Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Адская кухня

Всклокоченные и перемазанные, мы выползли из-под дивана с пойманным карпом и споткнулись о чьи-то ноги.

- Здравствуйте, девушки! Какие вы интересные сегодня!


Когда я только что переехала жить к Сидоревскому, я была уверена только в одном. Никаких кухонных и тому подобных подвигов он от меня не дождется ни под каким видом. Я не домохозяйка. Я - нежное создание, кроткая голубка, загадочный ландыш. Кто не верит, пусть прочтет на флакончике с туалетной водой, там так и написано: "Загадочный ландыш"!

Всё это я выдала Сидоревскому почти с порога, готовая поднять с пола сумку и уйти обратно в ночь, если он решит возражать. К мужу я не вернусь, но и в новое рабство не продамся!

- Что-то ты нервничаешь, загадочный ландыш, - сказал Сидоревский. - Я так думаю, с голодухи. Давай-ка мыть руки и ужинать. Борьба за права женщин - потом.

Через пять минут я уже наворачивала что-то горячее и вкусное. Кажется, там были какие-то овощи, вперемешку с сосисками. А сверху - шашлычный кетчуп. И все это я запила чаем и зажевала липкими-прелипкими козинаками.

- Ну что, митинговать будем? - спросил Сидоревский. Я молча помотала головой. Какое митинговать! Зубы слипались, в животе было тепло, и я чувствовала, что вот-вот засну.

Сидоревский довел меня до комнаты, засунул под одеяло, и тема была исчерпана.

Весь следующий месяц мы так и питались: бутербродами его приготовления, разогретыми морожеными овощами, сосисками и пельменями. Меня это полностью устраивало. К плите я не подходила и собиралась оттягивать момент вступления в обязанности кухарки как можно дольше, однако мне подложила свинью собственная подруга.

Сидоревский был единственным из всех предъявленных мною мужиков, которого Виолетта одобрила. И стоило мне переехать, как она стала напрашиваться в гости - посмотреть, как мы устроились, пообщаться и все такое. Ни у меня, ни у Сидоревского эта затея энтузиазма не вызывала, поскольку нам никого, кроме нас самих пока нужно не было.

В конце концов Виолетта появилась у меня на пороге без приглашения, зато с загадочным пакетиком в руках, рюкзачком за спиной и книгой под мышкой.

- Привет! - сказала она. - Твой Сидоревский дома?

Вот сдался ей Сидоревский! Им даже говорить-то обычно не о чем!

- Нет его! Но ты заходи.

- И хорошо, что нет! - неожиданно обрадовалась Виолетта. - Я тебе тут принесла, вот!

Она протянула мне раздутый черный пакет, в котором что-то плескалось.

- Погоди, вот книжка еще! - я взяла у нее книжку, и Виолетта стала вытряхиваться из рюкзака и пальто одновременно.

- "Средневековая польская кухня", - прочла я. - Так, а в пакете что?

- Карпы! Ты осторожно, они живые!

- Ты в своем уме?

- С утра вроде была в своем. Я увидела в букинистическом эту книжень, вспомнила, что Сидоревский - поляк, и подумала, что ты просто обязана приготовить ему карпа по-польски.

Поскольку Сидоревский никакой не поляк во-первых, и я ему ничего не обязана во-вторых, Виолетту стоило бы попросту выставить вместе с ее полуживой рыбой обратно за порог. Но я решила, что это судьба, что так встали звезды и что карп по-польски - это не такая плохая идея. Пусть Сидоревский знает: я не капризная и не лентяйка, я просто творческая натура. Что-нибудь замысловатое - ради бога. Щи-котлеты - извините.

Мы пошли в кухню. Я осторожно сунулась в пакет, из которого тут же уставились на меня две пары глаз. Что ж с этим делать-то?

На Виолетту надежды не было никакой, она готовить вообще не умела. Максимум - рецепт может прочесть. О чем я ее и попросила.

- Карпа можно варить в чешуе и без нее; некоторые находят, что в чешуе он вкуснее, хотя не столь красиво на вид. Заколов карпа...

- Стоп! Про чешую понятно, будем варить в чешуе. А как и чем закалывать карпа?

- Понятия не имею. Вообще я где-то слышала, что рыбу надо оглушить, а потом отрезать ей голову.

- Ага, и закопать на перекрестке вместе с черным котом. В "Молоте ведьм" ты это, видимо, вычитала, - проворчала я.

Здесь надо сказать, что Виолетта тоже была натура творческая, почище меня. Она всегда ходила в черном и презирала домашнее хозяйство как явление и мужиков как класс. Чтобы ее впечатлить, надо было быть Сидоревским или Вельзевулом - Виолетта была помешана на запредельном и сверхъестественном.

- Дальше читать? - спросила Виолетта. - Там очень много составляющих, но ты не пугайся, я все принесла с собой.

- Подожди, их сначала надо прикончить, - проворчала я и вытряхнула бьющихся рыбин в раковину.

