Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Котовасия

...А на следующий день, проспавшись, он в угоду хмурым друзьям решил не идти на свиданье. А те, накачавшись по-свински пивом, радостно повторяли, как заклинание: "Да таких фаин у тебя ещё тысяча будет!"


Мамы не стало, когда Костя отдыхал в Греции. Она умерла от инсульта, успев прошептать сестре: "Пусть заберёт кота". Костя вернулся в Киев, прочитал просроченную телеграмму и, даже не переодевшись, снова рванул в аэропорт. Земля на могилке, несмотря на жару, ещё не успела засохнуть, а с траурной фотографии мама смотрела грустно и ласково.

- Не верю, - говорил он по мобильному гражданской жене Наташе. - Не верю, что она умерла! Даже заплакать не смог, представляешь?

- И нафига было ехать? - "утешила" подруга жизни. - Садись на первый самолёт и валяй домой, сегодня такая вечеринка в лайн-клубе...

- О чём ты... - перебил раздражённо Костя и мысленно обругал себя - нашёл кому изливать свою душу! - Я же памятник заказал, будет готов через пять дней. К тому же мать завещала кота...

- Кота? - взвизгнула брезгливо Наташа. - Мне ещё помойной твари в доме не хватало. Где он сейчас? У её сестры? Вот там пускай и остаётся!

Разговаривать дальше было бессмысленно, разве поймёт эта силиконовая кукла то, что творится в его душе!

- К чёрту, - бормотал по дороге Костя. - Всё к чёрту! Вернусь и съеду на другую квартиру!

Наташа была не любимой женщиной, а удачным коммерческим проектом. Так, щадя самого себя, он называл эту сделку с совестью. Наташин отец, человек влиятельный, двигал Константина по служебной лестнице, и за это, ему казалось, можно было терпеть стервозность дочери. Тем более, что в интимных делах она его вполне устраивала. Правда, была и другая цена этого сытного рабства: союз с такой женщиной исключал все прежние дружбы и привязанности, в том числе общение с родной матерью. Столичная штучка терпеть не могла "периферийного духа". Мама скучала, страдала и вот ушла навсегда, не успев посмотреть на прощанье в глаза. "Пусть хоть треснет, а кота заберу!" - поклялся мысленно Костя.

Этот кот, завещанный мамой, имел мистическую биографию. Он явился на девятый день после смерти отца. Белый, пушистый стервец с ангельским выражением мордочки прошагал в квартиру с лестничной клетки и нахально, будто в родное, запрыгнул в кресло отца.

- Я чувствую - в нём Колина душа, - со священным трепетом в голосе говорила мама, - как он мурлычет! Будто в любви признаётся!

У кота обнаружились и другие достоинства: он поднимал настроение, снимал боль в суставах и лечил от бессонницы. И вот теперь этот чудо-кот, якобы приютивший душу отца, предназначался Косте.

- Кот хороший, ласковый, не гадит, - заверила тётя Рая, наливая в блюдце молока. - Я бы его себе оставила, но ты же знаешь - волю покойной надо уважить.

Словно понимая, о чём разговор, кот поднял белую мордочку, задумчиво оценил нового хозяина и, хрустально муркнув, вспрыгнул ему на колени.

- Как тебя зовут-то? - усмехнулся Костя, запуская пальцы в нежную шубку.

- Котя! - ответила тётка, - Твой тёзка практически. Только у него девять жизней, а у тебя одна.

- Это как? - не понял Константин.

- Я и сама не знаю, что это значит, - пожала тётка плечами. - Может, их живучесть имеется ввиду, а может душа девять раз на землю возвращается.


