Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Мара, или Инстинкт молодой совы. Часть 2

Люди постоянно произносят бесполезные слова. А ты так замечательно умеешь молчать! И хотя ты ничего не обещаешь, я тебе верю, Филин...


Мара, или Инстинкт молодой совы. Часть 2

3. Вечер


"- Ну - у - с?

- С Днем рождения, Мара! У меня есть для тебя подарок.

- Мы знакомы?

- Давно. Виделись на презентации книги моего мужа... У меня даже сохранилась фотография на память: мой муж с двумя симпатичными поклонницами...

Вторая девушка - Лена Бондарук свой подарок получила от него, насколько я знаю... Я же хочу сделать подарок тебе - уверена, что он тебя удивит.

- Вы - супруга Георгия Сергеевича??? Странно, что вы со мной на "ты", вы такая яркая женщина с манерами потомственной дворянки и обращаетесь к незнакомому человеку на "ты"...

- Но мы же не чужие люди, можно сказать - почти родственники. По мужу... Правда, он от нас обеих ушел. Точнее - уехал праздновать Новый год с твоей подругой... А откуда тебе известно - какая я?

- Сократ говорил: "Заговори, и я тебя увижу..."

- Ты читала Сократа?

- Я хорошо училась в университете.

- Тем более. Приезжай ко мне в офис, нам есть что обсудить... Через четверть часа за тобой заедет моя машина, мой помощник знает твой адрес..."


Из телефонного разговора 31 декабря 2009 года в 17 часов 25 минут.


Мара закрыла дверь, спустилась по лестнице и вышла из грязного подъезда. Она чуть было не подвернула ногу на гололеде. Удержалась кое - как, взмахнув руками, как крыльями. В глаза бросилась надпись на обшарпанной стене размашистым детским почерком: "Осторожно, в доме злая сука - Ленка из 8 "А" класса школы № 9". Мара усмехнулась: "Еще одна..." Подъехал белый "Мерседес". Из машины вышел солидный мужчина лет пятидесяти в пальто с меховым воротником и темных очках: "Мара? Вас Галина Васильевна ждет".

Кабинет соперницы показался Маре огромным, раза в два больше ее квартиры. В кресле из красного дерева сидела шикарная женщина, похожая на актрису Джулию Робертс. Тогда на презентации книги ее мужа, сходство с американской звездой не показалось Маре таким явным...

- Присаживайся, Мара! Александр Маркович - мой помощник.

Галина Васильевна указала на солидного, который доставил Мару и был ошибочно принят ею за водителя.

- Он занимался юридическим оформлением моего подарка. Я решила подарить тебе, Мара, контрольный пакет акций газеты "Без цензуры".

- Как?

- Все уже сделано, - помощник обратился к президенту ЗАО "Правопорядок" Галине Васильевне Никольской - Давидян.

Когда он вышел, Галина Васильевна встала, подошла к сейфу, вытащила папку, и сказала:

- Здесь - твоя новая жизнь, Мара! Теперь ты владелец газеты, а наш Георгий - наемный работник. Главный редактор. До тех пор, пока ты его не уволишь... Давай отметим твой новый статус!

- Он меня убьет!!

- Жора - говорящий попугай, он не способен на сильный поступок... Газета моя, я решила подарить ее тебе, это мое право.

Госпожа Никольская - Давидян пригласила гостью перейти поближе к столику с шампанским и фруктами...

Мара осторожно присела на диван, и, повинуясь взгляду хозяйки кабинета, наполнила фужеры. А хозяйка артистично произнесла: "За тебя, Сова! За то, чтобы ты показала свои охотничьи инстинкты попугаям!"

Тост чуть - чуть смутил Мару. Ее беспокоил подтекст. Глотнув, она прямо спросила:

- Скажите, что я должна буду сделать? Надеюсь, не убить Георгия Сергеевича?

- Не веришь в бесплатный сыр - это правильно. В бизнесе нет альтруизма. Я много занимаюсь благотворительностью, но я - не альтруистка. А эта газета мне никогда не была нужна - ни с Жорой, ни без... Прибыли от нее нет, хлопот много, зачем мне она? Ты - профессиональный журналист, тебе и... перо в руку, дерзай!

- Назло вашему мужу?..

- Жора и твоя подруга Лена сегодня улетели на Кипр чартерным рейсом на мои деньги.

