Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Разговор с неслучившимся зятем

Сколько ненужных знакомств пропускаем мы через себя, сколько обманчивых надежд заставляет трепетать наши души...


Страхи, как мыши, оживали ночью и больно скреблись в душе. Лера боялась рака, инсульта, старости, боялась разрыва с сыном и эгоизма дочери. Но больше всего она боялась потерять работу. Перспектива лишиться гарантированной суммы денег, где все до копеечки расписано на нужды детей, не то чтобы висела дамокловым мечом, но имела шансы на жизнь, равно как и другие невеселые перспективы, как-то - внезапная кончина или несчастный случай. А теперь к этому грузу, к этому дымящемуся клубку переживаний добавилось еще одно - Эдик...

Она сама позвонила ему и договорилась встретиться. И место выбрала подходящее - кафе. Там, за столиком, под искусственной пальмой, уютно говорить о самом сокровенном, заодно угостив ребенка чем-нибудь вкусненьким. (Ах, как любила Лера его кормить, как искусно жарила к его приходу картошку с грибами, и как давно уже этого не делала!). Подсластив мороженым или десертом ту горькую пилюлю, что она ему заготовила, Лера надеялась оседлать двух коней - уговорить несостоявшегося кандидата в зятья оставить дочь и при этом не разбить ему сердце. Эта яркая, пестрая, ослепительная любовь, каким и положено быть первому чувству, захватила дочку два года назад, когда она училась в одиннадцатом классе, и поначалу доставляла Лере немало тревог. То ее пугала кажущаяся легкомысленность мальчика, то район, в котором он проживал, пролетарский, наркоманский, то возможные последствия тинейджерской страсти. А в итоге оказалось, что Эдик влюблен по уши, подчиняется дочкиным желаниям и готов растерзать любого, кто посягнет на нее неосторожным взглядом. И в этом они с Лерой были единомышленниками, может, поэтому она приняла мальчика в сердце, как родного?

Любовь на то и любовь, чтоб состоять из слез и поцелуев. Настя с Эдиком то ссорились вдрызг, то звенели от счастья, и эти перепады температуры отношений разъедали материнское сердце коррозией новых сомнений. А не рано ли так влюбляться, а нужны ли серьезные чувства, тем более поступки, в столь нежном возрасте, не застрахованном здравым смыслом, а сумеет ли этот мальчик сделать Настю счастливой? В глубине души при этом ее мысли о будущем связывались с Эдиком: нерожденные внуки обладали его внешностью, талантами и недостатками, на существующей пока только в планах даче именно Эдик помогал ей варить варенье, и всей большою, дружной семьей они ходили к нему на концерты.

Идиллия лопнула, как воздушный шарик на устах неопытного надувальщика: однажды, возвращаясь из института, Настя познакомилась с новым парнем и его достоинства, не свойственные Эдику, не оставили ее равнодушной. Лично Лера, как личность ищущая и духовная, отнеслась к ее восторгам скептически, ее учили презирать материальное, но как мать и не состоявшаяся жена, не могла отрицать, что наличие иномарки и возможность приглашать дочь в кафе - приятные детали. После нескольких встреч выяснились другие преимущества: парень уже закончил вуз и был неплохо трудоустроен, в то время, как Эдику предстоял нелегкий путь к восхождению и самоутверждению. Но самым веским аргументом в пользу новенького был тот, что он нравился Насте, волновал ее воображение, в то время как милый, родной, но привычный Эдик был досконально изучен и прогнозируем. И еще - вкусив прелести красивой жизни, дочь к своему стыду поняла, что не желает с ними расставаться.

Лера подошла к летней площадке кафе, выбрала столик в углу и кивнула официанту:

- Сразу апельсиновый сок и фруктовый чай, остальное выберем.

И тут же увидела Эдика - маленький, худенький, но гибкий и мускулистый, он энергично лавировал между столиками, прижав к бедру какую-то папку.

