Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Лестер

Идеальный мужчина превращается в манекен. Его поднимают и уносят работники сцены. Декорации заката сворачиваются в рулон, омар оказывается пластмассовым.


Лестер

На третьем месяце моих бесплодных поисков мужчины-мечты в Интернете, сети, наконец, приносят нечто более или менее стоящее. Это американец испанского происхождения по имени Лестер. Он, судя по присланным фото, вполне симпатичен и даже не стар. Ему 31 год, он работает в ООН.

- Привет. Как поживаешь? - интересуется многообещающий образчик мужесапиенса, прорезавшись в сети.

- Отлично, - немного кривлю душой я.

- Я уже присылал тебе фото огромного муравья?

Фото - это страсть Лестера. Он снимает все и вся и радует потом меня этими шедеврами фотографического искусства. Я листаю отдельную папку под названием "фото Лестера". За десятком его собственных портретов следует комод в квартире его тетушки, скамейка в парке напротив дома, где он жил в детстве, книжный шкаф друга и несколько изображений каких-то коробок. Огромного муравья нет.

- Давай муравья, - разрешаю я.

В данный момент Лестер находится где-то в Афганистане. Живет в палатке и спит на матрасе. Ему нужна жена, которая будет мотаться с ним по всяким забытым Богом трущобам и свыкнется со спартанским образом жизни. Мотаться надо не так долго, лет пять. К тому времени Лестер накопит денег и переберется вместе с выносливой супругой в Бразилию. Когда я слушаю его, мне вспоминается фраза героини "Москва слезам не верит", которая утверждала: чтобы получить генерала, надо помотаться с ним сначала по горнизонам, пожить в палатках, попитаться огромными муравьями... Муравей, кстати, ужасен. Метра полтора в длину, судя по фото, с огромными выпученными глазами. Мда, не хотела бы я, чтобы такой симпатяга забрался ночью в мою палатку. Тут уж никакой Бразилии не захочется.

- Видела когда-нибудь таких? - с гордостью вопрошает работник ООН.

- Видела. На иллюстрациях к романам Стивена Кинга, - нахожусь я.

- У меня скоро небольшой отпуск. Хочешь, я приеду к тебе в гости?

- Приезжай.

- Ты будешь моим гидом? Составишь экскурсионную программу?

- Ну, город я тебе покажу. А какая еще программа нужна?

- Ну, ты знаешь, по городу я и сам могу походить. Мне хочется чего-то необычного.

Ну, вот начинается. Нормальный вроде был Лестер. Морально устойчивый.

- Например, прокатиться на воздушном шаре. Организуешь мне это?

- В Латвии нет воздушный шаров, - я пытаюсь кое-как разрулить ситуацию без больших потерь.

- Оо! - разочарованно тянет новоявленный пилот, - А чего я тогда поеду?

- Я вообще-то думала, ты со мной встретиться хотел, - напоминаю я.

- Ну, это да. Но без воздушного шара...

"Нафиг ты кому нужна - без воздушного шара", - подразумевает галантный Лестер. Я обижаюсь и отказываюсь продолжать разговор.

Подобные разочарования встречаются на каждом шагу (или на каждом "коике", если выражаться компьютерными терминами). Смотришь, вроде и фото приличное, и обязательный набор машина-квартира-бритые подмышки присутствует, начинаешь уже строить далеко стремящиеся планы на совместную безбедную старость, и вдруг на тебе! Один красавчик невзначай попросит фото ваших ступней, другой состоятельный неурод заметит, что на свидания к незнакомым девушкам ездит с мамой... Эх, жизнь наша... Ну, в общем, сами знаете. Лестеру я в виде исключения решила дать второй шанс.

- Мне кажется, все-таки, мы с тобой подходим друг-другу, - заявляет он, вернувшись из импровизированного мусорника обратно в мою жизнь.

- У меня нет воздушного шара, - напоминаю я.

- Ничего страшного. Мы найдем какое-нибудь другое занятие.

Может, он все-таки ничего? Не стоит рубить ему голову с плеча?

- Я сейчас пришлю тебе фото палатки.

- Жду с нетерпением.

- А фото лестницы в доме тети я тебе уже посылал?

- Да, - это сокровище уже хранится в заветной папке.

- А хочешь, я тебе позвоню? Мне хочется услышать твой голос.

- Позвони.

Я пишу ему номер. Через несколько минут мой мобильник заводится знакомой трелью.

- Хэллоу, это Мария?

Его голос лишен привлекательной чувственности. Это голос коллеги по работе, приятеля, но никак не потенциального любовника.

- Здорово, что мы вот так вот разговариваем, - дивится Лестер, когда я подтверждаю, что это действительно я.

- По телефону интереснее общаться, чем по МСНу, - выдаю я стандартную фразу.

- Да, это так. Представляешь, я с ней разговариваю. Я позвонил в Латвию.

