужчины... о, это что-то значит для меня!...

И я тогда почувствовала: между нами что-то обязательно будет. Мне кажется даже, что все это поняли. Они пошли за пивом, а мы с тобой остались на улице и ты мне читал свои стихи... Ведь ты нарочно придумал такой чудовищный бред, такую божественную рифмованную безвкусицу!... А я по собственной же глупости какое-то мгновение верила, что ты дурак. А ты на самом-то деле... Через двадцать три дня мы сидели на набережной, и я сказала тебе: я знаю, что достойна любви, так что мало ли кто там меня любит - возможно, и ты среди них - подумаешь, важность... Ах, милый, если бы ты знал, как отчаянно билось мое бедное сердечко в этот момент, как трудно мне было не выдать своих подлинных чувств!... И ты мне снова прислал стихи - и какие чудесные:


я знаю, вы любви достойна...
и даже больше, чем любви...
и правда мало ли кто любит...
я понял, и не говори...

Какая бездна смысла в этих многоточиях! С каким пониманием ты принял мою нарочитую грубость! Ты как средневековый рыцарь, исполненный благородства и преданности даме сердца! Ведь ты не перестал после этого искать со мной встречи!

О, это благородство! Я уже сейчас вижу прекрасные, одухотворенные лица наших будущих детей. Мальчик, похожий на тебя, и девочка... похожая на меня… если тебе это не будет в обиду... Но почему, собственно говоря, только двое? Ведь ты прокормишь и десяток: ты молодой и сильный, ты можешь пахать как вол, я безгранично верю в тебя!

Теперь, оглядываясь на свою жизнь, я понимаю: люди, которые кормили меня до сих пор, ничтожны. Родители, бесчисленные мужчины... Сама я не умею работать. Я не создана для этого. Я создана любить и принадлежать безраздельно. Вот так, как я хочу принадлежать тебе.

Я брошу глупую работу по первому твоему слову.

Тебе не придется просить меня дважды и чтобы я переехала к тебе. Я просто мечтаю поселиться в твоей замечательной тесной квартирке, такой милой, такой неухоженной... привести ее в божеский вид... Какой замечательный тюль я видела на днях в "Доме ткани"!... И всего 49 долларов 70 центов за метр - подумать только! Я бы хотела, чтобы когда к нам переедет моя мама, ей не к чему было придраться. Она ведь такая привередливая...

Ты можешь не беспокоиться: устраивать наше гнездышко мы будем только на твои деньги. Я не проявлю больше бестактности ни в чем. Тебе не придется стыдиться меня.

Мы непременно поедем в Испанию в наш медовый месяц, ведь правда? Все мои подруги ездят туда, и ты ведь не захочешь лишить меня этой маленькой радости? Конечно, если тебе больше нравятся Турция или Египет, я не стану возражать... Но Испания... Там, кстати, можно купить отличные туфли! И там готовят удивительный плов с разными морскими гадами - очень вкусно!

Ах, Сереженька, какое это счастье - строить планы на будущее! Мне кажется, я могу расписать нашу с тобой будущую жизнь по минутам - ну разве не прекрасно!


Напиши мне скорее, когда я могу к тебе переехать!


Жду! Целую много-много-много раз (пока только как сестра - ведь я еще... о нет, нет, ты сам когда-нибудь об этом узнаешь... и приятно удивишься: в мои-то 28!...)


Твоя Масюська."


Она даже не стала проверять письмо на предмет орфографических ошибок: пылкий надоедливый кретин, увивавшийся за ней уже несколько месяцев, сам был вопиюще безграмотен. Нажала клавишу "отправить", и пошла на кухню за новой чашкой кофе. "Получи, фашист, гранату!" - весело подумала Маша, заливая "Амбассадор" кипятком. - "Вспомнить бы еще хоть один случай, когда приходилось употреблять слово "кружавчики"! Ленка-Ленка... Вот чьи письма действительно помогли. Самые идиотские вещи в свое время говорила мужикам именно она - и потом жаловалась, что те удрали. Позову ее, пожалуй, на пельмени в субботу. Большего для нее все равно не сделаешь."


© Олеся КРИВЦОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!