Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Блядки

И ещё - Валера в каком-то смысле как будто с ума сошёл. К Лиде он стал относиться, как молодожён. Столько выдумки проявляет! "Он, наверное, думает, что мне 19 лет, и я резиновая!" - с восторгом писала об этом Лида.


Блядки

Валера заболел. Ему сделали операцию. Успели. Теперь ему были нужны свежий воздух, натуральные продукты, внимание и покой. В общем, всё то, чего в Германии только за большие деньги, а у нас в России - хоть жопой ешь. "Упокоился бедный стрелок" - это у нас упокоился. "Над вечным покоем" - это над нашим вечным покоем. Я написал: "Валера, приезжай, поживёшь недельку-другую - восстановишься. Молоко, яйца, сметана - всё своё, без всяких там гибридов. Воздуху - от Тузлы до Биробиджана, по самые спутники".

Вы не поверите - приехал. Вообще - убедить немца в том, что за границами Германии есть что-нибудь лучше, чем у них, что делают лучше, чем у них - невозможно. Там лучшие врачи, лучшие машины, и больше всех университетов. В них немцы, как дураки, бесплатно обучают кого угодно. А какие бабки могли бы делать!

Ну, сказать, что Валера польстился на мои слова, потому и рухнул с дуба в прекрасное далёко, нельзя. Он хорошо знал, куда ехал. Не одну собаку съел, когда в СССР коммунизм строил. Отдал лучшие годы жизни. И здоровье. А, кому всё лучшее отдашь, по тому и тоскуешь. Вот и зацепился Валера за мои слова. Про молоко, воздух. Вот и приехал.

Когда мы увидели друг друга, то вместе подумали, но вслух не сказали: "Как он изменился! Постарел-то как!". Зачем о грустном. Валера сюда поправляться приехал. Жена Мария приготовила пельмени. Я к случаю свинью заколол. На столе огурчики, помидоры со своего огорода. Самогон.

- Ну, как, Саня, привык к деревенской жизни?

- А то!

Водку нельзя, жирного нельзя, острого нельзя. Когда остались наедине, я Валеру спросил: - Ну, а баб тебе можно?

Вопрос, видимо, застал его врасплох. Ко всему он был готов, собираясь в Россию, а про баб даже и не подумал.

А я решил сделать Валере сюрприз. В молодости мы с ним часто, бывало, ездили на совместные блядки. Вот я и придумал организовать ему здесь что-то подобное, вспомнить огневые годы. Ничто так не помогает идущему на поправку больному, как полноценный половой акт.


Хорошо законспирированные блядки укрепляют семейные отношения, их цементируют. Существует парадоксальная зависимость между блядками и гармонией в супружеской жизни. Для того чтобы вас любили дома, необходимо, чтобы кто-то любил вас на стороне. Если у вас не получается - заставьте себя. Да, во имя укрепления любви в семье, иногда бывает нужно поступиться принципами, пойти на какие-то жертвы. Закройте глаза и отдайте себя какой-нибудь ветреной девчонке, и вы увидите, как обострится к вам интерес вашей законной супруги.


Блядки, как предохранительный клапан, который сбрасывает лишний пар, спасая тем самым котёл от неминуемого взрыва. Они так же необходимы в супружестве, как мелкие ссоры, как недостатки, которые великодушно прощаешь только любимому человеку. Ну, например - не так держит вилку, храпит, потеет, не ласкает после, или - неправильно выдавливает пасту из тюбика. Если любишь, то простишь. И полюбишь ещё больше.

Кроме того, блядки - это ЗОЖ - Здоровый Образ Жизни. Они выводят из организма вредные шлаки, способствуют растворению солевых отложений во всех суставах и позвонках. Известны случаи, когда, именно во время внебрачных свиданий, из почек мужчин в момент оргазма выходили песок и камни размером с куриное яйцо. (В книге рекордов Гиннеса зарегистрирован случай, когда женщина извлекла из себя яйцо партнёра. Фамилия партнёра в книгу Гиннеса не была занесена, ввиду того, что он сослался на сугубую конфиденциальность встречи).

