Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Молочные сестры

- Можешь на меня злиться, но все равно уже поздно, мы обе брошенные, одним и тем же мужиком.

Случай редкий. А давай по этому поводу выпьем, мы ж с тобой "молочные сестры".


Это только кажется, что в маленьких провинциальных городках жизнь тихая и размеренная. На самом деле там живут те же люди с их волнениями, страданиями, радостями, а порой и просто мексиканскими страстями.

У Валентины случилась беда - ушел муж. Хорошо, хоть не было детей. Хотя, как сказать, она часто жалела о том, что вовремя не решила этот вопрос, пока любимый был с ней. Рос бы сейчас человечек похожий на него улыбкой, походкой, с такими же серо - зелеными глазами. Было бы кем жить и о ком заботиться. А так... На горизонте маячил сорокалетний юбилей и одиночество.

Первое время она, как все женщины, оказавшиеся в подобной ситуации, ждала, что он одумается и вернется. Потом перестала, и только иногда вечерами листала альбомы с фотографиями, где на вечные времена застыли мгновения их совместной жизни. Снимки, подобно машине времени, переносили ее в давно забытое прошлое, и вспоминались мельчайшие детали, казалось, давно затерявшиеся в самых отдаленных уголках памяти. Вот здесь они в Сочи. У Вали на фото слегка перекошенное лицо, новыми туфлями она растерла до крови пятку. Мужу дали на работе "горящую" путевку и они отправились туда в декабре. На удивление, было очень тепло, +20 градусов, но постоянно шли дожди и приходилось сутками сидеть в номере у телевизора с перерывами на завтрак, обед, ужин и процедуры. А это у друзей на даче собирали малину, уродившую так обильно, что не было видно листьев из - за ягод.

Самым печальным оказалось то, что она абсолютно не знала, где он. До нее доходили слухи будто - бы ее Витек ушел с мебельной фабрики, единственном предприятии города, развалившимся в славные времена перестройки, но выкупленном тем же директором, который его развалил.

Поговаривали, что бывший муж теперь "челночит" и держит палатку на рынке, но сам не торгует, а нанимает реализаторов и живет с какой - то Нинкой или Нонкой в новостройках.

Надежда умирает последней, и Валина уже испускала предсмертные вздохи, когда страдалица решила пойти к гадалке, наткнувшись на рекламное объявление в местной газетенке: Феодора - провидица, предсказание будущего, снятие порчи, сглаза, родового проклятия, венца безбрачия.

На следующий же день, все еще сомневаясь в правильности принятого решения, она робко постучалась в железную дверь с табличкой "Феодора".

- Войдите, - ответил ей приятный женский голос. Подчинясь, как приказу, Валентина, вошла и оказалась в небольшой комнате, служившей, очевидно, приемной. Секретарша попросила подождать, но уже через пару минут пригласила пройти в другое помещение, где ее ждала гадалка. Ей оказалась женщина лет тридцати, довольно симпатичная с такими черными глазами, что не видно было даже зрачков. В тесной комнатке с трудом помещались стол и два стула. Эта "кладовка" изобиловала иконами, крестами и какими - то непонятными непосвященному человеку прибамбасами. К тому же воздух был до одури пропитан запахом ладана. Все казалось противоестественным и потусторонним, от чего становилось не по себе.

- Здравствуйте, - обратилась к ней Феодора, зажигая свечу. Пламя сначала ярко вспыхнуло, а затем стало затухать и Валя поймала тревожный взгляд провидицы, уставившейся на непослушный огонь, но он запрыгал снова и набрав силу, засветил ровно.

- Что Вас волнует?

- Меня волнует, только один вопрос - вернется ко мне муж или нет.

- Покажите ручки. Так, он уже не вернется, но будет другой мужчина и очень скоро. Я вижу у Вас на ладони крест, а значит есть негатив и надо снимать порчу. Можно погадать на кофейной гуще или на картах, но Вам сейчас это делать нельзя. Последует череда неудач. Не скажу, что порча такая уж страшная, ничего этого нет, но избавиться от нее не мешает.

- Вы уверены, что он больше не вернется?

- Абсолютно. Потом придете и скажите, что я была права.

- Господи, как же мне теперь жить. Я так его люблю, - запричитала несчастная и с горя, забыв о том, где находится, как близкой подруге начала выкладывать наболевшее. Выговорившись, она шмыгнула носом и разразилась неукротимым потоком слез.

Феодора принесла ей стакан воды и, вздохнув сказала:

- Кто б не понял, - я сама в такой шкуре. Мой мужик тоже от меня свалил недавно. А как все хорошо начиналось. Правду говорят: на чужой беде счастья не построишь. Он от жены ушел ко мне. Хоть прожили мы не долго, мне не забыть его серо-зеленых глаз. Витька, Витька, что ты наделал.

- У Вашего Витьки случайно не каштановые волосы и ямочки на щеках? - бледнея спросила Валентина.

- Да.

- И работал на мебельной фабрике. Рост средний, неплохо сложен, любит перловый суп и блинчики с капустой.

