Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Последний угон

- Дорогая, ты же знаешь, в каких случаях женщинам платят деньги? - с легкой улыбкой сказал Шаранин, и потянулся за шампанским.


Последний угон

"Сначала я решила, что он шутит..." - мои нервно стиснутые зубы оставили на искусанном карандаше новые следы. Когда-то давно во французском фильме я увидела, как герой-писатель держал в зубах карандаш и лихо отстукивал текст на печатной машинке. Бельмондо в "Великолепном"? Сейчас уже не помню точно, но я всегда закусываю карандаш, если хочу сдвинуться с мертвой точки.

"...он шутит, - повторила я про себя, все еще не зная, каким образом преподнести новость мужу, пальцы легли на клавиатуру, и я продолжила письмо, - ...но он был совершенно серьезен, так что сомневаться не приходится. Денег он нам даст, единственное условие, которое он поставил - я должна поехать с ним. Но ты не беспокойся, все будет хорошо, и я не дам себя обмануть. Целую и очень люблю".

Быстро пробежала глазами текст, и отправила. Все, теперь осталось собрать вещи, взять документы и дождаться когда за мной придет машина. Главное не оставаться без дела, иначе мысли не дадут покоя, итак в голове вертится один и тот же вопрос: зачем?

Курить, глубоко затягиваясь и затем вдавливая сигарету в стеклянное дно пепельницы, я научилась с тех пор, как мы начали сдавать позиции. Именно так - одна затяжка и все. Помаявшись еще минуту, я вдруг отчаянно захотела кофе, ароматного, крепкого, сваренного с сахаром и щепоткой соли. Суета моя принимала истерический характер, и я поняла - это страх. Страх оказаться наедине с человеком, которого предала, и боялась я не предстоящих упреков и унижений, а обмана. Да, обмана - пройти все круги ада и не получить ничего, ведь наш договор вещь весьма условная и скрепленная лишь словом, а вот честным или нет, я узнаю лишь через три дня.


Я встретилась с ним перед посадкой в самолет, в VIP-зале павильона бизнес-авиации, куда меня привез его водитель. Кожаные кресла, плазменный экран, девушки в униформе - стандартный набор, и посреди всей этой атрибутики преуспевания и власти - он. Увидев меня, встал навстречу, равнодушно пожал руку, и представил провожающим:

- Екатерина Сергеевна.

Провожающие ждали продолжения в виде "секретарь" или "такая-сякая", но он ничего не сказал, так я и осталась сама по себе при президенте компании, что было весьма компрометирующим. Ну да, это первая ласточка, подумалось мне. Что будет дальше? Номер на двоих в отеле?

Нас пригласили на посадку, и мы поднялись по трапу на "Гольфстрим". В салоне я смогла рассмотреть его, мы сидели напротив, и свет из иллюминатора падал на его лицо. За шесть прошедших лет он мало изменился, только тонкие морщины от носа до губ стали резче.

- Тебе идет этот цвет и короткая стрижка, - сказал он.

- Французская, модно сейчас.

- Мне нравились длинные волосы, - первое напоминание о прошлом.

- Волосы вырастут, - пообещала я, давая понять, что готова к диалогу.

Он хмыкнул и протянул мне бокал с шампанским.

- Ты даже не интересуешься куда мы летим?

- Уже интересуюсь, и куда же?

- На остров.

- Остров? У тебя там дела?

- У меня там счет в банке.

При упоминании счета я покраснела, так неловко было чувствовать себя просительницей. И все же не смогла не съязвить:

- А просто перевести деньги нельзя было?

Он улыбнулся. За эти годы его улыбка стала другой, в ней было меньше циничности, и он уже не напоминал молодого зверя.

- Зачем лишать себя удовольствия? - ответил он. - Вряд ли бы ты согласилась провести со мной выходные или как ты говорила "уикенд".

- Да, не согласилась бы, - сказала я, и за несдержанность укусила себя за язык. - Но поскольку ты не держишь на меня зла, - изучающий взгляд из-под челки, - то почему бы нам не прокатиться вместе.

Я чувствовала себя неудобно, мне приходилось подстраиваться под обстоятельства, врать, и еще я все время думала, какую пакость он задумал, не может же он просто так отпустить меня с деньгами.


Не угадала. Не было ни отеля, ни номеров... на острове у Шаранина был дом. Огромный коттедж, как и положено с бассейном и кортом. Слуги вывалили из дома, и сцена стала напоминать приезд помещика в свои владения, не хватало цыган, хлеба с солью и лафетника с водкой. "К нам приехал, к нам приехал Сергей Саныч дорогой!"