Целлюлиту не зацепиться на теле женщины, которая периодически уступает бессовестным домогательствам посторонних мужчин. Предательский подкожный жир сгорает от её радостного страха, стыда, от страсти, от счастья.

От мыслей, что уж это, точно - в последний раз и больше - НИ! - КОГ! - ДА!

По степени сложности оздоровительных процедур, если сравнить с отвлечёнными, целомудренными понятиями, блядки дают психофизические нагрузки в диапазоне от бега трусцой, до слалома по отвесной скале.

Блядки общедоступны. У вас нет средств поехать на горнолыжный курорт? - идите на блядки и вам гарантирован бесплатный выброс адреналина в ударных дозах.

В отдельных случаях блядки по ощущениям эквивалентны охоте на крокодилов, или даже крокодилов - на вас.

В общем, куда ни кинь, блядки полезны.

Особенно для здоровья.


- Ну, так как, баб тебе можно? - Снова спросил я Валеру. И по всему его виду понял, что действует, уже целительно действует на него воздух Родины. Валера заулыбался, порозовел, заматерился. Нет, не зря он сюда приехал. Будет он еще сына кверху подбрасывать. Тоже Валеру, первенца своего. В университете сейчас преподаёт, в Зигене.

Ну, естественно, не сразу мы с другом на это дело сорвались. Походили пару дней по посёлку, по окрестностям. Я в Слюдяном недавно, всего шесть лет. Приютила меня Россия. Раньше моих родителей из России сослали в Казахстан, и Казахстан их приютил. А потом Казахстану свалился на голову суверенитет, и все, кого он приютил под присмотром партии и КГБ, почувствовали необходимость искать другого приюта. Нам с женой удалось поселиться в России до того, как плохой Ельцин помазал на своё место хорошего Путина, и потому гражданство получили бескровно. Сейчас это стоит больших денег. Каждому придётся чем-нибудь заплатить за удовольствие иметь молодого и красивого президента.


Марии мы сказали, что едем с ночёвкой на рыбалку. Уложили в мою старенькую "Ниву" палатку, одеяла, удочки. Накопали червей. Всё, как в 70-е. Ну и - смылись.

Речка небольшая, с исконно русским названием Джуса. Посреди голой степи, извилистая, почти без течения, с глубокими родниковыми ямами и чистой водой, в поросли чахлых кустиков.

Приехали под вечер. Комаров почти не было. Установили палатку, развели костёр. Даже закинули удочки. Я на маленьком коврике разложил закуску, достал пузырь. Налил в две стопочки. Смотрю - Валера как будто чего-то ещё ждёт. Помнит, стервец! Вот ведь память! Три дня назад ему про баб только намекнул, а он до сих пор помнит!

- Будут бабы, будут, - успокоил я Валеру. - Чуть попозже. Давай вначале выпьем.

- Ты же знаешь - мне нельзя.

- Мне тоже. А это и не водка. Простая вода из местного родника. За ней из самого Оренбурга приезжает с флягами шофёр губернатора. Мы с тобой этой водички в рюмочки нальём, выпьем и закусим. Ты мне скажи: какие блядки без выпивки?

Валера согласился, что такого не бывает. Мы выпили и закусили. Полагалось поговорить, но разговор не клеился. Валера всё чего-то ждал. Нетерпеливый какой-то. Зацикленный. Словно из тюрьмы только вышел.

Я пошёл к машине, достал два свёртка, принёс. Один Валере, другой - мне. Смотрю - Валера не двигается, не понимает, что ему нужно делать. Я взялся помогать: развернул ему свёрток. Потом свой. Две резиновые шкуры. Если надуть - две бабы. Одна блондинка, другая - брюнетка. Блондинку Валере - ему всегда светленькие нравились. Тут же рядом и миникомпрессор. Если хорошо накачать - будет пухленькая.


