Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Предатель Кеша

- Старый конь борозды не портит! - заступился за Климова попугай.


Любовь не пришла, и с этим надо было смириться. Выбирать мужчину, приспосабливаться, вить гнездо, рожать птенцов. Выбор был невелик: Николай Тимофеич Климов, маленький, ушастый преподаватель кафедры биологии, давно и преданно влюблённый в Ниночку.

- Выпей, зажмурься и прыгни в омут! - учила подруга Настя, тоже поставившая крест на девичьей мечте и сдавшаяся в плен таксисту Толику.

- Я столько не выпью, - хныкала Ниночка.

- Выпьешь! - убеждала Настя и щедро делилась опытом, - Закрой глаза, расслабься и представь хоть Ален Делона! А потом уже стерпится-слюбится.

Час Х наступил в ноябре - в день рождения Климова. Гуляли в кафе, танцевали под "живую" музыку, и пьяненький Николай Тимофеич, трогательно шевеля ушками, читал стихи о любви, глядя на предмет своей страсти масляными глазками. Ниночка краснела от стыда и как всегда испытывала чувство лёгкой гадливости. Но добрая Настя, решив подсобить подруге, произнесла вдруг загадочный тост: чтоб юбиляр был отважным тореодором, и брал быка за рога. Народ прекрасно понял намёк и незаметно рассосался, оставив Ниночку и Климова наедине.

Опрокинув полный фужер креплёного вина, она разрешила ухажёру себя проводить, но таксист почему-то затормозил у подъезда Николая Тимофеевича.

- Мы только попьём кофейку, - уговаривал Климов, подобострастно заглядывая в глаза, - ты познакомишься с моим попугаем Кешей - такой занятный, стервец!

И Ниночка согласилась: не всё ли равно, где прыгать в омут? Уж лучше на чужой территории.

В квартирке Климова было чистенько и уютно, и чужой, гадкий внутренний голос назидательно произнёс:

- Вот видишь, не так всё страшно! Аккуратный мужчина - залог здоровья!

- А где Кеша? - спросила гостья, когда хозяин усадил её за стол и кинулся к холодильнику.

- Да он спит уже, - отмахнулся Климов, роняя тарелку. - В соседней комнате. Как стемнеет, так он уже спит. А у меня бессонница, Ниночка! Все мысли только о тебе! Я, конечно, не принц на белом коне, но зато - рыцарь!

Ниночка молча пила шампанское, пока голова не слетела с плеч, и не закружилась юлой по комнате.

- Сейчас-сейчас, - засуетился Климов, дрожа от нетерпения и провожая её до дивана, - полежишь минут десять, и всё будет хорошо.

Странно, но она отрезвела мгновенно, едва потные лапки коллеги юркнули к ней под юбку. Сжалась как пружина всем телом и оттолкнула его так резко, что кавалер улетел на пол. Перешагнув через скрюченного воздыхателя, Ниночка решительно прошагала в ванную и стала смывать остатки опьянения пригоршнями холодной воды. В зеркало глянула испуганная раскрасневшаяся девочка - ну кто ей даст без косметики 33?

- Где телефон? - спросила Ниночка, надевая в прихожей туфли. - Я вызову себе такси.

Но Климов молчал, и Ниночка, прислушавшись, уловила то ли всхлипывания, то ли тонкий скулёж.

Николай Тимофеевич всё так же лежал на полу, смешно, как раненый петух, вытянув одну ногу, и обнажившаяся из-под задравшихся брюк щиколотка была неестественно огромной и синей.

- О, господи!- испугалась Ниночка. - У вас то ли вывих, то ли растяжение связок! Надо срочно ехать в травматологию.

Полные слёз глаза глянули на неё жалобно и благодарно. Скорая приехала через пятнадцать минут, два санитара легко вынесли тщедушного Климова, и только после этого Ниночка сообразила, что осталась в чужой квартире одна. Она хотела тут же уехать домой, но обнаружила вдруг, что дверь автоматически не захлопывается, а закрывается на внутреннюю щеколду. Ключа же от замка нигде не было. Бросить дом не запертым Ниночка не могла, позвонить хозяину - тоже, несчастный Климов, уплывая на носилках, конечно же, не вспомнил о мобильном. Оставалось только одно - накрыться пледом и спать. Слава богу, что завтра воскресенье, а утро вечера мудренее.

Засыпала она под угрызения совести: ну не дура ли? Чуть не убила влюблённого мужика! А ведь таким добром не швыряются! Климов сохнет по ней пять лет, а принцев вокруг не наблюдается. Ну и что ж, что он маленький да ушастый, зато она высокая, статная. Главное, не дурак, кандидат наук, сможет быть хорошим отцом ребёночку.

