Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Поеду я в город Америку

Ее подружки бегали на дискотеки, встречались с обычными украинскими парнями, радовались и страдали - жили! - а бедная Настя спешила домой, чтобы без промедления, душевно и обстоятельно, ответить очередным Джэфу, Дэвиду или Алесандро...


Настя сидела под столом, и слушала, как развлекаются взрослые. Над белой, накрахмаленной скатертью царил, распустив нарядный павлиний хвост, дядя Паша. Красивым, густым, кофе с ликером голосом, он рассказывал собравшимся о своих американских приключениях, сопровождая каждый эпизод дурашливым рефреном: "Нет, друзи мои, здесь не жизнь, поеду я в город Америку". Паша был записным юмористом, и мимикой и интонациями умел глупое делать смешным. Выглядывая из-под густой бахромы наверх, Настя видела, как светится мамино лицо, прямо как у Иванушки-дурачка, поймавшего жар-птицу. Паша не знал, а Настя знала, (слышала разговор с подругой), что мама тоже намылилась в Америку, где Паше, лидеру шахтерских забастовок, обещали политическое убежище. Что это такое, Насте представлялось плохо, с одной стороны рисовались унылые каменные стены бомбоубежища, куда их водили классом на экскурсию, с другой - яркие рекламные журналы и фруктовый вкус жвачек, которые Паша привез ей в подарок. И Насте тоже хотелось в Америку, где можно заливаться пепси-колой и ходить в Дисней-ленд.

Ближе к полуночи разговоры взрослых утратили связность и превратились в неопрятный винегрет из вскриков, всхлипов и хрюков. Настя вылезла из-под стола и уселась в диванных подушках, но ее никто не замечал. Только толстый маленький дядька, настоящий колобок, разглядел и удивился:

- Ой, девочка! Хочешь выпить?

- Шоколадного ликера, - приказала Настя, ткнув пальчиком в заморскую бутылку, и блаженно сунула острый язычок в хрустальную рюмочку с "кусачим" шоколадом. Дядя Паша с остекленевшими глазами и, наоборот, размягченными щеками, тискал у балконной двери мамину подругу Тасю, другая пара, слившись в гигантского жука с восемью лапами, извивалась в углу под хриплую музыку, и только мама дремала в кресле с блаженной улыбкой на бледных губах, наверное, ей снилась Америка.

В свое американское убежище Паша уехал один, не попрощавшись с мамой и оставив на память о красивой жизни только черный будильник, китайского производства. Будильник не звенел, а заикался, каждое утро поднимая маму на безрадостный, и, главное, бесперспективный труд гостиничной горничной, а Настю - на занятия в школу. И так шесть лет подряд, не отставая и не ломаясь. После школы Настя хотела поступить в политехнический университет на программирование, но с треском провалилась, и отдала документы в экономический техникум. Жизнь, не сменив своей серой окраски, уныло потекла в новом, предельно примитивном русле. Если не считать, конечно, разнообразием знакомого по абитуриентской поре Костю, (к слову, успешно поступившего на программирование) но по-прежнему светящего оттопыренными ушами то возле Настиного техникума, то возле дома, но кто ж его думал считать?

Однажды мама пришла с работы оживленной: "Сегодня идем фотографироваться, Тася устроилась работать в международное брачное агентство, и поместит туда твою фотографию!" Брошенное Пашей зерно американской мечты успело вырасти в маминой душе в большое, ветвистое дерево, жаждущее плодоносить.

Настин тип красоты, с русыми волосами, серыми глазами и курносым, задорным носиком, самый что ни на есть типичный на родине, пришелся по вкусу американцам, и в агентство на ее имя хлынул поток посланий. Переведенные компьютером письма были одновременно смешными и завораживающими. Настины сверстники так не говорили, не думали и не ухаживали, и с этой музыкой в ушах и вкусом шоколадного ликера на остром язычке она, как сиротливую голубку, выпустила свое сердечко на волю - трепещи взволнованно крыльями, лети через моря - океаны в сказочный "город" Америку. Вечерами, укрывшись пледом и дружно обнявшись, мама с дочерью уплывали в другую, доступную лишь наитию, жизнь и гуляли по разным штатам: с Дэвидом по Вирджинии, с Кристофером - по Техасу, с Петерсом - по Калифорнии. Гоняли до свиста в ушах на лакированных, с открытым верхом машинах, пили веселящие коктейли в затейливых кабачках, бродили по теплому песку голубого залива и даже играли в гольф на безупречно изумрудных лужайках. Письма читала мама, а Настя слушала, закрыв глаза, отгородившись от надоевшей реальности.

