Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Сермяжная правда

- Пустите! Отцепитесь сейчас же! - возмущается Алла и скользит по полу ногами, как капризный ребенок, которого насильно волокут обедать. Публика восторженно улюлюкает и аплодирует. И Алла, не успев опомниться, тряпичной куклой повиснув на руках настырного парня, с ужасом видит, как на нее надвигаются молодые насмешливые губы, а зал начинает считать, как на свадьбе - раз, два, три...


Чайник вскипел незаметно и уже начал остывать, когда Алла, спохватившись, вспомнила про кофе. Не любила она этих современных чайников, маскирующихся под кувшины, невыразительно обтекаемых форм и расцветок, не умеющих интимно, по нарастающей, мурлыкать на плите, чтоб в итоге захлебнуться бульканьем и хрипло засвистеть о победе над водопроводными палочками. Как не любила многого из того, что привнесла в современную жизнь западная мода и научный прогресс. И День Святого Валентина она не любила, во-первых, потому, что это не нашенский, не славянский праздник, а подражание всегда вульгарно и унизительно, во-вторых, потому, что молодежный психоз по этому поводу лишь подчеркивал ее древность и косность, а еще - оскорбительную непричастность к теме любви.

Она плеснула остывшей воды в последнюю кружку некогда дорогого и престижного сервиза, взболтала кофейный порошок и поплелась в спальню, громко именуемую кабинетом, где в старинном бабушкином кресле, обложенном вышитыми ею "думочками", проще смотреть на мир насмешливо-снисходительно. Сегодня у нее хороший вечер - в тишине и тепле, без горького послевкусия длинного, суетного школьного дня, без дергающих душу волнений за неугомонную Стаську, которая умелась на свидание к хорошему мальчику. Алла вынула из пакета стопку школьных тетрадей с сочинениями на тему - "Моя любовь" (дань все тому же Валентиновому помешательству!) и, отхлебнув глоток кофе, погрузилась в прочтение душ 10 "А".

Первый опус принадлежал Осыкиной, мечтательной и недалекой телушке с бурными формами, грезящей карьерой модели. Дуреха явно описывала несуществующего поклонника, образ которого почерпнула из примитивного американского ширпортеба.

"Он напрягся, и я услышала треск материи, это рубашка не вынесла натиска молодой, горячей мускулатуры. Слабея в коленях, я опустилась на траву..." Эх-хэ-хэ, моя дорогая, не знаю, как коленками, но мозгами ты явно слаба. Выправив кучу ошибок, Алла вывела жирную "тройку" и, подумав, добавила минус.

Следующей попалась Семенова, замкнутая девочка из проблемной семьи. То, что она написала, заставило сердце болезненно сжаться. "В юности все девчонки мечтают о принцах, а, вырастая, понимают, что любовь - это просто половой инстинкт, а мужчина - животное, которым надо научиться управлять". Ой-ей-ей, что же у девочки за проблемы? У нее, кажется, отчим, к тому же, пьющий, надо как-нибудь ненавязчиво вызвать ее на откровенность. Алла поставила "4/3" и внизу добавила "Готова поспорить!"

Продолжая думать о Семеновой, она, не вникая в смысл, побежала глазами по следующему сочинению, пока не споткнулась о фразу, задевшую за живое - "мне хочется баюкать его, как маленького, на коленях..." Так-так-так, а это кто у нас такая альтруистка? Но вопреки ожиданию, сочинение оказалось не откровением ученицы, а письмом явно зрелой женщины, бездумно и не слишком аккуратно (ошибок-то!) списанным из какой-то газеты. Поставив жирную "двойку", Алла потянулась к резной шкатулке и вытащила оттуда мятую пачку "More", изъятую полгода назад из сумочки дочери.

