Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Вечный жених

Ему нравится их переигрывать, выходя из схватки двух хитростей, двух корыстей победителем, который снисходителен к побежденным.


У него глаза - светло-серые, искристые, с хитринкой - влекущие, одним словом. И рост под два метра, и сладкие губы вампира... И крупные руки, сильные руки, умелые... Он давно нигде не работает, но имеет много различных "дел" и "друзей", влиятельных, состоятельных, с которыми может свести, для которых окажет услугу, так что деньги на бильярд и шампанское у него имеются постоянно. А теперь подведем итог: глаза, рост, губы, хорошо устроенные мозги, машина, шуршащая мелочь в кармане и руки... - ну чем не идеал для девчушек, жаждущих нежности и любви? Впрочем... Андрею нравятся и хищницы - рыжие, с лисьей мордочкой, или черные, с узкими бедрами, или белые, с пышными формами и сексуально вывернутыми губами. Нравятся жадностью к жизни, опытностью в постели, неутомимой способностью жалить и фальшиво жалеть. Ему нравится их переигрывать, выходя из схватки двух хитростей, двух корыстей победителем, который снисходителен к побежденным. И они никогда не злятся, а даже остаются друзьями на долгие годы, и сами иногда звонят, чтоб похвастаться удачной охотой или напротив, поплакаться в жилетку или даже пригласить его в койку, помня, какой он мастак. Но самой большой усладой, десертом жизни, бальзамом души, как ни крути, а все-таки слегка одинокой, остаются юные дурочки - Насти с загнутыми ресницами, Кати с пухлыми щечками, Даши с острыми коленками, глупые, наивные девочки, не испорченные случайными связями. Для них он - завидный жених, хорошая партия (образованный, умный, порядочный и, наверное, при деньгах, раз машина!) А практичные гусыни - мамаши этих хорошеньких дурочек - просто писают кипятком, мечтая о должности тещи. ...Этого вечного жениха.


- Ну когда ты, Андрюша, женишься? - ворчит мама понарошку - мама его собственная, неповторимая, лучший друг, идеал, эталон. - Я соскучилась по колясочке, по нежному, смеющемуся маленькому! Я хочу его баюкать, прижимать к груди, читать ему сказки, у меня материнское бабье лето!

- Побаюкай, родная, меня, - усмехаясь, басит он, лениво заглядывая в кастрюлю. (И не голоден, но чего-то хочется). Так и есть, мамуля напекла пирожков, слоеных, с разной начинкой.

- Девушки нынче алчные, им подавай только деньги, а зачем мне лишний головняк? - объясняет он маме, пожевывая. - Ты же знаешь моих друзей, кто из них счастлив в браке? Возьмешь умную - всю кровь из тебя выпьет, возьмешь куклу - надоест за месяц или станет гулять.

- А если искреннюю? Неужели такие перевелись? - возражает мама.

- Да это ж напряг для совести, - смеется взрослый сын. - С такой дурака разве поваляешь? Придется корячиться, рыть землю рогом, деньгу зарабатывать. А зачем это мне, дорогая, мне, большому и умному, которому и так хорошо?

- Ну-у, - горячится мама, - тогда женись на Ирине Львовне и сибаритствуй себе на здоровье! Тебе скоро 35, ей 40, разница небольшая, зато у нее есть всё! Ей Моня оставил столько, что хватит на пять жизней! И она давно тебя хочет, еще когда Моня был жив!

- Во-во, она хотела меня еще до революции, - смеется Андрей. - А посему не надо лукавить, мам, Ирине Львовне уже 43, и она не просто сэконд хэнд, она неликвид! К тому же с ней нельзя целоваться, будет мешать шноб!

- Ты совершенно несносен! - обижается мама. - 43 - ему не ликвид! А что тогда делать мне? Скорее бежать на кладбище? А нос у нее как раз красивый, да-да - гордый нос темпераментной женщины!

Андрей очень любит маму. Она вырастила его одна, выстояла в жизненных невзгодах, не раскисла после предательства мужа, не потерялась на сломе государственных систем, а, оставшись верной профессии, терпеливо и мужественно боролась. И ей воздалось. НИИ теперь почти приватизировано, и мама - среди тех, что стоят у кормушки. Она дала ему отличное воспитание и всестороннее образование - музыкальная школа и школа живописи, плаванье, шахматы, бокс, МГУ. И Андрей был благодарным ребенком - золотая медаль, аспирантура, работа на кафедре, пока... пока не "ушел в бизнес".

Если зрелый, умный человек, пройдя полпути, отчетливо понимает, что пошел не по той дороге, заблудился и впереди темный лес, перед ним немудреный выбор - или ломануть по наитию в сторону, авось да и вынесет на солнечный проспект, где мужчины в смокингах и дамы в вечерних платьях, или смириться и, не рискуя, не тратя сил, построить шалаш и жить, питаясь грибами и ягодами, благословляя бесплатное солнышко. Андрей предпочел второе, навсегда закрыв для себя вопрос карьеры, семьи и детей. И все бы было славно, если бы не Арина...

Самое смешное, что она была не в его стиле - слишком умная, до горечи. Ну какому мужчине понравится, если невидимые силки, которыми он столько изловил безмозглых хорошеньких птичек, разбиваются слабым клювиком просто с издевательской легкостью? Когда уже самому приходится подстраиваться, подбирать нужные слова и надлежащий тон?... Хотя ноги в высоких сапогах, и легкомысленные кудельки крашеных волос, и томные глаза медового цвета привели поначалу к обману. Он сидел с пацанами и почувствовал ее спиной. Оглянулся и поперхнулся - невинный порок, сумасшедший соблазн, трепетная косуля, пришедшая на водопой к озеру, кишащему крокодилами, чью эксклюзивность подчеркивали рядовые вульгарные подружки. Бутылка через официантку, предложение развести по домам каждую из подружек... И - обманчивая легкость успеха, когда после хмельных поцелуев они на цыпочках прокрались к нему, боясь потревожить целомудренный мамочкин сон.

