Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Старые цепи

Отзовись, прошу, отзовись! Давай уложим детей, скинем на время цепи - обязанностей и предрассудков - и нырнём хоть на пару часов в другой, перевёрнутый мир! Где можно побыть свободной - от страха измен и забот, от этой тоски и серости. Где можно забыться, напиться, повеселиться, даже на миг влюбиться.


Мы знаем друг о дружке всё. Или по крайней мере 90 процентов. О её отношениях с мамой, о моих отношениях с мамой, о её разногласиях с мужем, о моём печальном разводе. О том, какие мы плохие матери (нельзя, нельзя орать на детей!), и какие классные любовницы (секс - единственная страна, где высший закон- удовольствие), и чего нам не хватает для счастья - творческого круга людей, духовного родства и вдохновения. Знаем, про братьев - увы, не мужчин, и про невинные шалости с теми, кто стопроцентный мужчина. Про интриги в её и моём окружении, про мечты (быть хозяйкой судьбы!), и отвращение к быту (но не хозяйкой кухни!) Про крупные недостаки (вспыльчивость и максимализм) и мелкие слабости (лень и влюбчивость). Мы умеем не спорить о вкусах: я обожаю Ринату Литвинову, а её от неё тошнит, она предпочитает текиллу, а я шампанское. Мы приятны друг другу физически, и если б я была мужиком, то стала б её любовником. Нам хорошо и весело вдвоём, как может быть лучшим подругам. И всё-таки мы не подруги...


Дружба - определённое равенство личностей, а женщины всегда немного соперницы. Хорошо, если они дополняют друг друга. Врач лечит художницу, художница рисует врача. Балерина облагораживает бизнес-вумен, а та решает её материальные проблемы.

Фундамент женской дружбы - общие интересы, страшнейший враг - зависть и конкуренция. У нас с Лерой есть фундамент, ведь мы работаем в одной архитектурной плоскости. Лера проектирует частные особняки, смело и талантливо смешивая разные стили, а я модернизую город, подтягивая к европейским стандартам. Правда жизнь средь строгих прямых - не для воздушных созданий, и я в свободное время рисую акварели. Наивных глазастых рыб в зелёных подводных шелках, луговую глазунью ромашек, берёзовое монисто, танцующее на ветру. Лера тоже воюет с прямыми - она вяжет крючком эфирный ажур - шарфики, сумочки, кошельки. И паутину кофточек, дразнящих мужское воображение. И сладкую вязь мечты.

Когда она влетает в мой кабинет - прекрасная фея в образе фурии, я поспешно сгребаю чертежи, чтоб освободить пространство для её компактного задика. Две изящных лианы-ноги ломают пыльный квадрат пространства и пошлую скуку реальности.

- Козлы! - восклицает Лера, и радует мой аскетичный слух потоком матершинного сюра. Я никогда не любила матов, но в её устах это просто поэзия. Как и низкий тембр портового грузчика, неведомым образом уцелевший в узкой груди рядом с томными нотами прирождённой совратительницы. Минут десять она материт заказчиков, чьё убожество вкуса пребывает в обратно-пропорциональной зависимости от количества денег, пока не звонит телефон. Или пока не заходит Наташа - наш секретарь из приёмной, кладовая тайн и жгучих новостей. Или вальяжно не вплывает наш начальник - главный архитектор города. И тогда фурия вмиг превращается в фею (потому что бабочка и гусеница, шторм и штиль, корешки и вершки - это разные стороны одной медали).


Если высший разум - компьютер, то женщина - лучшая программа любви. Она превратит в объект обожания любого брючконоса или артиста кино, или свою подругу, но найдёт, кого любить и ревновать. Я люблю свою дочь и Леру. Обе - мой духовный родник, обе воплощение мужского идеала. Дочь Анька пушиста, нежна и доверчива, подруга Лера длиннонога, артистична и язвительна. Я - типичная модель шедевров советского реализма - девушка с веслом или даже родина-мать. Вот вам и низкая самооценка, давно нашептавшая в ухо, что только редкий смельчак отважится забрести в эту чащу комплексов и самоедства. А тут ещё муж-муляж, не съехав после развода с квартиры, бережёт моё одиночество.