Котей, котом звала Костю бабушка, точнее, даже прабабушка, доброе существо с дробным, скрипучем смехом, всегда спасавшая от разгневанного очередной проделкой отца. Котом называла, смеясь, Фаина, девочка с зелёными глазами, из-за которой шесть лет назад он чуть не потерял своих лучших друзей. Боже, как она танцевала! Гибкая, лёгкая, обольстительная…... Добавьте к этому русалочьи глаза, длинные пшеничные волосы, и станет ясно, почему три друга чуть не превратились в заклятых врагов. Кстати, то место, где они познакомились, тоже было в кошачью тему. "Блудный кот" - так назвала дискотеку хозяйка - женщина загадочная и оригинальная. Вся молодёжь побережья, где трое друзей, выпускники политехнического университета, набирались сил перед рывком во взрослую жизнь, встречались вечером "на коте", благо, что этому способствовала обширная территория, превращённая в искусственные джунгли. Бар, деревянные столики, удобный танцпол, качели и гамаки, висящие в тени пальм, где сладко целовались влюблённые, тропинка, ведущая сквозь заросли в сад, где гуляли павлины и плавали в пруду два лебедя. Иногда из этого рая величественным привидением выплывала хозяйка, крупная дама в кружевах с надменным профилем царицы, а за ней бесшумно двигались два накачанных телохранителя. Процессия торжественно и безмолвно обходила владения и снова растворялась в кудрявой растительности.

О ней, Амире Эдуардовне, ходили разные слухи, один перчёней другого, но Костя одёргивал сплетников, ему нравилась театральность происходящего, и эпатажная гротескность дамы, и тот рай, который она возвела на неухоженном, загаженном туристами берегу мелеющего год от года моря. А уж проволочная, сияющая огнями фигура кота с выгнутой спиной и блудливой мордой вызывала просто умиление. У этого милого монстра и поцеловал он Фаину, поняв, что пропал навсегда - лучше её не найти, потому что лучше просто не бывает. И была волшебная ночь с тихим шелестом волн, хором сверчков и падающими звёздами, и счастливое совпадение во всём - словах, эмоциях и желаниях. А на следующий день, проспавшись, он в угоду хмурым друзьям решил не идти на свиданье. А те, накачавшись по-свински пивом, радостно повторяли, как заклинание: "Да таких фаин у тебя ещё тысяча будет!"

И вот итог: один женился "по залёту" и теперь гуляет, как дворовый кобель, другой - по расчёту, а он, как продажная девка, спит с нелюбимой из выгоды. Не было больше не только фаин, но даже жалкой копии!

- Может, съездишь пока на море? - словно подслушав Костины мысли, спросила заботливо тётка. - Это, конечно, не Греция и не Турция, но всё же лучше, чем задыхаться в пыли и зное. Идея Косте понравилась, и, не откладывая решения до утра, он вызвал по телефону такси.


В знакомый с детства посёлок въехали на исходе дня. И первое, что бросилось Косте в глаза - это отсутствие моря. Оно сливалось с белёсым небом, замыливая черту горизонта.

- Ну надо же, - удивился он, - а в Турции море сливается с небом в пять-шесть утра, и там преподносится это, как национальная особенность.

- У нас другая особенность, - проворчал таксист, - гадить там, где живём. Моя тёща здесь дачку построила, так не устаёт жаловаться, что отдыхающие с пляжем творят - бутылки, окурки, объедки.

- А где тут остановиться можно, не знаешь?

- Дак у тёщи и можно! - обрадовался таксист. - Она баба покладистая и берёт по-божески.

Костя хотел спросить таксиста про "Блудного кота", жива ли еще дискотека, но передумал. Сходит сам и посмотрит, зачем опережать события?

К его превеликой радости "Кот" не просто жил, он расцвёл и заматерел, возвещая об этом округу мощными децибелами техно-музыки и цветными лучами прожекторов. Заплатив за вход и выбрав уютный столик, Костя с давно забытым волнением стал рассматривать публику. "А вдруг я встречу Фаину? - мелькнула наивная мысль. - Вдруг приезд сюда - не случайность, а знак судьбы? Подошла официантка, на голове-кошачьи ушки, на мини юбке - пушистый хвостик.

- А хозяка у вас всё та же? - спросил её Костя. - Я шесть лет здесь не был.

- Да, - кивнула девушка. - Амира Эдуардовна.

- И павлины живы, и лебедь?

- Живы-живы. Только теперь здесь новое правило - дискотека до двух, а потом всех клиентов переводят на "Котёнка" - рассвет встречать.

- Какого ещё котёнка? - удивился Костя.