- На ваши?

- Вот именно... Так уж в нашей супружеской паре повелось - я была и добытчицей, и защитницей семейного благополучия. Работала с утра до ночи, сына растила... Еще и мужа любила... А он не напрягался, так как жуткий эгоист.

- Мне он иначе говорил, когда мы познакомились... Он к нам в школу приходил перед последним звонком, он выпускник нашей школы не помню какого года...

- Середины прошлого века.

- Ну, нет, не середины... Но не важно... Он мне тогда помог, у меня были проблемы...

- Забеременела от актера детского театра в неполных семнадцать? Я знаю...

- Знаете?

- Я знаю все о тех людях, которые меня интересуют... У меня большой бизнес, а начинала с крохотной адвокатской конторы, куда ушла из прокуратуры после рождения сына... Георгий тогда был корреспондентом в муниципальной газете с зарплатой, которой на пеленки не хватало... Я сделала его редактором, вложила в него много денег, сил, времени... И чем он ответил? Сначала превратил газету в рупор городской власти, хотя там нет ни копейки из городской казны... Прослыл "придворным писарем"... С малолеткой связался... Я же стала жить своей жизнью... При этом берегла иллюзию брака ради спокойствия сына. Теперь же он в Америке - учился в университете, а сейчас сам преподает... Нет смысла хранить давно рассыпавшийся союз ради него. Выпьем же теперь и за твою независимость?

- Георгий не простит оскорбления, он меня убить может!

- Не смеши. Жора слишком любим собой. Приедет, узнает, напьется, смирится... Я его знаю двадцать девять лет...

Женщины выпили, повеселели... Вошла секретарша: "Галина Васильевна, вам сын звонит на городской..." Галина Васильевна подошла к рабочему столу с телефонами, включила громкую связь и кабинет наполнился мягким бархатным баритоном: "Мама, с наступающим Новым годом! Передай привет папе, надеюсь, он будет за праздничным столом рядом с тобой... Я сейчас в Ирландии с невестой..." "Твоя невеста - ирландка, сынок? Ты уехал из Америки?!" "Не волнуйся, мама, моя невеста - американка с ирландскими корнями..." "Чем она занимается?" "Мы вместе учились в университете, она работает в юридической фирме..." "Когда ты, нет - вы... к нам приедете? Мы с папой оба очень соскучились!" "Мама, вы к нам приезжайте с папой... В Майами... Мы через неделю вернемся из Ирландии..." "А как тебе в Ирландии? Как зовут твою невесту?.." "Мою невесту зовут Ирлан, типичное для семьи ирландских эмигрантов. Кстати, вы с ней похожи..." "Что ты хочешь этим сказать?" "Ничего плохого, мама! Ирлан... У нее тоже волевой, мужской характер, но мне это нравится в женщинах... Бабушке Ирлан семьдесят шесть лет, а она водит машину, возит нас по своему городу Корку и его окрестностям, показывает достопримечательности, рассказывает о его героической истории..."

Разговор прервался. Галина Васильевна попыталась перезвонить сыну на мобильный. Не получилось. "Не поговорили нормально... Но главное, что у него все в полном порядке. Хотелось бы посмотреть на его невесту..." Галина Васильевна продолжала думать о сыне, его избраннице, но вслух произнесла:

- Жениха тебе надо, Мара. Теперь ты невеста с приданым, самодостаточная, и Жора мой тебе не нужен...

- И вам?

Галина Васильевна сделала несколько шагов, приблизившись к вместительному аквариуму с единственной крупной экзотической рыбой внутри.

- Я иногда чувствую себя такой же одинокой рыбой...

- У вас есть сын, скоро будут внуки...

- Сын в Америке, внуки за океаном...

- А у меня мама в Германии, - сказала Мара и неожиданно всхлипнула.

- Ты плачешь? - удивилась Давидян.

- Мама уехала с отчимом, меня бросила... На вашего мужа... Как же я его ненавижу! Ему нравилось меня унижать... - Мара заплакала навзрыд, вспомнив все обиды. - Я написала одну статью, которая много для меня значила. Это было на первом курсе. Показала ему. Он прочитал с брезгливым выражением, переписал от первой до последней строчки, оставил только мою подпись. Сказал с издевкой: "Женский труд, когда мужики дерут!" И отымел меня в кабинете...