- Извини, подруга. Стало быть, это у тебя я увела мужа. Знала бы, что ты такая хорошая баба, может и не решилась. Можешь на меня злиться, но все равно уже поздно, мы обе брошенные, одним и тем же мужиком. Случай редкий. А давай по этому поводу выпьем, мы ж с тобой "молочные сестры".

Не дожидаясь ответа, Феодора достала из ящика стола бутылку "сухого", мгновенно откупорила штопором и поровну, ни каплей меньше, ни каплей больше разлила по двум фужерам.

- Как ловко у тебя получилось, - не сдержала восхищения Валя.

- Ха, мне ли не уметь. Из официанток, десять лет с подносами пробегала.

- Послушай, а что за имя у тебя такое чудное?

- На самом деле, Галка я, а Феодора - это для понта. Была когда - то такая императрица, кажется в Византии, а может и нет, точно не знаю. Но для имиджа мне подходит.

- Как так из официанток и в гадалки?

- Ну, это все просто, хотя как сказать. Еще девчонкой я гадала подружкам и представь себе, предсказания часто сбывались. Говорят, в моем роду по материнской линии была очень хорошая ворожея. Возможно, я в нее пошла. И вот, когда мне до одури надоели вечно жующие лица, к тому же чаевые стали копеечными, а хозяин жлоб, я решила уйти, не объедки же подбирать, ведь ресторанная кухня с нами не делилась. А сына поднимать надо. Вспомнив о своих способностях, я решила попытаться. А чем я хуже, этих колдунов, экстрасенсов и прочей нечисти, расплодившейся в наши смутные времена. Арендовала это крохотное помещение и приступила к работе. По началу дела шли неважно, но со временем все наладилось. Страждущих и больных на мой век хватит, и на кусок хлеба с маслом я пока, тьфу - тьфу, зарабатываю. Ладно, давай за дружбу и не держи на меня зла.

Посмотрев друг на друга, Галя с Валентиной выпили до дна.

- Ой, - спохватилась Валюшка, - у меня кажется есть шоколадка. Давай под закуску еще по одной.

- Принимается. Теперь за женскую солидарность. За нас красивых, независимых и свободных. Пусть плачут те, кому мы не достались и сохнут те, кто нас не захотел.

Женщины опрокинули еще по фужеру и, раскрасневшись принялись вспоминать своего мужчину. Эта общая беда с неверным Витькой, странным образом их сблизила. Они не испытывали друг к другу неприязни, а наоборот, как - будто, какая - то незримая нить связала две раненые души.

- Он хоть и гад, но мужик неплохой, - с грустью изрекла Галка.

- А ты не знаешь, где он сейчас?

- Конечно знаю, или я не гадалка? Шучу, живет с одной бабой, торговкой с рынка. Там они и сдыбались. Представляешь, она на десять лет его старше. Хотя, справедливости ради, надо сказать выглядит классно. Конечно, сама на рынке не торчит, работают другие. А они с Витьком ездят за товаром. Говорят неплохо поднялись. Но я не завидую. Пусть живут, а на наш с тобой век мужиков хватит.

- Не скажи, он все - таки, хороший парень. Знаешь, мы прожили десять лет и почти не ссорились. Вот, жаль детей Бог не дал.

- Мать, ну не грусти. Давай еще по чуть - чуть, все пройдет, увидишь.

- Да ты знаешь, уже проходит, только обидно до соплей.

- Обидно, досадно, да ладно. А все - таки, этот паразит классный любовник, - хихикнула Галя. Помнишь еще?

- Еще бы, разве такое забывается. Его родимое пятно на правом бедре мне иногда снится.

- Постой, не было никакого родимого пятна. Был шрам на пузе от аппендицита и на руке, он руку на фабрике порезал.

- Подружка, ты что - то путаешь, а скажи, какая фамилия у твоего Витьки?

- Пожалуйста, Виктор Иванович Тимошенко.

- Ну вот, а моего Виктор Николаевич Смыков.

Прояснив ситуацию, новоиспеченные подруги, смутились и замолчали. Неожиданно возникшая между ними и так сблизившая связь, вдруг исчезла. И они, потеряв друг к другу всякий интерес, стали опять чужими.

- Знаешь, у меня скоро клиентка по записи. Прости, заходи, если захочешь, - сказала гадалка.

- Да, мне тоже пора идти. Они попрощались.

Валентина торопливым шагом вышла на улицу, а там во всю трудилась осень, раскрашивая город в желто - зеленой гамме. И вдруг, она почувствовала, что не зря была эта встреча. В ее, еще больной душе, уже начинала теплиться новая надежда на что-то пусть пока неопределенное, но обязательно хорошее. И это хорошее непременно произойдет в ее судьбе. Она посмотрела на небо, где пробиваясь сквозь тучи, лениво светило октябрьское солнце и подумала:

- Может правда, в сорок лет жизнь только начинается.


© Зоя ГЕЛЬМАН


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!