Две последнии фразы, произнесенные тише, явно адресованы не мне. Я молчу в ожидании продолжения.

- Латвия это в Европе. Маленькая страна, - продолжает объяснять кому-то Лестер.

- Эй, ты с кем там общаешься? - не выдерживаю я.

- А, Мария, это мой друг и коллега Дейв. Скажи ему привет. Он не верит, что я с тобой говорю.

Детский сад. Ясельная группа.

- Привет, - выдаю я неохотно.

У меня эта забава не вызывает энтузиазма.

- Привет, - отвечает мне целый хор голосов.

Похоже, там не один Дейв, а целых 20.

- Что ты сегодня делаешь? - на сей раз в трубке опять непривлекательный голос Лестера.

- Ходила устраиваться на работу, - зачем-то честно повествую я группе сотрудников ООН.

Слышится перешептывание, приглушенный смех.

- Приняли? - спрашивает то ли Лестер, то ли Дейв.

- Послушай, Лестер, я таким образом общаться не намерена. Если хочешь со мной поговорить, позвонишь, когда будешь один, - ставлю ультиматум я.

- О-о, приятель, позвонишь ей, когда будешь один! - гогочут Дейвы.

Я раздраженно нажимаю сбой. Сборище придурков. И как таким доверили нации объединять. Лестер не перезваниевает. Дейвы тоже. Я решаю окончательно отправить ценителя любительского фото в мусорный ящик и захлопнуть плотнее крышку. Однако, через пару дней любопытство, отсутствие более перспективных кандидатур и любовь к Бразилии вынуждают меня эту крышку приоткрыть.

- Я скучал, - признается Лестер, улыбаясь виртуальной рожицей.

- Ага, я тоже, - сочиняю зачем-то.

- У меня послезавтра отпуск начинается!

- Супер.

- Хочешь, я приеду?

Я параллельно разглядываю два фото на мониторе. На одном изображен Лестер. Темноволосый, кареглазый, и, судя по силуэту под рубашкой, достаточно фигуристый. На втором муравей. Желтовато-серый, с кривыми иссохшимися конечностями и груглыми бестолковыми глазами.

- Хочу, - выбираю первый снимок.

Про воздушный шар Лестер не напоминает, что уже само по себе является хорошей приметой.

- Я позвоню тебе, когда куплю билет, - обещает симпатичный работник ООН, посылая мне наленький поцелуй и крохотный цветочек.

Со мной опять происходят метаморфозы, обычно свойственные героям американской сайнс фикшн. Из под чешуи реалистки, поросшей коркой цинизма, прет наружу Карамзиновская сентиментальная барышня. Отскребя мочалкой последние крупицы былого опыта, отскрабив добела здравый смысл, она выходит из душа чистая, непорочная, готовая к огромной всепоглощающей Любви. Любовь, однако, в лице американце Лестера, не спешит со своим выходом на сцену. Ни на второй, ни на третий день мой телефон не пронзает молния звонка с многоциферного номера. На четверный обманутая в своих иллюзиях барышня, отправляется перевоплощаться обратно в традиционную современную девушку Космо, которая ловко жонглирует виртуальными романами, не особо расстраиваясь, если один шарик вдруг выскользнет из рук и покатится по полу. Пропавший Лестер объявляется спустя две недели, когда я уже успешно успеваю забыть о его существовании.

- Я был на Мальорке, - выдает он, как ни в чем не бывало.

- Чудесная новость. Хорошо отдохнул? Прокатился над Пальмой на воздушном шаре?

- Ты меня, наверное, в Риге ждала...

Ага, в аэропорту ночевала все две недели и дежурила у каждого рейса с налепленной на лоб табличкой "Лестер, любовь моя".

- Не особенно.

- Да, я знаю, я виноват. Но мне так захотелось на солнышко. А в Риге, я посмотрел, по прогнозу снег.

Поистине глубоки его чувства ко мне. Черпать ведрами - не вычерпать.

- Солнышко, конечно, лучше, - соглашаюсь я.

- У тебя скоро день рождения, - вспоминает обманщик, - Я приготовил подарок.

- Сделанный своими руками? Фото очередное? - не лелею больше надежд я.

- Нее, это необычный подарок. Такого тебе еще никто не дарил. А фото, кстати, у меня есть новые. Вот сейчас тебе пошлю. Тут мы с приятелями отмечали мой отъезд.

Вспомнишь, как говорится, нечто неприятное, и оно не замедлит выползти. Смотрим новое фото.

- Весело тогда посидели, - комментирует Лестер.

О, да, веселье тут из всех щелей прет. За пустым, за исключением стаканчиков с соком, столом заседает золотая четверка лидеров. Мрачные выражения лиц и ссутулившиеся спины указывают скорее на трагический повод сей встречи. И только нелепые оленьи рога на понуренных головах вселяют надежду, что, по крайнем мере, никто из близких этих рогатых, извиняюсь за выражение, скотинок не отбыл в мир иной. Вот, значит, они какие, Дейвы.