- У тебя есть возможность отыграться. Меня же это позабавит.

- А вы не пожалеете потом?

- Я никогда не жалею ни о чем. Даже об ошибках.


Мара более ничему не удивлялась в этот странный вечер. Галина Давидян пригласила ее в свой ночной клуб. Когда они выходили из кабинета, попугай в клетке вдруг заорал: "Жора хороший! Жора талант!"

Мара показала ему язык.

Белый "Мерседес" помчал двух женщин мимо памятника лихого казака на боевом коне...


"Выиграла в любви джек - пот, присмотрелась, идиот! Хорошо, все будет хорошо…Ой, чувствую я, девки, загуляю, ой загуляю!"


Из песни Верки Сердючки.


На сцене открывал рот под фонограмму, выплясывал, подражая украинской звезде, парень в образе нелепой толстой тетки... Подогретая алкоголем, публика в клубе резвилась, как могла... "Это Сердючка?!" - воскликнула Мара. "Артист из детского театра, мы называем его "Пьеро". Подрабатывает по праздничным вечерам", - равнодушно ответила Галина Васильевна. Они сидели в дальнем углу зала, тянули из трубочек сок, смотрели на танцующих... "Он мне настроение портит", - думала, узнавая "своего Пьеро", Мара. Вдруг Никольская - Давидян громко сказала: "Что же ты сидишь, Мара? Иди, танцуй, ты же молодая! Партнера для танцев подыскать? Или сама справишься?.." Сова озорно улыбнулась: "Сама!" Она стремительно влетела в центр танцевального круга, привлекая взгляды своей пластичностью, эротичностью движений...

Когда Мара вернулась, ее спутницы уже не было. На месте хозяйки клуба сидел молодой человек в строгом костюме, белой рубашке и красно - черном галстуке. "Глаза - омуты..." - подумала Мара, а вслух произнесла отчего - то дрожащим голосом:

- Здесь сидела...

- Галина Васильевна уехала по делам, я буду вместо нее, если не возражаете, Мара! Меня зовут Влад.

- Вам поручено меня развлекать, или вы - доброволец?

- Галина Васильевна сказала...

- Что мне нужна моральная поддержка?

- Что - то в этом духе.

- Я в порядке!

- Я этому в самом деле рад.

Через полчаса они беседовали как старые знакомые.

- Я не знал своих родителей... А Галину Васильевну помню с детства, она к нам часто приезжала в интернат, с подарками... Я отслужил в армии, отучился в физкультурном, ушел из спорта... Думал, как дальше строить жизнь. Решил найти человека, о котором всегда помнил, как о самом близком. Ту, в которой хотел видеть мать. И разыскал ее, Галину Васильевну. Она сказала: "Нам такие бойцы нужны, у нас в охранном агентстве все ребята - мастера..." А я был чемпионом Украины в среднем весе по дзюдо. Фамилию мне дали в детдоме - "Филенко", меня друзья прозвали Филином.

- А я Сова! Это моя настоящая фамилия, от папы... Только я его не знала, меня мама одна воспитала.

- Ты с ней живешь?

- Одна.

- Хочешь танцевать?

- Только с тобой!

Играл блюз и, танцуя, она чувствовала, как по телу разбегаются мурашки. Это было сладкое, почти забытое ощущение из того времени, когда Мара была девочкой - подростком с контрабасом...


4. Ночь


"Филин, я так счастлива, что хочется летать! Чайкой - над морем! Голубкой - над городом! Мне все равно! Люди постоянно говорят, говорят, говорят... Произносят бесполезные пустые слова. А ты так замечательно умеешь молчать! И хотя ты ничего не обещаешь, я тебе верю, Филин..."


Из признания Совы 1 января 2010 года около 2 часов ночи.


Они ушли из клуба после полуночи. Редкие звезды, как спелые вишни, катились по черной скатерти неба. Они останавливались, целовались под висящей дыней луной. Ночь дышала для них весной. И только замерзшие остекленевшие лужи, голые деревья, корка льда под ногами напоминали о времени года...

Они шли туда, куда вела их сама дорога под тусклым светом фонарей, светящихся витрин и рекламных щитов. Она рассказывала Владу о себе, и обо всем, что приходило на ум в Новогоднюю ночь. "Раньше я верила людям. Влюблялась, обманывалась... Потом перестала верить и влюбляться. Один человек мне когда-то сказал: "Нам принадлежит только наша душа, тело дано во временное пользование..." А потом разменял свою душу, как купюру, на мелочь... У меня осталась в душе только мама! Но я ей не нужна..."

