Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Будь моей сиреной. Уллис

То крохотное мгновение нас сцепило так, что, даже умирая, через полувек, я буду думать только о тебе...


Будь моей сиреной. Уллис

Нужно было прятать голову в плечи и бежать без оглядки. Я же поступил прямо наоборот. Застыл как вкопанный, и, разинув рот, смотрел в твои огромные глазищи. Ты, конечно, заметила, но демонстративно прошла мимо. Я продолжал смотреть тебе вслед, с удивлением осознавая, что кроме глаз у тебя есть гибкая спина и великолепные ножки.


Чем больше я о тебе узнавал, тем больше восхищался. При этом понять тебя я не мог совершенно. Ну как это можно - спать в одежде, а по дому ходить без нее. Как можно гореть идеями, не испытывая необходимости их воплотить, или думать о Боге, хладнокровно разделывая мясную плоть. Как можно жить чем-то, не думая об этом, и думать - не живя...


Мне бы хотелось, чтобы мы встретились по-другому. Где-нибудь в Гренландии, полумертвые от холода. На неизвестной планете в громоздких неуклюжих скафандрах. Или во время пожара, с обожженными лицами и тлеющими волосами… Тогда бы у меня был шанс не обратить на тебя внимание. Хотя для этого понадобился бы поистине ужасающий холод, совсем непрозрачный и раздутый скафандр или адский пожар.


Если думать о недалеком-далеком будущем, я вижу себя капитаном или пилотом космического крейсера. А ты точно оказалась бы неизвестной звездой. Такой очаровательной и губительной звездочкой, приманивающей одинокие корабли, и я, конечно, обязательно был бы притянут, и сожжен тобой. Успел бы только торпедировать бортовой журнал куда-то в сторону старушки-Земли.


Я подошел к тебе и представился каким-то вымышленным именем. Не потому что я всегда так делаю (обычно я вообще не знакомлюсь вот так, на улице). А просто нужно было срочно что-нибудь изобрести, иначе ты бы растворилась в этом огромном городе, где мы жили столько лет, и ничего не знали друг о друге!.. Выдуманное имя было несуразным, так что ты не смогла сдержать улыбку. Видя, как ты улыбаешься, я чувствовал себя победителем, не осознавая своего окончательного разгрома.


Когда-то очень давно (я это знаю точно), ты была сладкоголосой сиреной, а я Уллисом, который не смог совладать с собой и вытащил восковые пробки из ушей...


То крохотное мгновение нас сцепило так, что даже умирая, через полувек, я буду думать только о тебе...


Но лишь вдали от тебя я мог быть счастливым. Если это можно назвать счастьем. Если я вообще мог когда-либо быть вдали от тебя. Когда же ты была рядом, то я просто-напросто исчезал, оставляя вместо себя какое-то ненасытное существо, готовое поглощать тебя целую вечность и даже дольше! И кроме этой жажды в диком существе (во мне, то есть) ничего не оставалось.


Когда же вдруг оказывалось, что тебя рядом нет... Что ты далеко - и мне нужно как-то жить с этим, неважно пара ли это часов или целый месяц... Тогда уже можно было делать что-нибудь, кроме отчаянных попыток удержать тебя... Вот тогда я был счастлив, как может быть счастлив наркоман, которому удалось-таки удержаться от соблазна воткнуть иглу немедленно, но при этом он прекрасно знает, что у него еще как минимум пять доз лежат в потайном кармане... Это как неожиданно зеленая и мягкая трава под босыми ногами идущего на казнь, как внезапно накативший оргазм пулей пробитого насквозь тела...


Теперь уже не получится спрятаться и делать вид, что меня нет. Не получится жить так, словно тебя не было. Невозможно даже представить, что мы имели шанс никогда и не встретились. Даже умереть невозможно, потому что (хотя я этого боюсь, но все-таки надеюсь) "даже смерть не разлучит нас"!


А в то мгновенье я смотрел на тебя, глупо улыбался и раздумывал: угостить тебя мороженным или сразу вести домой? Ты в ответ загадочно молчала и заранее была готова на все - и на мороженное, и на большее...


Теперь я знаю, что ты не могла пройти мимо, что я не смог бы тебя потерять, мы должны были встретиться. Даже если бы нас приковали к разным планетам в противоположных концах галактики, мы бы вывернули вселенную наизнанку, мы бы заставили солнца лететь сквозь космическую пустоту, но все равно однажды встретились бы...


Мы стояли друг перед другом на горячем жарком асфальте. А мне казалось, что размазанные в бесконечности, в бесчисленном множестве, мы стоим вот так уже тысячу лет. И с какой-то восторженной обреченностью я понимал, что мы уже не единожды встречались впервые. И раздвинувшийся от края и до края во времени, я слушал, как в едином ритме бьются наши бесчисленные сердца.


Я смотрел на тебя и уже знал, какие на ощупь твои плечи, как идеально помещается в моей ладони твоя грудь, какая тонкая кожа у тебя на внутренней стороне запястья. Я чувствовал на языке вкус твоих невыплаканных слез, и уже задыхался от твоих несказанных слов...


И вдруг понял, что мы стоим посреди улицы, мимо нас течет живая людская масса, над нами высится душный город, намертво прилепленный к поверхности земли, которая несется куда-то в космическую неизвестность... И в то же время во вселенной нет ничего и никого, кроме нас двоих. И никогда не было...


Можно было бежать, сломя голову, прыгать с крыши, резать вены, тонуть, гореть и все время нестись на самой ужасающей скорости к Тебе - сквозь Вселенную.


...А мы всего-то - стояли в центре разномастно движущейся толпы и улыбались, предвосхищая радость будущих встреч. И, казалось, огромный мир послушной собакой свернулся у наших ног.


© Алишер ГАФАРОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!