- Да, заметно, что было весело, - давлюсь от смеха я, - Знаешь, рога тебе очень идут.

- Спасибо, - не понимает подколки Лестер.

- Так что же за подарок ты мне уготовил? - теребит меня женское любопытство.

Теперь Лестера в любом случае придется додержать до получения подарка. Вдруг это брильянтовое колье. Или новенький Астон Мартин. Мне ведь, правда, такого никто еще не дарил. Лестер мнется, строит из себя скромника, не упустив, правда, возможности заметить между делом, как сложно ему было этот самый подарок раздобыть. Пришлось обратиться за помощью к одному из Дейвов. Слушая его (а точнее читая) я надеюсь только на одно - что сим волшебным даром не окажется тщательно выпотрошенный муравей. Потому как подобному образцу примитивного искусства будет трудно подыскать место в моей современной квартире с евроремонтом. Но Лестер утверждает, что это не муравей.

В ожидании ценной посылки проходят недели, включающие в свой хоровод и мой день рождения. Я становлюсь на год старше, заметно умнее, как следствие - с Лестером общаюсь все реже. Он, однако, этого охлаждения не замечает и, легкомысленно смахивая снежинки с могилки наших взаимоотношений, рисует подсохшими красками радужные перспективы будущего.

- Каким, по-твоему, должно быть идеальное первое свидание? - предлагает он мне помечтать одним морозным зимним утром.

Я представляю себя в обалденном длинном платье работы Валентино, красиво причесанную, аккуратно накрашенную, наманикюренную и эпилированную в нужных местах. Мой кавалер, галантный, хорошо одетый, благоухающий Dior Homme, предупредительно распахивает передо мной дверцу Мазератти. Мы ужинаем в ресторане на берегу моря. Внизу плещутся волны, солнце плавящейся глыбой расплывается по горизонту. Я цепляю вилкой белое мясо омара и запиваю его холодным шампанским. В глазах моего мужчины читается желание, я провожу ногой по его штанине и...

- Ты мыслишь стереотипами! - орет возникший из ниоткуда на терассе ресторана Лестер.

Идеальный мужчина превращается в манекен. Его поднимают и уносят куда-то работники сцены. Декорации заката сворачиваются в рулон, омар становится пластмассовым. Платье Валентино перевоплощается в домашний халат.

- Ресторан, свечи... Вечно одно и то же. У вас, женщин, нет ни капли воображения!

- Заслушаем тогда твою оригинальную версию, - с вызовом печатаю я, расстроеная подобным неуважительным отношениям к моим фантазиям.

- Я бы пошел с девушкой в лес!

- Действительно оригинально. За грибами?

- Не, при чем здесь грибы! Мы гуляли бы по тропинками, любовались природой.

"В резиновых сапогах и спортивных штанах" мысленно заполняю я прорехи в картинке.

- Лакомились бы ягодами.

- И грибами, - подсказываю я.

- Да, что ты все со своими грибами! - взрывается новоявленный лесник.

- Извини. У меня просто папа - грибник.

- А, ну, тогда ладно. Так вот. Уставшие, мы зашли бы в придорожную таверну выпить по кружке пива под песни местных музыкантов.

Кружка пива - апофеоз романтики!

- Поели бы грибов! - нацеленно нервирую Лестера.

- С тобой невозможно разговаривать! Я думал, ты меня поймешь! Мне казалось, ты особенная. А ты такая как все!

Ага, ты особенный! Муравей рогатый! От таких особенных, как ты, у нас психушки лопаются. На первое свидане в лес! Маньяк-мухомор!

Лестер, окончательно разочаровавшись в девушке, которая не имея воздушного шара, отказывается мечтать о кружке пива в лесной чаще, выписывает меня из своего контактного списка. Я на удивление легко переношу окончательный распад этой бессмысленной связи. Через месяц до меня доходит таки пресловутая посылка (очевидно, по дороге залетев на пару недель на Мальорку - понежиться на солнышке). Одного взгляда на упаковку достаточно, чтобы определить, что это не ожерелье и не парусная яхта. Лестер сделал мне подарок в лучших советских традициях. Это книга. Щупленький сборник под названием "Как найти себя и обрести спокойствие". На первой же странице черным жирным шрифтом написано "Спам - это происки дьявола". "А ведь автор прав", - замечаю я, и решаю на досуге непременно изучить сей путеводитель по жизни. А пока у меня нет времени. Всемирная сеть притаранила мне нового красавца-мужчину. Но об этом в другой раз.


© Мария ГАРЗИЙО


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Техники, заправка картриджей. Барабаны, картриджи, тонеры
copygroup.ru