Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Он утопится!

Мой муж и Сидоревский контрастны, как "Крик" Мунка и "Кутеж" Пиросмани. Экзистенциальный ужас и спокойное жизнелюбие.


В очередной раз сидя в очередном дворе, мы обсуждали перспективу моего развода. Я говорила, что не могу и не хочу уходить от мужа - Сидоревский убеждал меня, что могу и хочу, но просто уперлась.

- Цены тебе нет, так что набивать ее бессмысленно. Не выпендривайся, разводись и выходи за меня.

- Он удавится. Он обещал, еще в день свадьбы. Так и сказал: "Если ты уйдешь, я утоплюсь!"

- Я так смотрю, женщине в день свадьбы можно что угодно вкручивать - поверит. Ну хорошо, тогда ты была молодая и впечатлительная... Не надо, не надо лупить меня сумкой. Я же не сказал, что ты сейчас старая. Но по прошествии пяти лет, тебе, по большому счету, не все равно, удавится он или не удавится?

Я крепко задумалась. Сидоревский достал фляжку, отхлебнул коньяка и молча протянул ее мне.

Мой муж и Сидоревский контрастны, как "Крик" Мунка и "Кутеж" Пиросмани. Экзистенциальный ужас и спокойное жизнелюбие. В ранней юности "Крик" мне нравился. Сейчас он мне кажется гнусной мазней с доминирующим в колорите цветом детской неожиданности. Однажды, будучи не в себе после ночной ссоры с мужем, я даже высказала это свое мнение ученикам. Двери в кабинет живописи, конечно, в этот момент были нараспашку, и мимо проходила директриса. К сожалению, мимо ее кабинета, когда она устраивала мне разнос, зав. гороно не проходил. Зато цитаты из нашей с ней беседы я даже видела потом накорябанными на мольбертах. Дети все-таки очень тонко чувствуют прекрасное.

Отхлебнув побольше и передернувшись, я попыталась рассуждать логически. Итак, за Сидоревского замуж - весело, но страшновато. Не поубиваем ли мы друг друга сковородками в первую же неделю? Или, напротив, не будем ли мы так счастливы, что начнем вить гнездо по полной программе? Ходить на рынок, солить огурцы, дружить с соседями? Я покосилась на Сидоревского, попыталась представить его себе в трениках и майке и отхлебнула из фляжки побольше: уж больно душераздирающая рисовалась картина.

Плюс утопившийся муж. К несчастью, когда-то я мечтала стать судмедэкспертом. Всякий раз, когда мы с мамой приходили в гости к ее однокласснице, работавшей в прокуратуре, я, серьезная девочка с беленькими косичками, спрашивала разрешения "посмотреть книжки". И пока мама с тетей Валей перемывали на кухне косточки общим знакомым, не вникая, какие именно книжки рассматривает ангелочек, я наслаждалась видами с мест происшествий. Так что утопленников представляю себе во всех деталях на раз.

Нет, Сидоревского я люблю, чего уж там. Но не до такой степени, чтобы допустить появление треников и маек. Мужа я не люблю. Но не до такой степени, чтобы с радостью рвануть в морг на опознание тела.

- Сидоревский, мне надо подумать! - сказала я наконец, чтобы снова оттянуть время.

- Индюк, лапа ты моя, тоже думал. И плохо кончил.

- Это в последний раз! Я... я...

- Еще бы не в последний! В следующий раз я его сам утоплю, так и знай! Пойдем, дрожишь вся.

- Это нервное, я ж на пленэр одевалась...

Для мужа я действительно была с учениками на пленэре. Кстати, только Сидоревский способен всерьез звать замуж женщину, одетую в штаны с начесом, два свитера и куртку из серии "прощай молодость". Добавьте к этому раздутый, как беременная кошка, рюкзак и этюдник, и непосвященному зрителю станет окончательно непонятно, как я ухитрилась вообще выйти замуж - не то что любовника завести. Но Сидоревский-то не дурак, ему известно куда больше, чем непосвященному зрителю. Прежде чем приставать с женитьбой, он узнал, как я выгляжу в платье, как я выгляжу в других штанах, а также как я выгляжу без платья и без штанов.

Рассеянно ковыряя ключом в замке, я успела пять раз сменить свое окончательное решение по поводу Сидоревского. Дверь распахнулась, когда я уже решила сказать ему "нет", но выскочивший мне навстречу муж выглядел настолько странно, что я моментально забыла о Сидоревском.

- Экий ты встрепанный. Случилось что-то? - я привычно задвинула этюдник за шкаф.

Из комнаты донеслось шебуршание. Муж потупился и покрылся странными пятнами. Как будто уже утопился.

- А ты... что так рано? Так быстро всё нарисовали? Или замерзли? - наконец спросил он. Шебуршание не прекращалось.

- Что там у тебя такое? - поинтересовалась я, и отодвинув его, сунулась в комнату. В комнате, натягивая колготки, прыгала на одной ноге соседка с третьего этажа. При виде меня она на мгновение застыла в воздухе, потом скрипнула зубами и продолжила вписываться в колготки.

- Вы не торопитесь, душенька! - лучезарно улыбнулась ей я. - Когда торопишься, они вечно перекручиваются, приходится все сначала... Я вам мешать не буду, только позвоню.

- Сидоревский! - решительно сказала я в трубку. - Я сегодня же переезжаю к тебе!

- Дорогой! - крикнула я в сторону прихожей, где уже в срочном порядке скрылась соседка. - Я с удовольствием наберу тебе ванну!


© Олеся КРИВЦОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Медицинские инструменты и наборы
nemolotok.ru