Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Кое-что о ЖПС

И в этот прекрасный момент, в эту трепетную секунду рождения нового чувства раздаются странные звуки - ревет унитаз, кто-то басисто кашляет...


- Натали, тебе час на сборы! Я еду с роскошным мужчиной! Это твоя судьба!

Голос подруги воркует, игриво серебрится, и это значит, что сюрприз действительно стоящий. Когда они были студентками, то делились модными шмотками, теперь - женихами.

Наталья пулей несется в душ, становится под горячие струи - вот так, вот так, пусть разрумянятся щеки! Картофельная бледность простительна юным, а сейчас она подло подчеркивает годы и печальный опыт поражений.

С миром вещей у Натальи проблемы. Не то, чтобы она полная неумеха, когда переворачивается на пол сковородка с яичницей, и дорогой кофейный сервиз просто выпрыгивает из рук (хотя бывало, к стыду и такое: кастрюля свеже сваренного мамой борща - на кухонном кафеле, ноги разъезжаются, капуста интимно цепляется за каблуки). А просто все материальное демонстративно отторгает Наталью, продолжая стойко держать еще в юности объявленный бойкот. Не будем говорить по-крупному - о ее коммерческой беспомощности, например, когда хорошая вещь покупается по одной цене, а потом в лучшем случае продается в два раза дешевле, а то и просто дарится какой-нибудь приятельнице. О глупой, даже тошнотворной жалостливости, когда, придя на базар за красивыми туфлями, она покупает чуть ли не галоши у замызганной тетки, чтоб выручить ту материально. Это, как утверждает Толик, бывший супруг, мудро и своевременно переметнувшийся к другой, более устойчивой в быту, просто-таки патология. Проблемы возникают ежедневно, по мелочам. Куда-то исчезают колготки и носки, прячутся в самые немыслимые закоулки очки, чтобы неожиданно и злорадно взвизгнуть в предсмертном экстазе под Натальиной попой. А кружки! Кружки с въевшимся в дешевый фаянс коричневым ободком! Куда пропадают они, когда срочно хочется кофе? Подло ведут себя обои, скрипя по ночам и обморочно опадая к утру пузырями, краны, плюющие в лицо бьющей током водою, унитаз, ревущий, как буйвол, когда на нем никто не сидит, ключи от двери, открывающие квартиру по настроению - когда легко и послушно, а чаще - вымотав все нервы. Нет, с миром вещей Наталья в контрах, зато в нежном понимании с миром слов, ощущений, птиц, цветов и облаков.


Над румяным лицом - облако, дрожащее под струями фена. Теперь удлиним ресницы и сделаем контур губ. Для знакомства с мужчиной наденем джинсы и длинную черную рубаху. И загадочно, и в меру небрежно, но главное - стройнит и раскрепощает. Натальина меланхолия - вечная мишень для подруг. "Радуйся свободе!" - поучает та, что тащит мужа-неудачника. "Учись делать деньги!"- снисходительно советует бизнес-леди. Ну а самая-самая близкая заботливо подсказывает - "Займись ЖПС"!

Неблагозвучную эту аббревиатуру подруги услышали из уст почтенного доктора и долго хихикали, узнав, как она расшифровывается - женская половая система. У самой-самой с ЖПС все в порядке, и это не удивительно. Кто не клюнет на модный образ - роскошные волосы почти до талии, а все остальное - ноги, ноги... И пусть прицепом висят близнецы (на них есть противоядие - мама). Пусть брак, обещавший вечное счастье, оглушительно взорвался, разбросав клочки не сбывшихся иллюзий по всей планете (там мы пили в обнимку ликер, там катались на верблюдах, там загорали на яхте), она желанна, соблазнительна и сама выбирает тех, кто не даст засохнуть ЖПС. В этом море, кишащем акулами, у нее есть надежный сообщник - компьютер, ее сваха, телохранитель и адвокат.