Меня проводили на второй этаж, и пока я принимала душ, хорошенькая горничная успела повесить мои вещи в шкаф. С полотенцем на голове я вышла на лоджию, внизу, в ярко голубом овале я увидела Шаранина, резко взмахивая руками, он пересекал периметр бассейна. Неужели для меня так расстарался? Решил показать товар лицом, вот мол я какой, богатый, преуспевающий, к тому же спортивный, видишь какое сокровище ты променяла на лоха-интеллигента. Ну да, конечно, Сашка всегда был не от мира сего, даже когда ему везло, казалось, что это какая-то ошибка и сейчас сказка закончится... И это случилось - Сашке вдруг отказало везение, возникли какие-то невероятные долги, и если мы их не заплатим, то все наше имущество пойдет с молотка, кажется, так говорили в прошлом веке. Сумма долга приличная, но во много раз меньше того, что мы можем потерять. Выхода не было, разве что занять... Но наши друзья, сейчас с уверенностью можно сказать, что бывшие, отвернулись от Сашки. Не в пример ему Шаранин всегда мог убедить любого вложить в него деньги, вцеплялся в добычу зубами, и не было такого храбреца, который бы осмелился эту добычу вырвать. Не было, кроме Иванушки-дурачка Сашки Седова.

Сказочная зима была у меня шесть лет назад, потому, что я встретила настоящую любовь, своего Сашку. Мне было сладко, как шестнадцатилетней девчонке стоять с ним в подъезде и целоваться, и в тоже время страшно, что о моей измене узнает Шаранин, который считал меня своей женщиной, почти женой. Шаранина я боялась, он был похож на хищника, и имел надо мной странную власть, я никогда не перечила ему и во всем подчинялась. То, что я полюбила Сашку, было похоже на бунт. Жизнь без Шаранина, с милым Сашкой мне казалась мечтой, но мечтой несбыточной. Так бы все и осталось, я бы вышла замуж за Шаранина и сейчас была бы женой президента компании, богача и мецената, если бы в один зимний день Сашка не возник на моем пороге.

- Катя, выходи за меня замуж.

Я замялась, но он решительно взял меня за руку и твердо сказал:

- С Шараниным я поговорю сам.

Вот и все. Я не знаю, о чем они говорили, Сашка мне не рассказывал, а Сергея я с тех пор не видела, сказали, уехал куда-то. Муж пошел в гору, мы любили и были счастливы все эти шесть лет, пока наша уютная планета не сошла с орбиты. И вот когда мы были на грани полного банкротства, нам протянул руку враг - мой любовник, от которого я когда-то сбежала под венец с Александром.

- Катерина, спускайся сюда, - крикнул Шаранин, вспугнув мои воспоминания.

Я надела купальник и вышла к бассейну. Сергей взял с шезлонга полотенце и накинул на плечи, мой взгляд невольно проводил его накачанную руку, скользнул по рельефу пресса и остановился на татуировке. Зеленая лента с мелкой латиницей. Раньше такой татуировки не было, вообще никаких не было.

- Ты сделал тату... - сказала я, чтобы что-то сказать.

- Экспериментировал, - отозвался он.

- С чем ты еще экспериментировал? - спросила я без любопытства.

- Сначала пытался жить без тебя, - начал он.

Я напряглась, и чтобы занять руки, взяла со столика пинья-коладу, а Сергей продолжил:

- Менял работу и занятия, пока не нашел то, что мне нужно, сделал татуировку, начал курить...

- Ну, тогда угости сигаретой, - вспомнила я о своей вредной привычке.

Шаранин протянул пачку "Монте Кристо" без фильтра.

- Ого, какие крепкие... - я закашлялась и потушила сигарету в пепельнице.

- Привык на Кубе.

- Далеко занесло. Когда вернулся?

- Год назад. Ну, а ты? Расскажи, наверно твоя история будет более захватывающей, - попросил он, по-особенному прищурив глаз. Я сразу вспомнила эту его привычку, когда он хотел вывернуть кого-нибудь наизнанку, то делал это с фирменным прищуром.

- Да, так... ничего особенного, жили, не тужили, - ответила я с неохотой.

- Нет, - остановил он меня, - ты должна рассказать мне все, начиная с того дня, когда решила выйти замуж за этого... - он оборвал себя на полуслове, на секунду замер и лишь потом произнес имя моего мужа.

- То есть, я ДОЛЖНА рассказать тебе, - уточнила я, устраиваясь на шезлонге.

- Да, я хочу знать, - сказал он, - согласись это совсем немного за те деньги, которые вы хотите получить.

Я вскочила, тюрбан из полотенца развернулся и упал к ногам. Шаранин усмехнулся:

- Раздеваться я тебя не просил.

