Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Социалистическая действительность

Когда есть чем, есть кого, но негде - это...


Лет пятнадцать назад в народе ходил такой анекдот. Когда есть чем, есть где, но некого - это нахальство. Когда есть где, есть кого, но нечем - это несчастье. Когда есть чем, есть кого, но негде - это социалистическая действительность.

Стас и Юля знали друг друга давно. Отношения были на грани дружбы и заигрывания. Но однажды, случайно, под совпавшее настроение они "попробовали" и пришла если не любовь, то уж желание продолжать, точно. Непредсказуемо возникшие эмоции, спровоцированные проделками бесшабашного Амура, можно было излить друг другу беседуя в кафе или гуляя в парке, но остальные продукты взаимности выплеснуть было негде. И они стали искать квартиру, но ничего не попадалось. Временно приходилось перебиваться раз в две недели, ключами от квартир ее подруг или его друзей. А однажды пауза затянулась на целый месяц. Встречаясь, они до помутнения рассудка целовались где - нибудь в парке и мечтали, как говорил Стас, о койко - месте.

День рождения Юльки отмечали в ресторане. Официант принес заказ, и Стас, растопырив пятерню, завел застольную речь:

- В моей, не долгой жизни было столько счастливых дней, сколько пальцев на этой руке. Сегодня - один из них. Любимая, я тебя поздравляю и хочу вручить свои дары. На счет духов, не знаю, угадал ли? А вот со вторым подарком, думаю, попал в точку. С этими словами он вручил флакон ее любимых французских духов "Анаис", сделал продолжительную паузу, а затем, хитро улыбаясь, торжественно положил на стол Ключ.

Юля кинулась к нему в объятия и парочка начала при всем честном народе обниматься и целоваться.

- Поехали скорей, - выпалила именинница.

- Но мы оба с работы и голодные, как черти. Ладно, сейчас расплачусь и пусть нам завернут все с собой.

Квартира находилась в центре города, что было очень удобно. Через полчаса они вошли в однокомнатную хрущевку. Кроме стола, двух стульев и допотопной кровати с железной сеткой, там не было ничего. Но влюбленных это не смутило.

- Постельные принадлежности дело наживное. Завтра мы все сюда притащим, а сейчас иди ко мне, - сказал Стас, обнимая Юлию.

Надо сказать, сетка, производила дополнительный эффект, усиливая колебательные движения. Как на батуте, в умопомрачительном экстазе, они взлетали вверх и падали вниз. Этот полет захватывал дух, как катание на американских горках.

- Жаль, сейчас таких кроватей не выпускают. Тот, кто их изобрел, был явно любителем женщин, - смеялся Станислав.

Постепенно, за месяц, их пристанище стало обретать Божеский вид. Но если учесть, что основным предметом оставалось ложе любви, все было прекрасно и в первый день, хоть на голый металл тогда пришлось подстелить Юлькину шубу.

Долго их кайф не длился. Однажды Стас позвонил и сообщил жуткую новость: квартиру обворовали, и хозяин отказал ему в аренде. Кроме тех вещей, которые они принесли, брать там было абсолютно нечего. Все бы ничего, но новый японский магнитофон жаль было до зубовного скрежета. И они опять начали скитаться.

"Штрихи к знакомому портрету" - так Стас называл пакет с дежурным комплектом белья и полотенцем, который они всегда носили с собой, дабы не обременять случайных койкодателей, которыми выступали все те же знакомые и друзья.

Очередной месяц прошел в бегах. Но снова пришла удача. На этот раз уехала на север подруга Юли и оставила ключи от квартиры.

Опять началась счастливая жизнь. Однажды, когда они только завели песнь вечной любви всех времен и народов, в дверь позвонили. Не обращая внимания, они продолжали в том же духе, но звонок настойчиво трезвонил и потому начал сбивать с ритма.

- Какого черта кому - то надо? - с придыханием произнес Стас. Тут нет никого. Не откроем.

Но звонить продолжали.

- Может где - то пожар и нас хотят предупредить, - высказала предположение Юлька.

- Я и так горю, больше некуда, - ответил ей он и поцеловал в шею. И вообще, по мне, хоть - пожар, хоть - потоп. Пока мы "не допоем", не встану.

Звонок задребезжал уже с надрывом, без остановки. Пришлось Юле встать. Набросив на плечи рубаху Стаса, она побежала к двери.

- Кто там?

- А Валя дома?