Лера мысленно не раз репетировала предстоящую речь, но теперь растерялась и все забыла: встревоженное, полудетское лицо напротив, милое и трогательное, как мордаха котенка, вызвало прилив щемящей нежности.

- Ты знаешь, Эдик, что я тебя люблю, - начала она трудный и не совсем понятный самой себе разговор, - но ваши отношения с Настей зашли в тупик. Бесконечные обиды, упреки, ревнивые подозрения разрушают любые чувства, превращая крылья в путы. (И это была абсолютная правда: бедный Эдик, улавливая влюбленным сердцем легкомысленные настроения дочери, изводил ее разборками и доказательствами своей любви, добиваясь, увы, обратного эффекта.) Поэтому я хочу тебе предложить то, что не решается сказать Настя: вам необходимо сделать перерыв. Перерыв - не разрыв, а пауза, которая поможет разобраться в себе и друг в друге, подскажет правильное решение в дальнейшем. Вы можете перезваниваться, даже видеться, но ничего друг от друга не требовать, и не связывать себя никакими обязательствами.

Эдик не мог смотреть ей в глаза и поэтому смотрел в сторону. По его неподвижному лицу и немигающему взгляду Лера поняла, что он из последних сил сдерживает закипающие под веками слезы. Тонкий, чувственный, артистичный мальчик, штучный товар во все времена, а уж в наши циничные, тем более.

- Вы что-то не договариваете, - справился, наконец, со слабостью Эдик. И Лера вздрогнула от его проницательности. Да, она не договаривала главного: дочь увлечена другим, но ведь это временно, несерьезно! И Настю можно понять: в восемнадцать лет так жаждешь впечатлений, острых ощущений, успеха. Но вслух, щадя Эдика, как своего ребенка, Лера неподдельно удивилась:

- О чем это ты?

- Я знаю, что вы не довольны мной и подыскиваете Насте богатого жениха.

Такого Лера не ожидала. Вот уж поистине благими намерениями вымощена дорога в ад!

- Во-первых, мой дорогой, - возразила она противным голосом училки, - подыскивают тем, кто в этом нуждается, а Насте сваха не нужна. А во-вторых, вы встречаетесь уже два года, почему же я это позволила, скажи на милость, если имела меркантильные цели?

- Хорошо, я не буду спорить, - уклонился Эдик. - Вернемся к вашему предложению. А вам не кажется, что пауза - это уловка? Разлука означает смерть, а пауза - еще не смерть, так - кома. Вы предлагаете ввести любовь в кому, потому что рука не поднимается убить?

Официант принес сок и чай, подарив возможность передохнуть.

- Пей, пожалуйста, - подвинула Лера "зятю" стакан, - может, будешь мороженое?

Но Эдик, такой прожорливый в лучшие времена, лишь судорожно мотнул головой:

- Спасибо, мне в глотку ничего не лезет. Лучше скажите, почему Настя не берет мобильный телефон? Я уже неделю не могу до нее дозвониться.

- Не знаю, - снова соврала Лера и бодреньким голосом предположила - может, ты попадаешь тогда, когда ее нет в домике?

Вот уже двадцать дней дочь отдыхала с подружкой на море, а на днях к ней приехал в гости тот самый новый знакомец. У влюбленных потрясающе развита интуиция, они кожей, как сверхчувствительной антенной улавливают флюиды измены, на каком бы расстоянии не находилась любимая. Не поверил вранью и Эдик.

- Я не богат, но выкарабкаюсь, - сказал он со злой решительностью, - я устроился на три работы, Настя ни в чем не будет нуждаться.

Он упрямо скосил глаза, и Лера в который раз зацепилась глазами о его яркие, гладкие, чувственные губы. Ах, как сладко, должно быть, он целовал ее дочь!