Вообще-то Алла не курила, но иногда, в минуты одиночества окутывала себя клубами дыма, пытаясь хоть так повитать в облаках. Нет, время и здесь внесло свои коррективы - сочинение на вольную тему - анахронизм, безуспешная попытка ушедших в прошлое учителей вызвать на откровение компьютерное поколение. Да не станут они откровенничать, напрягать мозги и копаться в себе, в лучшем случае, бездумно сдерут текст из Интернета. "Мне хочется баюкать его, как маленького..." Что за старая извращенка писала? И что это за мода - старым теткам крутить с молодыми! Стыдобище, паскудство! А с другой стороны, что может знать о любви девчонка пятнадцати лет? Вот она и берет за основу откровения зрелой развратницы! 15 лет - слишком нежный возраст, вот у нее, у тонкой, чувствительной Аллочки, что было в 10 классе? Мальчик Буся, утаптывающий снег под ее окошком. Смешной долговязый троечник-альбинос... Первый поцелуй с Сережкой, выросший, как подснежник на свалке из затяжной вражды. Она тогда совсем одурела, думать ни о чем не могла, кроме него, но аромат тех ярких ощущений выветрился без остатка, и теперь, как ни пыжься, не всколыхнуть усталое сердце осколками воспоминаний.

Дверь хлопнула так оглушительно и неожиданно, что Алла поперхнулась дымом. Быстро загасив сигарету, но продолжая давиться кашлем, она выскочила в коридор и обомлела: дочь, бросив сумочку на пол, остервенело билась лбом о висевшую на стенке шубу и в голос выла.

- Что с тобой, что с тобой, деточка, - подскочила Алла, дрожа от сострадания, - он к тебе приставал? Он пытался тебя изнасиловать?

Стаська замерла, медленно повернула к ней голову, и гримаса боли, как рябь на озере, в секунду разгладилась, а в глазах запрыгали сумасшедшие чертики. Плач перешел в гомерический хохот.

- На-ка, выпей скорей, родная, у тебя истерика! - совала Алла стакан с валерьянкой, но Стаська взглянула насмешливо спокойно.

- Мама, ты помнишь, сколько мне лет? Неужели ты полагаешь, что я еще девочка?

- В каком это смысле, дочь? - растерялась Алла.

- В самом прямом, дорогая, в физиологическом.

- Да, но... ты же мне ничего не говорила!

- А я обязана была доложить?

- Я думала, мы друзья... - жалобно заметила Алла.

- Безусловно, друзья, даже подруги. Поэтому я предлагаю тебе накраситься, надеть джинсы и пойти со мной в ночной клуб. С этим придурком я порвала навсегда, он женат и у него есть ребенок!

Вот так фокус, Ваня женат! Такой интеллигентный, воспитанный мальчик! Так красиво за Стаськой ухаживал, а в подоплеке - игра, обман, бегство от семейной рутины?

На какие только жертвы мать-одиночка Алла не пойдет ради любимого чада! Ночной клуб, так ночной клуб, и пусть малолетки подавятся хохотом, увидев на танцполе старую тетку. Не пускать же Стаську туда одну! И не держать же дома в тоске и печали?

Стопка тетрадей сдвинута в сторону, Алла красит глаза, крутит бигуди и гладит кофточку с рюшами.

- Ты с ума сошла, - возмущается Стаська, взглянув на принаряженную мать.- Это же полный отстой.

Она мочит руки и делает на голове у матери художественный беспорядок, стирает с губ красную помаду и мажет цветом карамели. Решительно находит в шкафу джинсы и черную рубаху, брызгает на мать своими духами.

- Вот так, и только так, теперь ты девушка, а не тетя-мотя!


Они словно поменялись местами: Алла - глупая, застенчивая девочка, готовая провалиться сквозь землю от каждого неосторожного взгляда. А Стаська - уверенная, опытная мама, орлица, прикрывающая своим крылом. "Не бойся", "Садись сюда" "Что тебе заказать? Джин с тоником или вино?" Слава Богу, в клубе темно, а короткие вспышки света не успевают выставить на обозрение перепуганные Аллкины глаза и виноватую улыбку - ах, простите-простите старуху, посмевшую придти на вашу территорию! Но до чего ж резанул на входе насмешливый взгляд молодого охранника!