"ПРИВЕТ, Настя! Мне 31 год, я высокий, имею зеленые глаза. Жаль, нет фотографии, как я праздновал мой 30-й день рождения с друзьями. Все мы двадцать из нас пошли для греческой пищи в ресторан, а потом в клуб, это была большая ночь. Я люблю тратить время с моими друзьями, выходящими для пищи и социальных напитков даже при том, что я не пью. Я ищу задушевного друга и кого-то, чтобы любить и заботиться. Я очень романтичен и хочу захватывающих отношений. Движение по пляжу и идущий в кино, или имеющий романтическую пищу в тихом ресторане, это я. Моя работа отнимает много времени, но я всегда нахожу время для забавы. Я так же честен, забота, любовь, щедр, забава. Я серьезно ищу отношения и в конечном итоге дети. А вы? Карл."

"Дорогая Настя! Я работаю для моего отца над его печатающей компанией. Я живу с отцом, матерью, младшей сестрой и нашими двумя собаками полосатым котом. Лично я являюсь весьма застенчивым, честным и заслуживающим доверия. Большинство моего времени поднято работой, поскольку мой отец - мой босс, и нет никакого способа избежать его, так что я не имею большого времени для хобби, хотя люблю слушать музыку, читать книги и смотреть фильмы ужасов. Моя главная мечта - помочь моему отцу устанавливать хороший бизнес, нежная красивая жена, с которой я хотел бы иметь трех детей. Вы бы хотели быть матерью моих детей? Саймон, 23 год".

"Привет, Настя, я Джеймс, мне 23 года. Я живу в Северной Каролине в городе Ашвилла. Это - часть большой горной цепи, которая бежит от Севера моей страны до юга и называется Аппалачи. Я был поднят в военном семействе, мой отец все еще находится во Флоте США. Он один из самых старших завербованых членов флота и ведет единицу приблизительно 800 офицеров с 60 самолетами. Я имею мелкий бизнес по имени "Три пальмы", это компания вебсайта. Я трачу большинство моего времени, работая дома. Я очень опрятен и организован, люблю готовить, читать, воздействовать на компьютер. Я спокойный человек и смотрю на мир трезво.

Скоро я куплю дом, который имеет 1350 квадратных футов. Я не знаю, как часто вы путешествуете, но в следующий раз, когда вы поедете в США, хотел бы принять вас в своем доме".

"Я живу в штате Индиана, заканчиваю здесь университет. Вы кажетесь очень интересной и красивой, поэтому буду честен. Я - 6 футов 5 дюймов высотой, и это достижение приписываю моим американским дням футбола стиля. Я играл, пока не был ранен в колледже. Я - школа градиента прямо сейчас, и после завершения я не знаю, где я закончусь, но я буду делать кое-что, что является забавой и возбуждением. Мой интерес - спорт, что-нибудь на открытом воздухе - кемпинг, пеший туризм, скалолазонье, чтение и наблюдение кино. Я ищу девочку с большим чувством юмора, которая является уверенной, остальное замерзает на пироге. Я хочу партнера, который любит пробовать новые вещи, и доверяет мне. Вы, кажется, подходите моим критериям, так что мы должны общаться плотнее. Хотите, я приеду в гости? Роберт."

Но никто почему-то не ехал, хотя электронные письма валились десятками на день, и отдать кому-либо предпочтение не было сил. В каждом чудился принц, сильный, честный и великодушный, способный окружить любовью и достатком, перенести в сказочный, расчерченный солнцем мир. Поэтому Настя с мамой, не жалея сил и времени, отвечали всем, уповая на судьбу и естественный отбор. Столь тщательное выращивание счастливого американского будущего в однокомнатной квартире старой девятиэтажки было из оперы дачи на подоконнике, которую устроила мама, посадив в пластмассовом корытце зеленый лук и укроп. И запах есть, и глаз радует, но не наешься. Правда, пару раз в почтовый ящик Насти кинули два реальных письма. Из одного выпали глянцевые, невероятно яркие фотографии сытого мордоворота с котом на руках, из другого - какие-то наклейки и пять долларов, на которые счастливая Настя купила себе заколку для волос. Но это было исключением, остальные поклонники держались не больше месяца-двух, исчезая так же неожиданно, как и появляясь. Ни грусти, ни разочарования по этому поводу Настя не испытывала, ведь образовавшуюся пустоту тут же занимал другой, ложась крупинкой в мозаичный образ средне-арифметического жениха. Секрет такого непостоянства раскрылся сам собой - однажды пришло письмо, адресованное некой Кате, а чуть позже другой американский друг признался, что одновременно переписывается с несколькими десятками женщин, посылая всем одно письмо.