- Да-да, конечно, ты молодец, - поспешила она с поддержкой, а сердце болезненно сжалось: милый, чистый, наивный малыш, он еще не понял, что честным путем в нашей стране не разбогатеешь. Как бы безжалостно ни надрывал он свое компактное мужское тело, как бы ни рвался на части, а на квартиру все равно не накопит. А значит, лучшие девочки, как ни досадно, достанутся ловкачам, ворам и мошенникам.

Попрощались сухо, не утруждая себя фальшивыми улыбками. Допивая чай, Лера с тоской и болью следила, как замелькал в толпе стриженый русый затылок. Из подсобки выскочил официант и хищно уставился на нетронутый сок:

- Унести или будете?

- Можете унести, - разрешила Лера, - и, пожалуйста, счет.

Хотелось кричать и плакать, как будто только что по собственной воле она вырвала из сердца последний островочек детства, где трава шелковая, реки голубые, звери говорящие, и достаточно стрелы шаловливого Амура, чтобы добрый молодец повел под венец красну девицу, а оттуда - в страну бесконечного счастья.


Она опять не могла заснуть, а проснулась обидно рано. Над городом, этим усталым ндустриальным монстром с больными, почерневшими легкими, поднималась розовая заря. В зале зычно, с генеральским размахом храпел муж, пугливый и нерешительный человек, в советском прошлом освобожденный председатель профкома, а ныне садовод - любитель и чемпион по литр-болу. Когда Настя сделает свой выбор и выйдет замуж, он останется, чтобы подать воды умирающей Лере. И за эту маленькую эфемерную услугу (а вдруг ей пить не захочется?) она платит ему годами изнурительного соседства. Жизнь вообще бессмысленная штука, где на 99 процентов песка приходится всего лишь один процент золота. Сколько ненужных знакомств пропускаем мы через себя, сколько обманчивых надежд заставляет трепетать наши души, а эта мелочная суета вокруг быта, а это стремление, чтоб не хуже, чем у других, а глупое пристрастие к золоту, которое так дорого в магазине и обесценено в скупке. А друзья, которые предают и завидуют, а любимые, которые превращаются во врагов…И все эти страдания, испытания, перегрузки и препятствия ради чего, скажите? Может быть, ради бессмертия? Или ради потомков, которые будут лучше, умней и прекраснее нас? Нет, финиш, не взирая на качество жизни, у всех один - старость, немощность и погост, в чем мы неоднократно убеждаемся вначале на чужих примерах.

Страх, после встречи с Эдиком свернувшийся было клубочком, закопошился, вытягивая змеиную голову.

- Только бы не сейчас, - попросила Лера невидимого Бога, - а когда устроится Настя. Не надо богатого и красивого, не надо, пусть будет жалеть и любить. Скажи, она найдет свое счастье? И чистая, утренняя тишина взорвалась новой порцией храпа.

- Э-э-э-дик, - выдохнул муж голосом чревовещателя.

- А как же этот, с машиной? - поддалась на провокацию Лера.

- Хр-р-лам, - ответил, не просыпаясь, диванный прорицатель.

- Хлам, - перевела для себя Лера и облегченно вздохнула - а с паузой она придумала верно. Все познается в сравнении, как бы банально это ни звучало. Глядишь, и ее кокетка, хлебнув из мутной реки, вернется к своему родничку.

Неожиданно Лера почувствовала, как остро соскучилась по дочери - физически, болезненно, осязаемо. Захотелось вдохнуть ее запах, коснуться губами тугой, пахнущей яблоком, щечки, зарыться лицом в русалочьи волосы. Она поднялась и, не включая света, в молочном рассветном мареве прошла в ее комнату. Плюшевая собака, подаренная Эдиком, взглянула так благодарно, будто вот-вот завиляет хвостиком. С галереи открыток, выставленных на полочках, радостно заулыбались зайцы, котята, львята и голуби. Она поднесла к глазам первую попавшуюся и прочла: "нежный, родной котенок, как же я тебя люблю! Готов лизать твои пяточки и целовать следы. Пусть этот преданный щен бережет тебя для меня от разных алчных пройдох!"


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!