- Мы рады приветствовать всех влюбленных! - орет в микрофон ди-джей, и зал отвечает ревом. - И приглашаем всех на эстафету поцелуев!

Публика захлебывается визгом восторга.

- Мам, я пошла, - подскакивает Стаська, осушив стакан белого не фильтрованного. И, постукивая каблучками, вытанцовывает в центр зала, где уже мельтешат десятки разгоряченных тел.

- Итак, кто пригласит на сцену и поцелует самую необычную девочку сегодняшней дискотеки, тот победит и получит ящик шампанского! - заводит публику диджей.

Алла видит, как мальчики хватают самых экстравагантных девчонок и волокут их на сцену. Вот девочка в синем парике со стрижкой под ежика, вот другая - в трусиках вместо шортиков, а ее-то Стаська чем отличилась? Но ведут и ее, прицеливаясь сорвать разрешенный конкурсом поцелуй. Девушка в лифчике вместо топика, девушка вообще без лифчика! Ужас! Ужас какой! Видела б это ее несчастная мама!

- Разрешите вас пригласить! - раздается над ухом приятный голос. Алла скашивает глаза и видит юного паренька с сережкой в выстриженной пунктиром брови.

- Нет-нет-нет! - суетливо отбивается она. Но мальчик оказывается цепким и сильным. Он хватает ее под руки, отрывает от дивана и тащит через зал на сцену.

- Пустите! Отцепитесь сейчас же! - возмущается Алла и скользит по полу ногами, как капризный ребенок, которого насильно волокут обедать. Публика восторженно улюлюкает и аплодирует. И Алла, не успев опомниться, тряпичной куклой повиснув на руках настырного парня, с ужасом видит, как на нее надвигаются молодые насмешливые губы, а зал начинает считать, как на свадьбе - раз, два, три...

- Девчонки, покажите, что вы самые лучшие! Что вы сладкие, как мармелад, что от вас нельзя оторваться, - кричит диджей, подзадоривая целующихся. - Мужчины, пусть девчонки сгорят в огне вашей страсти!

Мужские руки притянули учительницу к груди, веселый наглый глаз подмигнул, как сообщнице, а губы так нежно прильнули к губам, что Алла ощутила, как неведомая сила вырвала ее из реальности и бросила в звездное безумие космоса. Она очнулась на мягком диванчике и сразу увидела насмерть перепуганную Стаську и своего нахального кавалера с сережкой в брови.

- Мамочка, тебе плохо, скажи, плохо?

- Не знаю, - промямлила Алла непослушными губами, тревожно прислушиваясь к себе. У нее ничего не болело, сердце билось нормально, а в теле продолжала присутствовать непривычная легкость.

- По-моему, хорошо,- добавила она неуверенно.

- Я же говорил! - обрадовался пацан. - Твоей маме хорошо, она молодчина. А у нас теперь на троих целый ящик шампанского! Мы выиграли, Алла, прикинь! Есть предложение выпить.

Господи, кому расскажи, что она упала в обморок от поцелуя мальчика! Вот тебе и старая вешалка, засохшая на корню. А как вам, граждане-товарищи, панибратское обращение "Алла"?!

- Это, конечно, хамство, использовать мои преклонные годы, как средство добычи шампанского, - начала назидательно Алла, но парень перебил:

- Да бросьте, это скучно. Знаете, в чем ошибка вашего поколения? Вы все делали на века, а надо жить минутой. Вы красивая женщина, знаете? И сегодня я ваш кавалер!

Алла выпила залпом шампанское, взлохматила волосы и пошла танцевать. Ее кавалер восторженно ринулся следом. До утра оставалась вечность, она будет еще училкой, а сейчас она ученица, бездумная, веселая девчонка, готовая делать глупости. Как там написала телушка Осыкина? "Он напрягся, и я услышала треск материи, это рубашка не вынесла натиска его мускулатуры". А ведь в этом есть сермяжная правда жизни. И за что же грымза - училка поставила девочке "тройку"?


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Группа фирмы по ремонту бытовой техники