Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





"Киллер"

- А свет нам режет глаза, - заметил голос Матроскина, и кто-то ловко щёлкнул выключателем.

- Вы спятили? - возмутилась Саша, отбиваясь от настойчивых поцелуев. - Оставьте меня. Негодяй... Я моралистка! Ханжа! Динамистка!


"Поздравляю, вы стали бабушкой! Вес 3700, рост 50 см, дочка и внучка здоровы!"

Телеграмма дрожала в руке, а Саша с досадой ругала зятя - только он мог дотянуть до последнего и придумать столь идиотский текст! На работе отпустили без сучка и задоринки, правда, пришлось выкатить торт и шампанское. Билет до Харькова она купила на вокзале, а чемоданчик с приданным был заготовлен заранее. Вся в мыслях о дочери и своём новом статусе - теперь от возраста не увильнуть, и пенсия - через год! - Саша зашла в купе, где уже сидел попутчик.

Он был лысоват, худощав, чуть выше среднего роста, ничем не примечательный тип - образец контрразведчика или киллера. Впрочем, последние наверняка летают самолётами, - вяло подумала Саша, поудобней устраиваясь на своей нижней полке. В коридоре с топотом антилоп, несущихся на водопой, пробегали опаздывающие пассажиры, но в их купе никто не заходил. А за окном уже поплыла платформа и унылый пейзаж станционного хозяйства - какая-то ржавая арматура, подъёмный кран, горы битого кирпича. Печальная иллюстрация всеобщей разрухи.

Зашла проводница, большегрудая, с живыми, игривыми глазами, забрала билеты и положила пакеты с постелью.

- Вы будете переодеваться? - спросил попутчик и, не дождавшись ответа, вышел. Саша с наслаждением сняла сапоги и джинсы, нырнув в спортивные штаны и тапочки. Резинка на штанах была слабая - последний месяц она старательно сидела на диете. Когда мужчина вернулся, Саша уже читала книгу, растянувшись на довольно белой простыне. Переодевание соседа заняло полминуты - он просто стянул с себя свитер и брюки, оставшись в тонком трикотажном костюме. От бокового зрения Саши не смогло ускользнуть неожиданное совершенство мужской фигуры - сильная грудная клетка, красивые плечи и потрясающие бицепсы. "Дочка пришла бы в восторг, - отметила она, - опять на секунду взгрустнув, что с зятем не повезло - маленький, толстенький - футбольный мяч, а не мужчина.

Поезд ритмично раскачивался на рельсах, глаза слипались от сладкой дрёмы - последнюю неделю она спала мало и плохо, разрываясь между тремя домами - и свекровь, и собственные родители заболели, будто сговорившись. Тесное купе незаметно превратилось в цветущий сад. Справа сирень, слева - яблоня, а посредине гамак, скрип-скрип, качает её и прекрасного молодого человека. Солнце золотом бьёт в глаза, мешая рассмотреть лицо, а впрочем, это неважно. Его исключительность она ощущает каждой клеточкой тела. "Ты будешь моей женой?" - шепчет он на ухо, и она выдыхает радостно - "Да!" Стоп, - щёлкает где-то в мозгу. У тебя же есть уже муж! И ребёнок! И внучка!!! Мысль выдавливает из сна, как из толщи воды - в ушах шумит, глаза режет, может, тушь потекла? Мужские глаза напротив смотрят с заинтересованной насмешкой. Он что, подсмотрел её сон?

- Чай, кофе? - заглядывает в купе вальяжная проводница.

- Чай с лимоном, - отвечают они хором, как пионеры.

- Лимона нет, - почему-то обиженно сообщает пышногрудая.

- Вы до конца? - спрашивает попутчик, - размешивая сахар в стакане.

Саша пьёт чай без сахара, хотя безумно хочется сладкого.

- Нет, до Харькова, встаю в пять утра. А вы?

Он ехал до конца. А в Киеве был в гостях.

- Я немного устала, - говорит виновато Саша. - Бегала целый день, а потом на работе выпили. У сотрудницы юбилей...

Соврала и покраснела, что за дурацкое свойство организма!

- А хотите выпить ещё? - спрашивает мужчина, вынимая из пакета большую квадратную бутыль, до половины заполненную жёлтой жидкостью. - Сидел в зведении с друзьями, решил не бросать добро.

- А что это? - щурится Саша, пытаясь разглядеть этикетку.

- Виски. Очень приличные. Рекомендую.

Не дожидаясь ответа, он опрокидывает бутылку, и пробка с дозатором плюёт в стаканы жёлтыми струйками.

- Просто так? Не закусывая? - удивляется Саша, невольно окрасив голос кокетливыми интонациями. И тут же радостно спохватывается, - Ой, у меня же два яблока есть!

Они пьют за хорошую дорогу и хрустят кисло-сладким яблоком, порезанным на дольки ложкой. Саше легко, как в студенчестве, её захлёстывает забытый дух невинного авантюрюзма.

- Так что вы всё-таки делали в Киеве? - весело допытывается она. - Признайтесь, ездили на свидание? Или по делам бизнеса?

Мужчина, улыбаясь, мнётся, подыскивая ответ. И простодушная Саша ляпает:

- Ой, а может вы киллер?