Толстушки - Валерина слабость. Когда-то, ещё в Союзе, влюбил он в себя замужнюю женщину весом килограммов на сто пятьдесят. Ходил счастливый, как будто в лотерею чёрную "Волгу" выиграл. А начинающая молодая грешница совсем от него голову потеряла. Никто никогда не видел, не признавал в ней богини, включая, конечно, рогатого мужа, а Валера... Восторг его был искренним. Однажды я сидел с Валерой в машине, когда он поджидал свою ненаглядную. Я до сих пор помню этот его взгляд, каким он её встречал, едва завидев, узнав её ещё метров за 500, что, впрочем, было не трудно. Танк, глыба, матёрый человечище, его Миля, ёщё там, на горизонте, чувствовала, что уже попала в прицел восхищённого взгляда Валеры. Она шла навстречу ему и на глазах расцветала.

Мне пришлось пойти пешком, но я не обиделся: Валера убрал, спрятал в багажник переднее сиденье, чтобы его Миле не было тесно. Третий в машине был не просто лишний: ему не было места.

Можно ли обвинять Милю в том, что она, когда любовники оставались наедине, исполняла все его незамысловатые фантазии, до которых, впрочем, никогда не мог додуматься её туповатый муж.

Однажды, когда Миля ещё только-только потеряла свою супружескую невинность, Валера вывез её за город и прямо в чистом поле стал снова склонять к незаконному сожительству. - Здесь же всё видно, - нерешительно возражала Миля, указывая на проходящую почти рядом автостраду. - А ты возьми монтировку, наклонись и стучи по колесу, будто неисправность ищешь, а я тебя сзади, - со смехом сказал ей Валера. Миля покраснела и наклонилась. И, насколько ей позволяла особенная, непоправимая стать, даже слегка прогнулась...

Впрочем, со стороны автострады, маленькая, копошащаяся возле Мили Валерина фигурка, практически не была заметна.


Мои интересы были, чуть ли не прямо противоположными. Я любил худеньких. И, конечно, находясь в постоянном режиме поиска своего идеала, однажды я его нашёл. Наверное, худее в России бывают только мумии на первом этаже Эрмитажа, да дедушка Ленин. Как моя девушка достигла такой формы, как её поддерживала - загадка природы. Кушала она со мной наравне, иногда мне казалось, что даже больше, и всё, без разбору. И здесь тоже вспоминается один случай.

Я учился в Москве. Накануне экзамена ко мне приехала из Ориенбурга она, моя идеально худенькая Зоенька. Я пошутил, когда мы с ней разговаривали по телефону, сказал: - Приезжай. А она взяла и приехала. Можно представить, как я провёл ночь перед экзаменом.


И вот я сижу перед молоденькой преподавательницей, стараюсь вспомнить, кто такой Дирихле, и что у него там были за принципы. Напрягаю, пытаюсь собрать в одно русло расползающиеся мысли, но постоянно отвлекаюсь на тихую ноющую боль в низу живота. Дирихле... Дирихле... Что-то с ящичками, шариками... Да... он как-то пробовал разложить в девять ящичков десять шариков. Когда увидел, что по одному не помещаются, был потрясён. Рассказал друзьям-ученым - те чуть с ума не сошли: что? - правда не помещаются? - А Дирихле им: - Чтоб мне забыть таблицу умножения!

И прославился из-за такой ерунды.

Я пересказал эту историю, до слёз рассмешил преподавательницу и получил за это тройку, чему обрадовался, как чуду. Ну, не мог я сосредоточиться. Шарики, ящички... А у меня болит неизвестно что...


А ларчик просто открывался: минувшей ночью, "в час разъятий единящих", я всего лишь расшиб себе лобок.