Завтра же поеду к нему в больницу и скажу, что на всё согласна, - твёрдо решила Ниночка.


Разбудил её голос Климова.

- Ай-яй-яй, какая попа! Дай покусаю!

Ошалев от такого хамства, Ниночка открыла глаза и ...никого не увидела.

Зато в соседней комнате послышалась какая-то возня.

- Николай Тимофеич, вы дома? - спросила Ниночка, замирая от суеверного страха.

Шорох прекратился, повисла пауза. Но через несколько секунд мужской голос прокашлялся и выразительно сказал:

- Старый конь борозды не портит!

- У вас крыша что ли поехала? - рассердилась Ниночка.

Она вылезла из-под тёплого пледа, нырнула в тапочки и заглянула в соседнюю комнату.

Та была абсолютно пуста. Если не считать попугая в клетке, сосредоточено чистящего пёрышки в бледных лучах утреннего света.

- Это ты хулиганишь? - спросила Ниночка.

Она огляделась, нашла на подоконнике баночку с кормом и насыпала зёрен в кормушку.

- Вот так. А сейчас водички тебе принесу!

Оставив своё занятие, птица наклонила голову и надменно изучала незнакомку.

- Таня-Таня! Люда-Люда! Света-Света! Дашь на дашь! - пропел попугай.

- Однако! - опешила Ниночка. - Выдал ты, брат, своего хозяина. Хорош рыцарь!

В приёмном покое больницы ей назвали телефон ординаторской.

- Климов, говорите? - зевнул в трубку дежурный врач. - Есть такой. Порваны связки, наложен гипс. Рекомендовано полежать до понедельника. Завтра профессор осмотрит и отпустит домой.

Перспектива остаться в чужой квартире ещё на сутки Ниночке не улыбалась, и она позвонила подруге.

- Ну ты даёшь! - возмутилась Настя. - Покалечила жениха, а теперь хочешь бросить его квартиру на разграбление!

- Никакой он мне не жених! - огрызнулась Ниночка. - Он извращенец, развратник и... и... слизняк!

- Ну хорошо-хорошо, - успокоила Настя. - Слушай, а ты в кармане пальто смотрела?

- Нет! - обрадовалась Ниночка подсказке. - Сейчас посмотрю.

Ключи действительно лежали в кармане мужского пальто.

- Не скучай, - сказала она попугаю. - А хозяин твой - лицемер и пакостник! Спасибо, что глаза раскрыл!

- Старый конь борозды не портит! - заступился за Климова Кеша.

- Ещё как портит! - озадачила птицу гостья.


Климов вышел на работу через месяц.

- Что случилось? - подошёл он к Ниночке с лицом невинного страдальца. - Почему ты бросала трубку? Разве я виноват? Хоть бы раз меня навестила!

- Уйдите с моей дороги, - прошипела Ниночка. - Меня от вас тошнит.

- Да что такое! - возмутился Климов. - Меня успели оговорить завистники?

- Завистники? - зло улыбнулась Ниночка.

- Да, завистники! - подтвердил Николай Тимофеич. - Ты ведь знаешь, что я кандидат на завкафедрой! Нина, не отталкивай меня! У тебя хорошие перспективы: я скоро защищу докторскую и стану профессором...

Она слушала его с нескрываемым презрением.

- Ну не молчи! - взмолился Климов. - Скажи хоть что-то!

- Ай-яй-яй, какая попа! Дай покусаю!- выпалила Ниночка голосом Кеши.

- Тьфу ты! - рассмеялся Климов, вытирая вспотевший лоб. - Вот кто, оказывается, поработал! Так мне Кешу сосед подарил! Он моряк, устал попугая по друзьям распихивать, когда в рейс уходит. Ты ещё мата не слышала - тоже друзья научили. Не веришь? Так я вас познакомлю!

Чувство гадливости, целый месяц стоявшее в горле, растворилось, как льдинка в чае.

То, что Климов не врёт, Ниночка почувствовала интуитивно. Но это ничего не меняло. Ни здравый смысл, ни вино, ни чувство вины не могли заставить её лечь в постель с нелюбимым. И спасибо большое Кеше, что помог в себе разобраться!


Николай Тимофеич действительно защитился и возглавил кафедру биологии. Но Ниночка не дождалась этого торжественного момента. Она поздравила Климова по телефону, и он услышал в трубку, как гулит её дочка. Сердце профессора наполнилось нежностью, но не сжалось от боли. Ведь после того, как его мечта вышла замуж за соседа-моряка, он почувствовал... освобождение. Бессмысленно любить замужнюю, надо искать другой идеал. Новая должность придала ему шарма, сделала выше ростом, добавила уверенности. И впервые за долгие годы Климов увидел, как много в институте очаровательных женщин.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!