"Знаю толк в любовных радостях", - сообщает игриво подруга, и компьютер послушно подбрасывает то одного, то другого... тореадора постельной фиесты. Но самой-самой трудно угодить. Ей не нужен пылкий фантазер с потеющими ладошками, у которого на одну удачу штук десять - постыдных фиаско. И потасканный супермен, сыплющий комплиментами, между строчек которых читается: "вообще-то вчера я был с персиком 18-ти лет, а позавчера с мармеладкой 16-ти, но и вы, мадам, не плохо сохранились - после сладкого тянет на селедочку". Ей по нраву хозяин безупречного тела, готовый сутками напролет совершенствовать любовное мастерство, хотя в мечтах она ждет благородного авантюриста, рыцаря-разбойника, умеющего стать перед дамой на колени. Но тому, по всей видимости, временно не досуг заглянуть в Интернет.


У любого яда есть противоядие, у маятника - противовес, у медали - вторая сторона. Красивая, но стерва, щедрый, но ревнивый, умная, но холодная, добрый, но больной. Натальины "но" - неуклюжесть и пессимизм, подругино "но" - свободолюбие. Это ее потребность в независимости рыбьей костью застряла в горле папочки милых двойняшек, заставив выдвинуть ультиматум - или я или твоя работа. Она раздражает бездарей, подвизающихся на родимом поприще дизайна. Она усложняет жизнь, имеющую массу дверей, куда без поклона просто не втиснуться. Зато независимость в эротике - лучше всякой виагры, не потому ли все бывшие утверждают, что она умеет приворожить?

Странная все-таки штука - женская дружба! В минуты душевного одиночества она сшивает затейливым узором не просто непохожих, а диаметрально разных. Самой-самой больно за Наталью, старомодно ожидающую счастья в мире непокорных вещей. И на жирного червяка своего игривого объявления она попутно ловит того, кто может стать Натальиным принцем. По всем признакам - этот "Артур, 44" - как раз из таких: "Вчера ходил на органный концерт", "Перечитываю доктора Живаго", "Тебе нравится Гумилев?" "Как не хватает друга, чтоб встречать за беседой рассвет!" Обманутый бывшей женой, ограбленный ушлым тестем, восставший из пепла и дико ненавидящий стерв.

- Ты просто создан для моей Натальи! - восклицает самая-самая, - Она чиста, как дитя, и очень преданный друг!

- А что, такие бывают? - искренне удивляется Артур, и в глубине потухших глаз вспыхивает искра надежды. - Тогда собираемся в гости!

- Скорее - скорей, - поторапливает в трубку подруга, - он купил три розы и три бутылки шампанского!

- А вдруг я ему не понравлюсь? - хнычет Наталья, разыскивая в шкафу свою любимую рубашку.

- Понравишься еще как! - уверяет самая-самая, - вы просто две половинки, у меня безупречная чуйка.


Чем дальше в жизнь, тем привередливей вкусы, тем изысканнее потребности, тем сильнее чаша разума перевешивает чашу чувств. Уже мало горячих рук и ласковых слов, баритона и мужественного подбородка. Но ведь и он становится взыскательней и не хочет морщинок у глаз, усталой бледности щек, опущенных губ и складочек на животике. Образ феи готов - прямые волосы до плеч, вызывающе красные губы, в расстегнутом вороте рубахи заманчиво маячит молочная ложбинка. Загадка и вызов, достоинство и намек. Где ты, Артур, держись! Теперь убрать газеты с журнального столика, постелить кружевную салфетку и поставить старинную серебряную конфетницу. Из таких конфетниц, уверяла покойная бабушка, дворянки потчевали своих женихов. Но враждебный мир вещей уже выставил ежовые колючки. Конфетница почернела (господи, чем чистят обычно серебро?), а салфетка подло прячется в стопке не глаженого белья. Наталья с психу вываливает на пол все содержимое шкафа и чуть не падает в обморок - из-под подола вечернего платья торчат босые мужские ноги! Что может быть фантастичней и нелепей голого мужика в собственном шкафу? Взвизгнув от ужаса, она хватает утюг и чеканит дрожащим голосом:

- Это кто? Выходите сейчас же!


Из вороха летних юбок вылезает смущенный мужик (слава Богу, в трусах), украшенный благородной бородкой.