Зоенька была сильно в меня влюблена. Наверное, по каким-то параметрам я тоже оказался близок к её идеалу. Мне было даже как-то неловко, что она так хорошо ко мне относится. Надо же - в шутку сказал "приезжай", и она приехала. А ведь у нас-то и не было с ней ничего. Только так - разговоры - очень смешно, весело нам было вместе. Ну, а приехала - тут уж какие шутки. Тут уж нельзя в грязь лицом ударить, тут уже все серьёзно. Я и старался. В комнате общежития, конечно, были ещё ребята, но мы отгородились парой шкафов, а ребята изо всех сил старались спать. Спасибо им, настоящие друзья. Временами Зоенька так вскрикивала, что я боялся визита отряда комсомольских активистов, которые в таких случаях не очень церемонились. А я к утру распоясался окончательно, что-то вдруг на меня нашло. Это, когда всё можешь, всё получается, и конца не видно. Наверное, сказалась нервозность, волнение перед экзаменом. Видимо, в тот момент я и травмировался. Очередная баталия происходила с выносом исполнительного органа за пределы познаваемого объекта, для увеличения амплитуды размаха. Каждый последующий удар-всплеск-погружение оказывался настолько умопомрачительным, что боли от столкновения лобковых костей не чувствовалось. А, благодаря кожаной поверхности и естественному волосяному покрову, мерный, повторяющийся стук приглушался, был почти не слышен.

Вечером, оставшись с Зоенькой наедине, я попросил её раздеться и внимательно исследовал состояние области лобка. Полное отсутствие обычных для этого места предохранительных жировых отложений. Не мягкая подушечка, а жёсткий, рифообразный выступ, прикрытый декоративной порослью мелких кудрявых волос. Однако жалоб со стороны Зоеньки не было никаких. Вспоминая сумасшедшее наше предутрие, я подумал, что при таких показаниях можно было и до перелома достучаться.

Интересно, поступают ли в больницу пациенты с такими травмами?

Накладывают ли на лобки гипс?


Результатом осмотра девушки явилась новая вспышка страсти, которую ни я, ни Зоенька не стали сдерживать. Правда, в целях обоюдной безопасности, я пренебрёг классическими позициями и предусмотрительно провернул подружку на 180 градусов относительно Генеральной Оси наших, фактически уже, матримониальных отношений.


Пока Валера остолбенело смотрел на развёрнутые сокровища, я стал объяснять: - Наши, баковские. Изделие №69. С голландскими лубрикаторами. Нюша и Ксюша. Эти обычные, резиновые. Говорят, для олигархов, членов правительства и на экспорт делают из натуральной человеческой кожи. Хочешь - китаянку, хочешь - мулатку-шоколадку.

Тут, Валера, три дырки. Две рядом и одна - вот здесь, в самом начале. Ну, что к чему - ты там сориентируешься. В Интернете я видел - уже выпускают с четырьмя дырками, но до нас ещё не дошли.

Я достал духи "Тет-а-тет" совместного производства СССР-Франция. Хранил для подходящего случая. Побрызгал шкуру. Валера всё это время молча за мной следил. По окончании инструктажа молчал ещё с минуту, потом выдавил: - Ну, ты, Саня, даёшь... Но спорить, возражать не стал. Всё-таки на блядки приехали.

Валера взял в одну руку шкуру, в другую компрессор и пошёл в жиденькие джусинские кусты.

Его не было с полчаса. Я, стыдно сказать - смалодушничал - не стал свою накачивать. Не по-товарищески, конечно.

Появился Валера. В одних плавках, заметно утомлённый. За собой тащил неимоверно раздутую резиновую куклу. Присел на коврик возле наших закусок. У меня простой мужской интерес: ну, как? Я, конечно, не имел в виду, что, там, к примеру, может - не дала. Мне, как всякому мужику, хотелось всяких грязных подробностей качественного, динамичного секса Валеры с белокурой незнакомкой. В былые времена, пока я выяснял, какие книжки читает моя новая девушка, Валера успевал два, а то и три раза, прямо за нашими спинами, трахнуть её подругу. Но сейчас Валера молчал. Смотрел на закат, на остывающий костёр, на застывшие в камышах озерца Джусы.