О, эта извечная греза о единстве формы и содержания! Целый месяц каждый из них успешно дурил другого, один притворяясь суперменом, удачливым хозяином жизни, другая - беззаботным мотыльком, нуждающимся только в нектаре из острых ощущений. Пока не прозрели оба. И тогда начался самый удивительный этап - познания и взаимопроникновения, совместных полетов в прошлое и робких мечтаний о будущем, но к главному, самому главному, она его не подпускала. Арина - эта прирожденная Ева, созданная из ребра - так чутко понимала, улавливая малейший нюанс, умела приподняться над земным, найти оправдание его слабостям и оценить каждое из достоинств! Андрей перестал узнавать себя, внезапно захотелось... Черт возьми, он сам не знал чего! Наверное, просыпаться только рядом с нею, или даже... катать по скверу колясочку? Но как гром среди ясного неба, как холодный душ на голову вдруг грянула новость - оказывается, у Арины - сын, и это пятилетнее чудо нуждается в операции.

Можно сколько угодно игнорировать презренные деньги, довольствуясь самым малым, но что делать, если грянет беда, и бумажки станут эквивалентом жизни?

- Три штуки баксов! Мне срочно нужны всего лишь три штуки! - повторяла Арина, пряча искаженное страхом лицо в прозрачных ладонях. И сердце ныло - господи, как ей помочь, что придумать, где найти выход? Просить у матери - он сразу отрезал для себя этот путь - нехорошо по отношению к маме, невозможно! Оставалось одно - просить у Валика, для которого такую сумму за вечер проиграть - ерунда. Кому-нибудь сказать - с этим "крутосваренным" они начинали вместе, но он, Андрей, быстро сдался, а Валик выдержал все. Его предавали, возили в багажнике, обманывали. Испытания не прошли бесследно - романтичный друг юности стал циником - жестким, расчетливым. Зато теперь его капиталы надежно пристроены, что позволяет снимать сливки, почти не напрягаясь.

- Да ты, похоже, влюбился? - рассмеялся старый приятель, выслушав просьбу. - У твоей ребенок? Так пускай напряжет отца.

- Отец - подлец...

- А деньги должен давать я, значит, - усмехнулся Валик, - удобная позиция. И, как я понимаю, давать бэз-воз-мэз-дно?

- Ну почему же должен, старик? Почему безвозмездно? - поморщился Андрей, - Я отдам, вопрос только в сроках.

- Не пыжься, тебе не идет, - великодушно оборвал его друг. - Деньги я дам, ребенок - святое. Но услуга, старик, за услугу - ты мне уступишь Арину. Не навсегда, разумеется, только на раз, сам знаешь - мне бабы быстро приедаются...

- Бабу за три штуки? - чуть не подпрыгнул Андрей. - Ты не рехнулся, старичок? Купи себе проститутку, юную, супер-классную, а лучше - двух, трех - выйдет в десять раз дешевле!

- Зачем же? - изобразил брезгливость Валик. - Я хочу приличную женщину, и что особо примечательно - твою. Помнишь, на первом курсе? Мне так нравилась телка... А ты увел - да как нагло!


- Извращенец, - вслух ругался Андрюша, остервенело давя на газ. А подленький внутренний голос суетливо убаюкивал:

- Лес рубят - щепки летят. Переспит разок, не убудет, ради дитя - это даже не грех. А потом мы про все забудем, вырвем страничку, и все, будто ничего не было.

Арина приняла ответ как ожидаемый, даже не поморщившись. Железная леди, или такие шалости - для нее в порядке вещей?

- Где и когда? - уточнила она, глубоко затягиваясь.

- Я отвезу тебя сам, - ответил Андрей, уже почти с ненавистью. Сука! Хоть бы заплакала или возмутилась! Нет, все бабы стервы, все-таки!

И все же у дома друга он смягчился и схватил ее жалобно за руку:

- Ты на меня не сердишься? Мне самому тяжело, Арин! Я готов для тебя на все, поверь, но столько просто негде счас взять, никто за так не даст! Да я так быстро не раздобуду, даже если машину продам!

- Понятное дело, - улыбнулась она, - Я все понимаю, Родной мой...


А потом была длинная ночь, бессонная ночь в машине, и сигарета за сигаретой, и стук ее каблуков по утреннему, белому от инея асфальту... И холодный, сквозь него смотрящий, незнакомый взгляд, с которым эта чужая, бледная, прошагала мимо и села в подкатившее такси.

С Валиком он больше не встречался, с Ариной - тем более. Пытался звонить, но трусливо вешал трубку, едва услышав голос. Окольными путями выведал, что операцию сделали, и она прошла успешно. И, опираясь на этот факт, Андрей себя убедил, что в спасении малыша - прямая его заслуга. Ведь самый первый он, а не Арина, он принес в жертву - свою гордость, свою любовь - во имя ее ребенка! Как же она этого не понимает...


Он быстро вернулся в старый ритм - друзья, услуги, бильярд, охота на девочек. Девочки млеют, влюбляются, хотят от него младенчика, каждая - естественно! - с прицелом захомутать, выскочить замуж. Смешные - они и не подозревают, что он болен. Болен другой, потерянной, которую не вернуть. Наверное, болен, а иначе как объяснить этот навязчивый сон или видение сердца - белокурая женщина, ...смеющийся карапуз на руках его, Андрюшиной, мамы?


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!