- А может, их, как раков, живыми в кипяток? - робко поинтересовалась Виолетта.

- А может, тебя на костер?

Виолетта на цыпочках подошла к раковине и заглянула.

- Красивые, прям жалко, - сказала она, но тут один из карпов в знак согласия шлепнул хвостом и обрызгал ее черное бархатное платье.

- Вот зараза! Леська, бери его за хвост - и головой о край раковины! А я пока уксус вскипячу! В чем тут у вас можно вскипятить уксус?

- А это еще зачем?

- Там так сказано: "кровь карпа собрать в чашку со вскипяченным уксусом".

Сатанизм какой-то! Я безнадежно махнула рукой в сторону буфета, где стояли миски и кастрюльки. Виолетта пошла искать подходящую, а я храбро ухватилась за рыбий хвост. Тут же под потолком что-то сверкнуло, шлепнулось на пол и забилось в агонии под диваном. Скользкие эти карпы до невозможности.

Мы с Виолеттой ринулись ловить беглеца. Под диваном оказалось совсем не здорово: пыльно, душно, а теперь еще и воняло рыбой. Всклокоченные и перемазанные, мы выползли из-под дивана с пойманным карпом и споткнулись о чьи-то ноги.

- Здравствуйте, девушки! Какие вы интересные сегодня! - приветливо сказал Сидоревский. Мы и не слышали, как он пришел. Виолетта потупились.

- Привет, Сидоревский! Поможешь нам оглушить карпов? - спросила я деловито. Лучшая защита - это нападение, я всегда это знала.

- Кого?!

- Мы решили приготовить тебе карпа по-польски. Виолетта притащила продуктов. В том числе двух карпов. Один в раковине, другой вот.

- Они что, живые?

- Да по-моему, уже не очень.

Сидоревский понесся в ванную, и оттуда раздался грохот воды.

- Тащите сюда! - крикнул Сидоревский. Мы послушно засеменили к нему, прихватив вторую рыбеху.

- Кидайте! - мы кинули рыбок в воду. Карпы, не веря своему счастью, неуверенно начали плавать туда-сюда.

- Если доживут до завтра - вода-то хлорированная - я их отвезу к Максу. И чтоб больше я этого не видел! Ужас какой - девицы-убийцы!... Кроткие голубки!... - Мы послушно и не без облегчения закивали головами.

Макс, друг Сидоревского, работал в какой-то частной лавочке с рыбным рестораном, заказными рыбалками и прочим. Карпов там, понятно, в конце концов съели, но хотя бы долго не мучили.

- Рыбу я, в общем-то, не люблю, - сказал Сидоревский. - А как вы там собирались ее готовить?

- Я не поняла, потому что рецепт тоже принесла Виолетта, и мы его до конца не дочитали.

- Туда столько всего интересного идет по рецепту, - мрачно сообщила Виолетта. - Вон, полный рюкзак.

- Доставай! - распорядился Сидоревский.

Из рюкзака были вынуты: пузырек уксуса, медовые пряники, бутылка вина, лимон, изюм, пакетики с гвоздикой, перцем, лавровым листом и баночка консервированной вишни.

- Еще нужно пиво, но я подумала, что пиво у вас всегда есть.

Сидоревский внимательно осмотрел натюрморт и рассмеялся.

- Виолетта, скажи честно: ты просто хотела глинтвейна с пряниками, а рыбу и уксус притащила для отвода глаз!

Я сунулась наконец в книжку.

- Нет-нет, пряники следовало раскрошить и отправить в соус!

- Значит, так: пряники мы разжуем и отправим в желудок. И запьем глинтвейном. Я сейчас сварю, а вы подите-ка причешитесь и умойтесь. Ни дать, ни взять - ведьмочки.

На следующий вечер Виолетта вновь появилась у меня на пороге.

- Мать, прости, что я без предупреждения, но ты должна, просто должна это увидеть!... - возбужденно затараторила она.

- Входи, раз пришла, - странных пакетиков Виолетта на этот раз в руках не держала, так что я решила ее впустить. Опять же, Сидоревский звонил сказать, что задерживается. С Виолеттой все-таки веселее.

- Сегодня утром суюсь в рюкзак, а там - вот!

Виолетта вытащила книгу.

"Современная польская кухня" - значилось на обложке. Ну конечно! Сидоревский подменил книжки! В его залежах, оказывается, было и такое! Виолетта торопливо раскрыла книгу и ткнула пальцем в жирно подчеркнутые строчки: "Самым популярным блюдом польской кухни является, несомненно, бутербродный торт".

- Твой Сидоревский - просто дьявол! - сказала Виолетта. В ее устах это означало высшую степень одобрения. - Передай ему от меня вот это!

И она достала из рюкзака увесистый сверток.

Бутербродный торт был Сидоревским по приходе одобрен, а я поняла, что пора уже становиться к плите. И думать не смейте, что я ревновала! Это просто забавное совпадение: к тому моменту мне действительно осточертели бутерброды.


© Олеся КРИВЦОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!