Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Ужас в клетке

Да-да, так всегда и бывает: доброму сыну - честь и хвала за организованный отдых, милому внуку - подарки и открытки с далекой Кубы, а любимой невестке - почетная обязанность чистить клетку...


Все началось с того, что пожилую чету Сидоревских пригласили на Кубу погостить. С присущим пожилым людям кокетством они покудахтали на тему "далеко и дорого", но, подбодренные морально и материально (мой Сидоревский сказал, что пока Фидель жив, надо ехать, и дал им денег на дорогу), с радостью отправились к старым друзьям - донне Ингрид и дону Родриго. По правде говоря, Ингрид была скорее фрау, чем донна, однако добродушные кубинцы неравнодушны к блондинкам. Ингрид была гордостью квартала и носила звание не просто донны, а белокурой донны. Красавец Родриго, получивший ее руку и сердце, до самой старости считался "везунчиком Родриго". По словам Сидоревских, на стыке культур возникла удивительная семья: Родриго отличался бюргерской добропорядочностью, а Ингрид - воистину кубинским темпераментом. В то время как Родриго мирно сидел в пулькерии, и все об этом знали, Ингрид бешено ревновала и встречала его жестикуляцией и выражениями, которые сделали бы честь самой жгучей из жгучих донн. Их обожали абсолютно все. Правда, как это обычно бывает у блестящих пар, ребятишки у них народились абсолютно заурядные.

Именно в честь этих славных людей Сидоревские когда-то назвали пару своих попугаев. Именно этих попугаев нам предстояло приютить у себя на три или четыре месяца.

Сразу было понятно, что попугаями буду заниматься я. Да-да, так всегда и бывает: доброму сыну - честь и хвала за организованный отдых, милому внуку - подарки и открытки с далекой Кубы, а любимой невестке - почетная обязанность чистить клетку. Не желая ничего плохого свекрови и свекру, я, однако, втайне надеялась, что радушие кубинской четы сильно преувеличено, и больше трех месяцев моя птичья повинность не протянется.

Попугаи, между прочим, были немаленькие - жрали и гадили как кони. Небольшим утешением для меня было то, что Родриго так и не отучился орать по утрам "Евгения дура". Михаил Васильевич Сидоревский в молодости не по-доброму и неспроста подшутил над супругой и обучил своего красавца этому некорректному лозунгу. Сообщением об умственных способностях Евгении Юльевны Родриго будил меня в семь утра, давая десять очков вперед петуху моей бабки, за что я была ему даже благодарна: электронный будильник пищал не пример противнее.

Беда грянула неожиданно. Как-то вечером Родриго показался мне несколько хмурым, а наутро мы с Сидоревским проспали работу, а Сидоревский-младший школу.

Если бы Инга умела говорить, она бы, может, подала нам ночью какой-то знак. Но она просто зажалась в угол клетки и затравленно смотрела по сторонам. Родриго лежал в классической позе кверху лапами и казался трогательным и хрупким.

Похороны попугая Сидоревский взял на себя, сына мы по-быстрому выперли в школу, а я отпросилась с работы и помчалась с Ингой к ветеринару.

Несколько дней, в ожидании результатов анализов, мы провели как в тумане. По утрам гнусно пищал будильник. Завтрак проходил в полной тишине. Никто не возился в клетке, никто не выкрикивал лозунгов. Инга пребывала в оцепенении. Мы, в общем-то, тоже. Полученные результаты анализов показали, что Инга здорова. От чего бы там ни скончался Родриго, болезнь была не заразна. Теперь перед нами во весь рост встал вопрос, что мы скажем хозяевам.

Сидоревские очень трепетно относились к своим попугаям - считали, что между ними самими и этими птицами есть некая мистическая связь, и пока с попугаями все в порядке, все в порядке и с ними.

Выход у нас был только один - подсказанный плохими американскими комедиями - купить такого же попугая и выдать его за Родриго. К счастью, в доме Сидоревских-старших было множество фотографий, которые могли послужить образцом для поиска.