- Ничего-ничего, - успокаивала дочку подруги тетя Тася, - главное не отступать! Это как рыбу ловить сетями - среди мелочи пузатой всегда попадается щука. Вон у нас одна девочка за миллионера выскочила, а другой переводы шлют по тысяче долларов в месяц.

И Настя не отступала. Ее подружки бегали на дискотеки, встречались с обычными украинскими парнями, радовались и страдали - жили! - а бедная Настя спешила домой, чтобы без промедления, душевно и обстоятельно, ответить очередным Джэфу, Дэвиду или Алесандро. И не было на ее горизонте ни одного реального парня, если не считать лопоухого Костю, (успевающего блистать на разных олимпиадах и научных конференциях) но кто же его считает!

Шли годы, Настя давно защитила диплом и работала бухгалтером в скромной коммерческой фирме, но не просто оставалась одинокой, а заскорузла в этом одиночестве, чувствуя себя безнадежной старой девой, многократно обманутой и забракованной. Ее американская мечта, окончательно утратив признаки реальности, плодоносила яблочками из папье-маше, и не укусишь, и выбросить жалко, но переписка превратилась в своеобразный наркотик, прочно въевшийся в кровь. Напрасно мама, давно отрезвленная суровой реальностью, пыталась вытолкать бледное чадо куда-нибудь на молодежную тусовку, Настя голосом зомби упрямо отвечала, что в этой стране жить невозможно. Напрасно, сама не зная зачем, пыталась отыскать первоисточник зла - Пашу, тот не желал находиться. Даже смешной лопоухий обожатель давно и бесследно исчез.

Как-то в неистощимый поток англоязычных писем попало послание из Нью-Йорка на чисто русском языке. Некий Коста объяснялся Насте в любви и приглашал ее на майские праздники в Париж. Не сомневаясь, что это дурацкий розыгрыш, Настя решила не отвечать, но вскоре ей доставили на дом ...загранпаспорт с шенгенской визой и билеты в Париж и обратно.

- Что ты теряешь? Езжай! - суетилась мама, - такой подарок судьбы! По Елисейским полям побродишь, Эйфелеву башню посмотришь, Мулен Руж! А если парень тебе не понравится, закроешься в номере и притворишься больной.

И Настя полетела в Париж. Что только не передумала она, глядя на облака в круглое окно иллюминатора: а вдруг ее щедрый жених - уродливый карлик или старец в бородавках? А что если это хитроумная ловушка, придуманная маньяком? Но, едва спустившись с трапа, увидела высокого мулата с алым транспарантом "НАСТЯ!" "Это вы Константин?" - спросила она.

"Нет, Константина вызвали на работу, он просил его извинить, - ослепительно улыбнулся парень, и Настины тревоги почему-то рассеялись, - а мне поручил отвезти вас в гостиницу". Парень хоть и с акцентом, но неплохо говорил по-русски, и по дороге Настя пыталась выяснить, кто же такой ее таинственный жених. Но хитрый мулат лишь понимающе смеялся и прикладывал палец к губам. В номере Настя приняла душ, плюхнулась на широкую, укрытую белым шелком кровать и не заметила, как задремала. А когда открыла глаза, рядом на тумбочке благоухал огромный букет нежно розовых роз, в котором торчала открытка: "Поднимись в ресторан, жду там. Коста".

С безумно колотящимся сердцем, не веря в реальность происходящего, она поднялась на лифте на верхний этаж гостиницы и пошла в сторону указателя-стрелки. В нарядном, похожем на ледовый дворец, зале сидело много мужчин, и все они, как по команде, повернули головы в сторону Насти. Чувствуя, что еще минута, и ее сознание не выдержит этой интриги, Настя уцепилась глазами за первое попавшееся лицо и споткнулась о знакомые, но давно забытые черты - серую щетку волос и смешно оттопыренные уши.

- Ты? - выдохнула она изумленно, - Как ты здесь очутился?

Перед ней стоял воздыхатель юности Костя, вначале абитуриент, потом отличник-студент, а теперь успешный специалист, работающий в кампании Билла Гейтса. Тот самый невзрачный Костя, который своей ничтожностью только оттенял великолепие виртуальных соискателей Настиной любви. И который, как выяснилось, с завидным упорством муравья мостил ей дорожку в заманчивый "город" Америку.

Самое смешное, что Америка Насте не понравилась. И шумно, и ярко, и величественно, но жизнь там скучна, безвкусна и предсказуема, как черно-белый чертеж, а люди пресны, как тепличные помидоры. Так что теперь у Насти новая мечта - заработать побольше денег и вернуться с мужем на родину.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!