- Новое кафе на берегу. Там тоже красиво. Пойдёте? - томно улыбнулась официантка. И Костя заметил, что у неё большая, волнующая грудь.

Он заказал бутылку "Абсолюта", маслины и лимон. Есть не хотелось, танцевать тем более. Хотелось покоя и созерцания, а еще помянуть маму и побыть одному, что удобней всего, как ни странно, в скопище незнакомых людей.

Мне почти тридцать, - вертелась угрюмая мысль, - а чего я достиг? Престижная работа? Так это вещь нестабильная, поссорюсь с Наташкой и коленом под зад. Квартира? И та не моя. А ведь всё могло сложиться по-другому, не сморозь он тогда несусветную глупость. Он мог жениться на Фаине, жить с мамой (глядишь бы, и не умерла так рано), работать на большом заводе, куда его усиленно звали, иметь детей. Интересно, где теперь его зеленоглазая русалка? Чью жизнь украшает? Кого любит и радует? А может, и она одинока, ведь душевное родство - удача редкая, а на компромисс она вряд ли пойдёт. Эх, встретить бы Фаину сейчас! А что, квартира мамина свободна, заводи семью и радуйся жизни...

Наверное, он изрядно наклюкался, потому что потерялся во времени. Когда рядом возникла официантка и, покачивая полушариями, проворковала: "Ну что, идём на котёнка?", было уже два ночи.

- Идём-идём! - согласился Костя и хотел приобнять официантку за талию. Но ...внезапно увидел Фаину. Русые волосы, рассыпанные по плечам, светились золотым огнём, цветная юбка крутилась колокольчиком, а она приплясывала в толпе парней и девиц, уже двинувшихся по тропинке в глубь сада.

На "Котёнка" самых стойких кутил провожали охранники и официанты. Странной показалась Косте эта узкая дорога, словно ведущая не из одного увеселительного заведения в другое, а из реального мира - в неведомый, из яви - в мечту. Он шёл в шеренге сквозь зыбкий туман, из клочьев которого выпадали то куски решетки, увитые дурманящими голову цветами, то арки домов, похожих на древние замки, и боялся только одного - упустить из виду яркую юбочку, мелькающую впереди. А потом вдруг резко пахнуло морем, и Костя очутился на освещённой площадке, где играла музыка, звенели бокалы, а на танцполе в объятьях какого-то типа кружилась ...его Фаина.

Не отдавая отчёта, что делает, Костя приблизился к парочке и, схватив Фаину за плечи, резко развернул к себе. Она взглянула дико и незнакомо.

- Ты моя! - сказал он торжественно и поднял девушку на руки.


Очнулся Костя на берегу - лицо и волосы были в крови, грудь болела. По пустынному пляжу ветер гонял песок и грязные пакеты. С трудом доползя до моря, он с наслаждением окунулся в солёные волны...

- Пол-сантиметра и могли бы убить, - охала тётя Рая, обрабатывая рану на виске. - Теперь я всё понимаю - он отдал тебе свою жизнь.

- Кто? - шипя от боли, переспросил её Костя. Но тётка махнула рукой и пошла на кухню, делать блины - в утешение раненому племянничку. Обласканный, оплаканный и вкусно накормленный, Костя лежал на диване и пытался ответить на терзавший его вопрос - он действительно встретил Фаину или тупо перепутал её с незнакомкой? На стенке тикали часы, гудел на кухне холодильник, всё, как всегда, но чего-то остро не хватало.

- А где кот? - подхватился Костя, скользнув глазами по пустому креслу, - Я по нему соскучился!

- Нету его, - смахнула слезу тётя Рая. - Погиб этой ночью наш Котя. Вышел на балкон, подышать прохладой, и не вернулся. А утром я его на асфалье нашла, сорвался с перил бедняга.

- Как сорвался?! - не поверил страшной реальности Костя. - Коты ведь не разбиваются! И девять жизней у них, ты сама говорила!

- Вот он и отдал одну тебе, - тоненько всхлипнула тётка.

- Бред какой-то! - рассердился Костя и почувствовал чей-то взгляд.

Ах мама-мама! Она улыбалась ему со стены мудро, печально и ласково.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!