Ближайшие выходные были посвящены Птичьему рынку. Сидоревский-младший пришел в полный восторг: он давно жаждал туда попасть, так что поиски наши сильно осложнились призывами купить ему кошку, собаку, ящерку, крокодильчика.

- Ты уже видел, что бывает с попугайчиками, - не выдержала я, и сын мгновенно умолк. Сидоревский покачал головой - дескать, запрещенный прием - но вслух возражать не стал.

В субботу мы подходящего попугая не нашли, в воскресенье тоже, но зато нашли мужика, который обещал подсобить.

В среду вечером раздался долгожданный телефонный звонок. Сидоревский уехал и вернулся с замечательной птицей, один в один похожей на почившего в бозе Родриго. Впечатление портило только отсутствие небольшого пятна на боку, но мы решили всё списать на внеочередную бурную линьку.

Сидоревский-младший дал клятву молчать в обмен на разрешение ходить в кино каждое воскресенье вне зависимости от полученных за неделю оценок. Мы явно портили ребенка, но другого выхода у нас не было.

Новый сосед вывел Ингу из недельного оцепенения, запросто клюнув ее в темечко. Сдачи она не дала, но встрепенулась и заморгала. Мы решили, что это хороший знак и пошли спать.

Поутру, когда снова запищал будильник, до меня вдруг дошло, что у нас осталась еще одна большая проблема: обучить новоявленного Родриго коронной фразе "Евгения дура". Поскольку занять этим Сидоревского-младшего было бы совсем уж непедагогично, а Сидоревский-старший как всегда сослался на занятость ("и вообще, милая, кто у нас педагог?"), обучением попугая должна была заниматься я.

Утром и вечером я отсаживала Родриго Второго в его родную клетку, уносила на кухню, чтобы Инга не слышала, и монотонно твердила: "Евгения дура, Евгения, дура, Евгения дура". На самом деле мне хотелось кричать "Мишка дурак", поскольку именно из-за свекра я приняла эти непосильные муки.

Три месяца в птичьих заботах прошли незаметно. В честь возвращения Сидоревских мы решили устроить парадный обед у себя, и подготовка к нему несколько притупила страх перед тем, что наша махинация с попугаями будет раскрыта. Родриго, впрочем, орал всем на радость, хоть и не по часам. Инга, по-видимому, решила, что новый самец лучше, чем никакой, и вела себя более чем лояльно. Парадный обед удался на славу. Как в лучших домах, Сидоревский с отцом после обеда решили выкурить по сигаре, а мы со свекровью удалились на кухню. Сидоревский-младший смылся во двор хвастаться сувенирами.

Я мыла посуду, свекровь ее вытирала и ставила в комод, и мне уже казалось, что все обошлось, когда она завела:

- Скажи мне, душечка, честно, - обращение "душечка" не предвещало ничего хорошего, и я сразу насторожилась. - А что случилось с Родриго?

- Э... Вы про пятно на боку? Знаете, он так резко и сильно вдруг полинял!.. - для пущей убедительности я выпучила глаза. Свекровь в ответ ехидно прищурилась.

- Голову будешь морочить Мише. Он, слава богу, ничего не заметил, и я ему ничего не скажу, но сама хочу знать. Это ведь не Родриго, правда?

Я сникла. Всё зря. Обман раскрыт, и с этим ничего не поделаешь.

- Умер Родриго. Но точно не от заразы. Инга здорова, мы проверяли.

- Ну и бог с ним, - неожиданно улыбнулась свекровь. - Миша разводит мистику вокруг попугаев, но я в эту ерунду не верю. Если вам удалось обмануть его - а при полном отсутствии у него музыкального слуха это нетрудно - то и ладно.

- А причем тут слух?

- Дорогая моя, попугай верещит "Евгения дура"… твоим голосом! - свекровь прыснула, и мы расхохотались, не в силах сдержаться. Когда Сидоревский-младший притащил из школы пару по физике, на кино был наложен строгий запрет. Разоблачения мы теперь не боялись: на нашей стороне была тяжелая артиллерия в лице ясновельможной пани Сидоревской, да и на здоровье Михаила Васильевича смерть попугая никак не сказалась.


© Олеся КРИВЦОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!