- Ну как вы с Андрюшей, не сблизились? - переживает мама.

- Эта страница закрыта, - напоминаю я. Добрая мама не возражает:

- Сорок лет - пора подумать о вечности! - ободряет она. - Займись своим сердцем и дочерью. Она решила, куда поступать?

Лечить разбитое сердце таблетками - всё равно, что канцелярским клеем замазывать трещины на асфальте. Я думаю о вечности с усердием первоклашки, решившей выбиться в отличницы. Возвращаюсь домой мимо церкви, целую глазами золото куполов. Бросаю мелочь в баночки нищим. Поднимаюсь по широким ступенькам, чтоб подышать в тишине и мраке сладким снотворным свечей и ладана. Но женская суть находит лазейку! Мне снится навязчивый сон: лето, скамейка и Некто, запах тёплого дерева, нежность колючей щеки. Пунктир поцелуев в шейку и воздушное счастье тела. Женская суть не послушна разуму, она заставляет краснеть, когда рядом проходит главный. Споткнуться в метро, чтоб попасть на секунду в объятья стоящего рядом мужчины. Это гневный её ответ скупердяйке-судьбе, ханжеским рамкам и правилам. Пощёчина чистоплюйке-душе, с которой я ношусь, как дурень с писаной торбой.


- Что делаешь? - звоню я вечером Лере. Той, что живёт по собственным правилам.

Как белокрылая чайка, садящаяся на волну, не думая о мазуте. Как грациозная кошка, уходящая в ночь, чтоб встретить на грязной трубе иллюзию лунного счастья.

- Не хочешь попить пивка?

- Ну, если мама уложит малышку.

- А твой отпустит?

- Сейча-ас! К счастью, он по делам в Италии.

Чтоб обновить старый мир, не надо его перекрашивать. Достаточно сдвинуть картинку, поменяв угол зрения, или чуть-чуть изменить себя. Я надеваю прикид подростка - широкие брюки с карманами, курточку из мешковины, взбиваю волосы феном. Мы тащимся с Лерой в пивнушку, где хулиганят студенты. Танцуют на бочке стриптиз, развратничают в туалете. Спорят о смысле жизни. Мы курим, пьём пиво, ругаем своих мужчин. Какие они эгоисты! Амёбы и инфузории! Где интеллект, где полёт фантазии, где благородство души?

Какой-то патлатый юнец запал на мою подругу. Ему повезло, она выпила много пива и согласна с ним танцевать. "Свадьба-свадьба, кольца-кольца, я люблю тебя, моё солнце..." До чего примитивно, но мило! Меня тянет за руку толстяк, на футболке - пивные пятна, но глаза шальные от счастья. Как хорошо ни о чём не думать, только пить и двигаться ритму в такт. "Свадьба-свадьба, всё будет хорошо..." У меня на боку дрожит, бьётся в конвульсиях мобильник.

- Где Лера? - сквозь рёв голосов пробиваются чьи-то всхлипы. - Уже четыре утра! На улице дождь! Вы вместе?

А почему не звонит моя мама? Почему она за меня не волнуется? Я оседаю в реальный мир, как взбитые сливки в моём капучино. Мне сорок. Я архитектор. Я немножечко замужем. Моя мама давно пенсионерка. Моя дочь в десятом классе... Я взрослая тётка, которая никому не нужна. Пьяная душа плачет голосом Панюковского: "Я сирота, меня девушки не любят, я три года в бане не был". Стоп, а где моя дочь сейчас? Набираю свой телефон. Длинные гудки, сонный голос бывшего.

- Мы, между прочим, спим... А ты с тормозов сорвалась?


Можно пить до утра коньяк, выворачивать наизнанку душу, спина к спине отбиваться от своры собак, дарить друг дружке любимые тряпки и поссориться навсегда из-за какой-нибудь мелочи, которой мужчина просто не заметит.