- Здрасьте, вы извините, - кланяется церемонно, - У вас лоджия на распашку, а к Алле нагрянул муж... Знаете, как в том анекдоте - вернулся муж из командировки...

- А в шкаф зачем забрались?

- Чтобы вас не шокировать. - Думал, чуточку пережду, и назад.

- Ну и ну, - ухмыляется Наталья, вытирая со лба испарину, - почтенная Алла Ивановна оказывается такая шалунья?

В дверь раздается звонок.

- Не открывайте, - бледнеет мужик, - Это, наверное, муж, он у нее сумасшедший!

- Да не будьте вы трусом, - укоряет Наталья. - Если сосед, не открою, но надо же посмотреть!

Она бежит на цыпочках в коридор. В мутном оконце "глазка" маячит сияющая подруга, а с ней импозантный мужик в ее, Натальином вкусе. "Здравствуйте, проходите! Ой, какие красивые цветы!"

Как хорошо, что рядом самая-самая! Конфетница вычищена за секунду и наполнена золотистыми трюфелями, фужеры послушно замерли в изящной ассиметрии, розы обрезаны, взбрызнуты росой и поставлены в центре столика.

- Выпьем за технический прогресс! - предлагает подруга тост, - За возможности Интернета!

- Ну его, Интернет, - смеется Артур. - Давайте за судьбу и мечту!

Наталье не надо слов, она ощущает кожей, что подруга и впрямь не ошиблась, две ауры соприкоснулись и высекли яркую радугу.

И в этот прекрасный момент, в эту трепетную секунду рождения нового чувства раздаются странные звуки - ревет унитаз, кто-то басисто кашляет.

- Вы не одна? - изумляется гость.

- Одна, - пожимает плечами Наталья, но при этом густо краснеет.

- Здесь вещи живут обособленной жизнью, сами по себе, - вступается за нее подруга. - И унитаз в том числе. Не верите? Загляните в соседнюю комнату.


Но заглядывать не приходится. Соседкин любовник является сам, закутавшись в Натальин халат!

- Я извиняюсь, конечно, - произносит он с наглой улыбочкой, - но закурить не найдется?

В комнате повисает гробовое молчание.

- Вы чего? - удивляется незваное чудо и разворачивается к Наталье, - Ты им ничего не объяснила?

Первым вылетает из-за стола оскорбленный Артур. Это ж надо на старости лет так опростоволоситься - поверить в сказку о золушке! Натягивая туфли подрагивающими пальцами, он шепчет с сарказмом подруге - "и впрямь чиста, как ребенок!" Следом уходит самая-самая, гневно бросая на ходу: "ЖПС, конечно, святое, но зачем же меня подставлять!" А через минуту стучится соседка:

- Наташечка, дорогая, спасибо, что выручила! Милый, держи свои шмотки, и скорей на такси! Я своего придурка за хлебом отправила!

- А я не спешу, - неожиданно сопротивляется бородатый, бросая заинтересованный взгляд то на шампанское, то на онемевшую Наталью, - у вас гитары, случайно не найдется?

Она молча подходит к зеркалу и удивленно замирает - что это за демоническая незнакомка смотрит на нее из черной глубины зазеркалья? Как чувственно изогнут рот, какая интрига в глазах! Женщина с бурным прошлым, дерзкая куртизанка, повелительница мужчин, событий и духов? Так вот что ей надо - немного страсти, чуть волнений! Маленький бал-маскарад, дефиле в непривычном костюме!

- А вы, я вижу, здесь не скучали! - надрывно восклицает соседка. - Бегом оделся! Быстро, если не хочешь проблем!

Пугливый Казанова по-армейски ловко впрыгивает в штаны. Соседка с поджатыми губами заталкивает его в лифт. А Наталья... Наталья сложилась пополам от приступа сумасшедшего хохота. Ну и водевильчик, однако, кому расскажешь - не поверят! Она сидит на корточках у дверей, а за спиной оживают вещи, когда-то объявившие ей бойкот. Заурчал испорченный холодильник, замигала перегоревшая лампочка, и сам по себе включился телевизор. Похоже, что впервые строптивый материальный мир проявил солидарность по отношению к своей хозяйке.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!