Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Замужем

Роксана очень избирательно относится к любовным связям. После мужа Герард у неё был почти первым. Впрочем, для семейной жизни, для гармонии, вполне достаточно, чтобы был один муж и один любовник.


Замужем

Мелкие, горячие, мокрые капельки вырываются из душа и летят к Роксане. Она пронежилась до 11-ти в постели, и выспалась, и надремалась. Горячий душ - что может быть приятнее в выходной день.

На этой неделе выходной день у Роксаны пришёлся на среду, и в этом тоже была своя прелесть. Муж на работе, дети - у бабушки. Короткий миг одиночества до обеда - как напоминание детства. Когда родители на работе, а в школе отменили уроки.

Свобода и одиночество в малых дозах приятны на вкус.

После обеда у Роксаны назначено свидание. Герард, заведующий магазином "Электрон", будет ждать её на улице Лачугина в квартире-маломерке. Она испробовала и использовала всю косметику, все возможные охмурительные средства, которые нагло навязывало телевидение. Батарея из разноцветных пузырьков на туалетном столике сделала сокрушительный залп, и вот - чистенькая, стройненькая, она залюбовалась собой, сидящей в зеркале напротив, в одних тончайших плавочках.

К парикмахеру она не пойдёт: пустое занятие, деньги на ветер. Неистовый Герард всё излохматит. Просто - заколка. Просто - распущенные длинные волосы. У неё. У распущенной...

И вовсе нет. Роксана очень взыскательно, очень избирательно относится к своим любовным связям. После мужа Герард у неё был почти первым. Впрочем, для семейной жизни, для гармонии, вполне достаточно, чтобы был один муж и один любовник. Подруги говорят, что нужно больше. Но это, скорее, из зависти. Герард её любит, а это - главное...

Позвонили в дверь. Муж пришёл на обед. Простой военный, но обед у него министерский. И на два, и на три часа может задержаться дома. Роксана накинула халатик, побежала на кухню, накладывать окрошку. Лето, жара - нет ничего вкуснее кусочков колбасы и свежих овощей в холодном квасе.

Муж рассказывая о работе, слегка матерится. Он всегда матерится, но слегка. Работа у него такая. Военкомат, призывники, дембеля, водка, ночные дежурства.

Роксана, подавая на стол, продолжала собираться. Сумочка, помада. Сбросила халатик, примерила розовое платье. Нет, в нём будет жарко, на улице все 30 градусов. Вот это, зелёное, расклешенное книзу. Коротковато? Ничего, пойдет. На улице нет ветра, пусть пара машин стукнется на перекрёстке. Муж поперхнулся. Роксана хлопнула его по спине ладонью. Ещё хлопнула. - Чай, "колу"? Муж полез в кастрюлю с борщом за куриной лапкой. Может, надеть другие плавочки, построже? Всё-таки - короткое платье. Построже выглядели как-то совсем по-домашнему. Герард обсмеёт. В десятый раз переодевая на кухне плавочки, Роксана зацепилась за холодильник и чуть не упала. Муж опять подавился. Что-то он сегодня какой-то рассеянный.

Рассеянный муж вытер наспех руки бумажной салфеткой, и Роксана увидела на его лице выражение, понятное всякой замужней женщине. Дура, допримерялась... Пришлось здесь же, на кухне, побыть его любимой "козочкой". Слава Богу, недолго. Роксана ещё несколько раз провокационно вскрикнула, простонала, и - обмяк ее обладатель, скис. Вот и нечего. Для этого ночь есть и кровать. Хлопнула дверь. Муж ушёл. Снова душ, снова...

После горячей воды улица показалась прохладной. Лёгкий ветерок приятно засквозил под платьем. Чтобы успеть, поддалась на уговоры "частника". На древней иномарке лихо подвёз к самому подъезду. Денег не взял, взял номер телефона, который Роксана выдумала на ходу.

Ууу - наконец! Вот оно, долгожданное, желанное, раз в неделю, свидание. Герард страстен, но учтив. Открыл дверь, впустил, терпеливо поцеловал. Квартира обшарпанная, но стол изыскан. Лёгкое, сразу видно - заморское, вино, отечественная икорка, наготове прозрачная кофеварка. С дороги девушка, перекусить - обязательно. "Пойдёшь в ванную?" - "Нет!!!" - закричала Роксана. И есть не хотелось. Выпить, пожалуй.

Что-то заскучала Роксана. Каждый роз повторялось это компактное великолепие. Сейчас они выпьют вина, заиграет музыка. Герард взглянет на неё так, как 30 минут назад смотрел муж, и совершится опять всё по привычному, уже любовному, распорядку. Сначала - так. Потом - так. Потом попить кофе и ещё "так" и "так".

А потом Герард, развалясь на кровати, на принесённой с собой простыне, будет курить, и рассказывать о своей работе. О работе, о работе, о работе... Потом стрелка часов подскажет им, что нужно расставаться, уходить, и Роксана так и не успеет узнать, как поступят в "Электроне" с новой партией драного китайского товара. Узнает в следующий раз?

И сегодня Роксана отчего-то внутренне съёжилась от перспективы любовных, кажется, объятий. Съёжилась, но сопротивляться им не могла. Чего сопротивляться? Ведь пришла. Оделась, как куколка, и пришла. И уже разделась...


Когда Роксана вышла на улицу, к солнцу, день оставался прежним, но радость куда-то пропала. И лето, её любимое лето, грело и сияло вокруг домов, но эта радость природы не проникала внутрь сердца. Не веселил слабый ветерок, теперь горячий и душный. Сама себе Роксана казалась измятой, использованной, ненужной.

Но какой-то молодой человек участливо заглянул ей в глаза, когда она переходила улицу. Приятный молодой человек спросил Роксану, что у неё случилось и, когда женщина, жена, мать и только что любовница, ответно на него взглянула, ей показалось, что - нет, не случилось ничего. И по-прежнему, а, может, ещё лучше, светит медовое солнце августа, брачно чирикают воробьи, и неожиданная пружинистость возникла опять в таких стройных (правда, стройных) её ногах. Не может этого быть - промелькнуло в голове у Роксаны. Ну, не блудница же я до такой степени!

Но опять к мужчине, к молодому человеку, повлекли её гладко выбритые ноги.

И Роксана протянула ему ладонь, и между ними завязался бессмысленный и радостный словесный вздор, который, не обещая ничего, уже опутывал коварно золотыми нитями предвкушения и притных догадок двух молодых людей.

Роксана вспомнила утро и опять захотела почувствовать себя школьницей. И тут же почувствовала. Ей показалось, что есть... Есть-таки она - заветная возможность скрыться, убежать от запланированных уроков дня.


© Александръ ДУНАЕНКО


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!