Наутро болит голова. Мимо скользит в тумане надменная тень моей Леры. Я в чём-то перед ней виновата? Наверное, мать учинила скандал, но я-то здесь, право, при чём?

- Ты меня игнорируешь? - чиню разборки по телефону.

- Да у меня голова разрывается! - басом орёт она.

- Мда? Но со Светкой ты соловьём заливалась.

- Пришлось себя пересилить. Она принесла мне новый детектив.

- Ну извини, что я тебе ничего не ношу...

- Тебе купить валерьянки?


Мы ссоримся редко, но метко. Лера присмотрела мне жениха из окружения мужа - "Он запал на твои акварельки!" Нет комплимента слаще. Акварельки - моя душа, а понять её могут немногие. Но в назначенный день знакомства муж везёт "жениха" на рыбалку.

- Ты ж не обиделась, киска? - легкомысленно вопрошает подруга.

- Да ради Бога, - криво усмехаюсь я, раздирая расчёской не востребованный "дифузор", обошедшийся мне в 20 баксов. - Всё получилось кстати, у меня поменялись планы...

- Ну-ка, ну-ка, рассказывай!

- Спешила вчера на работу, голоснула машину, а там ...потрясающий мэн. Потрепались о том, о сём - эзотерике, нумерологии, Нострадамусе... Завтра идём в ресторан.

- Вау! Я рада за тебя! Не теряйся, ты уже взрослая девочка! Потом позвонишь, хорошо?

- Ну конечно же позвоню, - сжимаю в кармане фигу.

Я не беру мобильник все выходные, варю борщ, пеку блины, драю кухню, стираю. Кидаю в машинку всё, включая брюки бывшего мужа. И вдруг из кармана на кафель падает что-то круглое. Нагибаюсь - губная помада, цвет золотистый, для нежных блондинок, полтюбика уже "съедено". Боже, а я то-то верила, что он любит только меня, что развод - это просто игра, способ задеть за живое!

В понедельник ко мне в кабинет врывается горящая любопытством Лера:

- Ну как ты? Давай рассказывай!

- Зайди попозже, я занята.

- Ну в двух словах! Мужик действительно стоящий?

- Я же сказала - мне некогда!

Пусть помучается неизвестностью, пусть на себе проверит, как это - быть на вторых ролях.


Не воспринимайте женскую дружбу слишком всерьёз, это аксессуар к любимому костюму, банька на двоих, где не стесняются наготы и моют знакомым кости, изящный салат на шведском столе вашей жизни. Без салата легко обойтись, но он способствует пищеварению, заполняет пустое место, готовит к главному блюду - альянсу с мужчиной. В нашем отделе четыре дамы, не считая меня и Леры. В какие только комбинации не складывалась их коллективная дружба! Война два на два, интриги трёх против одной, партизанские войны, где каждый - сам за себя, и, наконец, безупречный квартет.

Зато какая тренировка реакции, изворотливости, выносливости, фантазии! Всех тех изумительных свойств, без которых каркас семьи не будет надёжным и крепким. Без чего не решишь любовный кроссворд, не разгадаешь ребус, не выстроишь уравнение, где ты, а не твой избранник - число с одним неизвестным.

Вечером раньше смываюсь домой. Дочь жалуется на математичку, "бывший" чехвостит начальника за то, что не платит зарплату. "Не сейте семя грусти, оно взойдёт тоской", - старой пластинкой крутится в голове невесть откуда взявшаяся фраза. Беру телефон, набираю Леру. Ну же, милая, где ты? Отзовись, прошу, отзовись! Давай уложим детей, скинем на время цепи - обязанностей и предрассудков - и нырнём хоть на пару часов в другой, перевёрнутый мир! Где можно побыть свободной - от страха измен и забот, от этой тоски и серости. Где можно забыться, напиться, повеселиться, даже на миг влюбиться. Сбросить лягушечью шкурку, стать Василисой Прекрасной. Конечно, шутя, понарошку. Ведь мир вернётся на место, и мы, угрызясь раскаяньем, напялим старые цепи.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!