- Похож? - попутчик польщен. О, времена, о нравы!

- А теперь за знакомство, - протягивает он стакан. - Как вас зовут?

- Александра...

- ...Меня - Виталий. Люблю ваш Киев, он камерный. Не то, что холодная Москва. И девушки красивее.

- А какие вам девушки нравятся? Хозяюшки, романтичные особы, или стервы? - оживляется Саша, вспомнив недавний спор на работе. Дочки её коллег как на подбор хозяйки, а с мужьями не повезло - кто лодырь, кто алкоголик, кто дурак. А вот стервочка секретарша увела из семьи босса!

- И хозяйки, и стервы, - отвечает Виталий. - А этих, третьих, не люблю. Такие на рельсы укладываются, как Анна Каренина.

- Лучше неприхотливые и доступные?

- Что это значит - доступные? Любая женщина доступна - для того, кого сама предпочтет. Я вот динамисток терпеть не могу, это гадины!

- Вот так вот? - удивляется Саша. - Кто заказывает музыку, тот девушку и танцует?!

- Если девушка разделила с мужчиной ужин - это одно. А если раскрутила и сняла с него последнюю рубаху?!

- А жена у вас есть?

- Конечно, и две прекрасных дочки. Хотя настоящую любовь испытал однажды, лет десять назад...

- И кто же она?

- Я уже был женат, имел ребенка, когда познакомился с ней. С Лерой... Бесподобная. Удивительная. Колдунья. Там, где она появлялась, мужчины убивали друг друга.

- Такая красивая?!

- Не в этом дело. В ней чёрт сидел, как в Грушеньке из "Братьев Карамазовых". Или в Настасье Филипповне из "Идиота".

- О, любите Достоевского?

- Не очень, просто много читал раньше. Драйзера, Голсуорси, Флобера, Кортасара... Так вот, моя Лера - киевлянка... Мы приходили с ней в ресторан, и она каждого мужика одаривала жарким взглядом. Те сходили с ума, караулили у выхода, норовя сунуть визитку, и ненавидя друг друга. Помню, как-то вернулся от нее домой. Лёг в ванну, и думаю - не умереть ли? А по щекам - слёзы. Что с тобой, - спрашивает жена. Усталость, - отвечаю. А у самого разрывалось сердце - сходил с ума от любви, тосковал, ревновал, но знал, что семью не брошу. Сам ведь рос безотцовщиной...

- Жестокая, ветреная, никчемная. - вынесла Саша безжалостный приговор. - Такие изменяют с первым встречным и бросают своих детей.

- А вы не изменяли? - иронично поддел Виталий.

- Ни разу, - заверила клятвенно Саша. - Для меня не существует слова секс, есть любовь, а её составная - радость физической близости. Хотя ...бывали соблазны. Но я не приемлю случайных связей, даже сейчас, когда мы с мужем в официальном разводе...

- Наверное, он - мачо... - бархатно молвил Виталий, подливая виски.

- Когда-то был, - согласилась она. - Но не теперь... Все в прошлом.

- Все-все? - опять промурлыкал Виталий, но почему-то на ушко. Вот те на, когда он успел оказаться рядом? Крепкие губы коснулись её щеки, пустив по шее в вырез футболки ласковые мурашки.

- Да вы что? - удивилась Саша. - Я в матери вам гожусь!

- А свет нам режет глаза, - заметил голос Матроскина, и кто-то ловко щёлкнул выключателем.

- Вы спятили? - возмутилась Саша, отбиваясь от настойчивых поцелуев. - Оставьте меня. Негодяй... Я моралистка! Ханжа! Динамистка!

Он властно уложил её в постель. Губами, руками, ногами обвил, как глупую рыбку - осьминог.

- Прошу тебя... Будь женщиной... Представь, что это сон...


Явь вернулась так же внезапно, как и пропала. В купе горел свет, Виталий улыбался хищно и удовлетворенно.

- Животное, - сказала Саша. - Я разве дала тебе повод?

- Конечно! - заверил попутчик.

- Я вне подозрений, мой возраст - охранная грамота!

- Напрасно, - нахмурил брови мужчина. Боже, до чего же хорош! И цветной дракон на плече. - Не записывайся в старухи раньше времени, наоборот, оттягивай до последнего.

- Ну что, подремлем? - зевнул по-свойски. Лёг на спину и мгновенно отключился. Как игрушечный плюшевый медведь.

Вот это бабушка! Что это было, господи? - думала Саша, ощущая лёгкость в теле, совсем не соответствующую угрызениям совести. С ней поступили, как с...? Но другой, снисходительный голос, посмеиваясь, возражал: угомонись! С тобой поступили, как с женщиной! А ты забыла, что это такое. Стала бабушкой, а тебя захотел мужчина. Спортивный, востребованный, молодой! Это как бокал шампанского за час до эшафота.

Она проснулась за полчаса до своей остановки. Виталий спал тихо, как ребенок, накрывшись с головой простынёй. Замерз, - догадалась Саша, - проводница экономит уголь. И, достав с верхней полки плед, осторожно укрыла "киллера". Так неожиданно расстрелявшего все её комплексы.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!