- Не получилось у меня, Саня... Что-то не стоит...

- Может, тебе брюнетку?.. Хочешь - возьми мою. Я ещё не успел...

- Да, нет... я чувствую - не получится...

- А ты в рот пробовал?

- Ты её лицо видел?

- Да. Как у моей соседки, когда она по утрам своих свиней материт. Ну, с лица воду не пить...

- Да не скажи...

- Тебе дать "виагру"?

- Ну, ты, Саня, капитально подготовился!.. Нет, не надо мне "виагру". Давай лучше выпьем.


Налили по стопочке. Выпили за здоровье. Родниковой нашей водицы. Закусили.

- Ну, как там у вас Шрёдер?

- Боится, что на следующий раз не выберут.

- Живёте вы, как на вулкане. Никогда ничего не знаете наперёд. А Лида работает?

- Да, из мясной лавки ушла, сейчас преподаёт математику в частной школе.

- А как у вас отношения?

- Как обычно - ругаемся. С тех пор, как в Германию переехали, всё как-то пошло кувырком. Есть квартира, две машины, дети хорошо устроились, а того, что было раньше, в драном Союзе, уже нет.

- На блядки ходишь?

- Какие там блядки! Другой язык, другие люди. Там все друг другу чужие. Как-то укусила меня собака. Пошёл в больницу. Там медсестра из наших, из Узбекистана. Сделала перевязку, укол. ...И минет. Больше не виделись.


Выпили ещё по одной.


- Ну, а у тебя, Саня, как? Я смотрю, Мария улыбается, шутит...

- Да, шутит. Я пару лет назад стишок написал:


Ни начальства, ни - администраций,

На плоту остались ты и я.

Но и здесь не место расслабляться:

Мне с утра за всех даёт просраться

Женщина любимая моя...


- У нас тут, Валера, тоже всё на нервах. Ведь и мы тут мигранты. Из другого государства. Вы-то хоть по своей воле...


Валера пробыл ещё неделю. Перед отъездом, когда мы остались одни, он, почему-то улыбаясь то ли смущённо, то ли виновато, обратился с неожиданной просьбой. Подарить ему ту, рыжую куклу. - Нет проблем - сказал я Валере. - Я сам хотел тебе предложить, но думал, что ты обидишься...

На самом деле я ничего такого не хотел. Шкуры я попросил в местном магазине напрокат. Их с тех пор, как завезли, никто не брал. Висели так, для ассортимента.


Потом из Германии пришло письмо от его жены, Лиды. Она сообщала, что Валера доехал хорошо, и всё у них нормально. Даже более, чем. Потому что вернулся Валера другим человеком. Каким-то обновлённым, помолодевшим. Наверное, подействовали воздух, натуральные продукты. Встреча с друзьями. И ещё - Валера в каком-то смысле как будто с ума сошёл. К Лиде он стал относиться, как молодожён. Столько выдумки проявляет! "Он, наверное, думает, что мне 19 лет, и я резиновая!" - с восторгом писала об этом Лида.


Наш семейный быт тоже налаживается. Странно, но в интимной жизни у нас тоже что-то произошло. Мы с Марией как бы заново, осторожно стали друг в друга влюбляться.


И к жизни в посёлке я уже привык.

В последнее время стал замечать, что много стало вокруг ошиваться представителей нерусской национальности.

Значит, становлюсь настоящим россиянином.

Патриотом.


© Александръ ДУНАЕНКО


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Цены на аренду лимузинов и микроавтобусов. Прокат лимузинов
avto-ligalim.ru
Интернет-служба доставки цветов. Доставка посылок и грузов
feyerverk.msk.ru