Когда они подошли к ее дому, она заметила свет в своем окне. Испугалась, вздрогнула.

- У меня в квартире кто-то, свет - в окне!

Она вспомнила про ключи, оставшиеся у Георгия. Подумала: "Но ведь он уехал с Ленкой... А если нет? А вдруг..." Она посмотрела на Влада так, словно ей грозила смертельная опасность. Он взял ее за руку и спокойно сказал:

- Я не уйду!

- Правда?

- Останусь с тобой.

В квартире никого не оказалось. "Свет забыла выключить... И так испугалась, вот дуреха", - подумала Мара. И спросила ночного гостя совсем по-семейному:

- Кушать хочешь?


5. Рассвет


"А я сяду в кабриолет и поеду..."


Радио "Шансон" 1 января 2010 года шестой час утра.


Они услышали гул мотора, скрежет тормозов. А потом - голос русской певицы Успенской. Мара встала, побежала в прихожую, сняла с вешалки заячью шубу, набросила, прошла через комнату на балкон.

- Привет, Сова! С Новым годом! Разбудил? Прости, не хотел, "трубы горят" со вчерашнего...

- Главное, что уже не текут! - весело крикнула она соседу под балконом, покачивающемуся возле своей машины рядом с открытой дверцей.

- Так ты не одна, Сова?

Она обернулась, увидела Влада, поднялась на цыпочки, чмокнула в щетину на щеке и сказала гордо:

- Я же тебе говорила, сосед, что найду своего филина...

- А похож на моржа, в натуре! Голый с утра на морозе!

- Он - реальный Филин. С большой буквы. Запомни, сосед!

- Запомнил, Сова... А ты - реальная Сова! Захотите выпить, залетайте в кафе, угощаю!

- Мы - птицы ночные. По утрам не пьем, извини.

Она взяла Влада за руку, и увлекла за собой в комнату, сбросила с плеч шубу на пол, взлетела на него, и зацеловала...

Это был их первый счастливый рассвет вдвоем.

Потом он переберется к ней со всем своим холостяцким скарбом.

"Филин, я не хочу уезжать, мне никто, кроме тебя, не нужен!" - скажет Мара летом, когда наконец-то придет приглашение от матери. Он молча соберет ее вещи в саквояж на колесиках, отвезет хозяйку "зубастой" газеты "Без цензуры" в аэропорт, обнимет, и скажет: "Лети, Сова, мама - это святое! Я буду ждать тебя".

Это будет...


Эпилог


"Мамочка! Падаем! Мне страшно! Прощай! Твоя дочь".


SMS 09.06.2010 года.


Прозвенел первый звонок. Публика толпилась в фойе Лейпцигской высшей школы музыки и театра. Повсюду слышалась немецкая речь и только одна женщина что - то напутственно говорила на русском, обращаясь к прославленному дирижеру...

Дирижер ушел после второго звонка. А ухоженная голубоглазая женщина, привлекшая внимание своим русским, прочитала телефонное сообщение, побледнела, выронила трубку и на глазах респектабельных бюргеров рухнула на пол. Ее увезли в больницу, когда ее супруг торжественно взмахнул дирижерской палочкой, наполнив зал звуками "Реквиема"...

Прошло два дня. Мара, волоча за собой тяжелый саквояж, увидела издали свою мать в черном, с черной сумкой, всю черную.

Они долго стояли, обнявшись - очень похожие друг на друга, только разного возраста, со своими отметинами на душах.

- Он все-таки совершил посадку... Правда, не помню, как... Меня увезли в больницу в шоке... Просто сильный испуг.

- Я постарела? Видишь... - со слезами на глазах, запинаясь, говорила мать.

- Не плачь, мамочка! А все-таки ты меня любишь, и я тебя - очень, очень...

Они неотрывно смотрели друг на друга и просили друг у друга прощения. Глаза - в глаза... Улыбки - на губах... И руки с платочками, утирающие друг - другу слезы.


© Григорий ДОЛУХАНОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


спортивные добавки киев карнитин киев онлайн магазин ukrsportpit.com.ua л карнитин цены