- Ее нет, она давно уехала и будет не скоро.

- Пожалуйста, откройте дверь, очень нужно.

Юля открыла. Ее взору предстала умилительная сцена: на пороге стояла матрона, весом под сто килограммов, двое прыщавых подростков и мужчина, очевидно, муж, своей худобой смахивающий на Дон Кихота. Правда, сходство на этом заканчивалось.

- Мы случайно проезжали мимо. Видим, у Валюши балкон открыт. Решили зайти. Вы не пустите нас в туалет.

- Конечно, проходите.

И компания ввалилась в прихожую. Приспичило, очевидно, всем одновременно. Мальчишки, отталкивая друг друга кинулись к клозету, но строгая мамаша установила очередность, уладив, таким образом, конфликт.

Юля оставила это веселое семейство и вернулась к Стасу.

- Иди ко мне, мы еще можем продолжить первый тайм, пока они все покакают, я еще готов.

- Ну, ты даешь. Представляю эту сцену. Мы с тобой в чем мать родила, в весьма недвусмысленной позе на диване, а они открывают дверь и нам говорят:

- Мы уже.

- А я им отвечу: "А мы еще нет", - рассмеялся он.

Семейство, справив нужду, наконец, удалилось. А они, насмеявшись до колик, продолжили свой нескончаемый "матч".

Валина квартира находилась далеко от центра. Как - то после работы Стас заехал за Юлей на такси и уже там, на заднем сидении, они начали целоваться, не взирая на недоуменные взгляды водителя. За пятнадцать минут лобзаний их назревшие потребности достигли критической массы. Пулей выскочив из машины, едва рассчитавшись с таксистом, они взлетели на пятый этаж, полные сумасшедшего желания и адского нетерпения.

Стас с выступившей на лбу испариной "дело было жарким летом", дрожащими руками вставил ключ в замочную скважину. Но дверь не открывалась.

- Вот блин, что за фигня, если не сказать грубее. Не открываются замки. Это те ключи?

- Да вроде те. Дай я попробую. Юля попыталась, но ничего не получилось.

- Какой облом! - взвыл Стас.

- Тише, не ори, как марал в брачный период. Сбегутся соседи. Скажут, что мы взломщики и вызовут милицию.

- Что будем делать? Ясно, ключи не подходят. Может квартира не та? - схохмил он.

- Конечно, в таком состоянии, как мы вбежали в подъезд, можно ломиться и в другую квартиру. Но эта - именно та. Пошли проветримся и что - нибудь придумаем.

На воздухе стало легче. Они сели на скамейку и начали вычислять, куда - бы деться.

- Есть хочешь? - спросила она.

- Хочу, но не есть.

- У меня бутерброды. Возьми, пожуй и успокойся.

В длинном перечне "явочных" квартир, была одна, которую они снимали на несколько часов у Юлькиной знакомой - Даши Бубенцовой. Оборотистая девица, хоть и числилась чуть ли не в подругах, всегда брала у нее деньги. Бывали такие денечки, когда диван в этой "точке" не успевал остыть от предыдущей парочки, как появлялась уже следующая. Сама Даша была разведена и жила с сыном у родителей.

- Поехали к Бубенцовой. Вдруг там свободно. Ключи у меня есть.

- Гениально! Моя ты умница, - воскликнул Стас и принялся опять вылизывать Юлю.

- Перестань, ради Бога, а то все закончиться тем, что мы окажемся под ближайшим кустом.

"Пункт проката лежанок" был занят Дашкой и ее любовником. Полураздетая, с взлохмаченной прической, она вышла в прихожую, услышав, как кто - то ключом открывает двери.

- Вот гад. Принесла вас нелегкая. Только улеглись.

"Несчастные" объяснили в двух словах ситуацию и попросились на постой. В квартире было две комнаты.

- Ладно, черт с вами. Заходите, в войну люди хлебом делились.

После двух часов разъездов и неожиданных приключений, им уже ничего не хотелось.

- Юлька, я тебя люблю.

- Я тебя тоже.

Они обнялись и заснули.

Через полгода Стаса повысили на службе. По должности ему полагался кабинет с комнатой отдыха, где были все удобства, но главное - диван. И проблема решилась.

Но все - таки, как прекрасно, когда есть кого, есть чем, хоть и не всегда - есть где.


© Зоя ГЕЛЬМАН


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Различная деревянная мебель из малайзии, включая обеденные группы и кровати.