- Плавать пойду, - бросила я, едва сдерживая себя, и нырнула в воду прямо с бортика бассейна. Под водой было гулко и сине, слишком яркая плитка, почему-то полезло в голову мне, на тон светлее было бы лучше... А вообще-то здесь было хорошо, не было Шаранина задающего вопросы и смотрящего на меня с уничижительной улыбкой. Век под водой буду сидеть, пусть торчит на берегу. Но через секунды сквозь толщу воды слышится чей-то голос, вот уже пошли волны от прыжка, голубое тело устремилось ко мне, и мелькнула перед глазами зеленая лента тату.

Все-таки я смогла напугать его, и он не задает вопросов, только тревожно смотрит, на меня, как на человека сошедшего с ума.

- Сергей... - мне даже жалко его стало, взъерошенные мокрые волосы, гусиная кожа на плечах, совсем не похож на самоуверенного Шаранина. - Неужели ты подумал, что я серьезно решила утопиться в твоем бассейне?

- А ты, Катерина изменилась, - глядя на меня, сказал Шаранин, - видно деньги тебе, ох как, нужны!

- Не были б нужны, - упрямо заявила я, - не лежала бы я на твоем шезлонге.

Шаранин захохотал, словно я сморозила несусветную глупость, чем разозлил меня и я, схватив полотенце, стала быстро подниматься по лестнице на второй этаж.

- Эй, - окликнул он меня, - к шести мы едем в город, не забудь причесаться!

Я оглушительно хлопнула дверью, но в зеркало все же взглянула.

- Ну и ну, и как он меня еще из дома не выгнал!


Был обычный вечер в ресторане, без танцев и брудершафта. Шаранин внимательно выслушал историю моей жизни, все же пришлось рассказывать, сломать его было невозможно, он все равно настоял на своем.

- Неужели тебя устроила такая жизнь? - наконец спросил он.

- Чем она плоха? - удивленно спросила я.

- В ней нет огня, застоявшееся болото - женились, учились, бабки накопили, дело открыли. Помнится, ты мечтала о путешествиях, приключениях, о большой семье...

- Мы любим друг друга, - вынула я свой главный козырь.

- Но в шалаш ты не стремишься, тогда бы не поехала сюда со мной.

- Мы все заработали сами и не хотим терять... - начала я.

- Твой муж не может обеспечить семью, - сказал, как вынес вердикт Шаранин. - Кстати, почему у вас нет детей?

- Не твое дело, - огрызнулась я, мне не понравилось, что он назвал мою жизнь болотом, а Сашку неудачником.

- Почему же не мое? Я до сих пор уверен, что ты попала не в те руки.

- Какие руки?! - возмутилась, зло глянула на Шаранина и увидела его смеющиеся глаза.

- Ну, насколько помню, я увел тебя у Кости Алыева. Помнишь Костю?

Я помнила Костю Алыева, моего одногруппника, у нас был студенческий роман и был он в самом разгаре, когда в мою жизнь уверенной поступью вошел Шаранин. Костя Сергею проигрывал явно и, в конце концов, проиграл окончательно.

- Ты, Катерина, похожа на угнанную машину, столько хозяев сменила!

Вот этого я вынести уже не смогла. Вскочила, ударила Шаранина по щеке и выбежала вон из ресторана.


- Глупость какая! - ругала я себя. - И куда я денусь на этом острове, я же ничего и никого здесь не знаю!

Уже стемнело и редкие фонари освещали площадку перед рестораном, теперь я пожалела о своей вспыльчивости, вспомнила несчастного Сашку, и о том что не смогла найти деньги, и что теперь мой муж будет всю жизнь проклинать себя за банкротство. В голове зрела трезвая мысль, что надо возвратиться к Шаранину, извиниться за пощечину, но внутри меня все протестовало! Всё кричало, что будь иначе, я бы ушла отсюда пешком, наплевать в какую сторону, но не дала бы унижать себя дальше! Сильный ветер с моря теребил верхушки деревьев похожих на пальмы, и они качали своими широкими листьями, касаясь шиферной крыши ресторана. Стало холодно, в узких брючках и легком пуловере я дрожала, как осиновый листок и пряталась в тень, подальше от фонаря, когда из ресторана выходили посетители. Шаранина не было. Все, решила я, он вышел черным ходом и уехал - конец. Мне отчего-то стало легче, и если бы не холодный ветер, то я бы с удовольствием прогулялась по острову. В какую сторону? Да наплевать!

- Меня ждешь?

Я вздрогнула, Шаранин стоял за моей спиной.

- Поехали, - скомандовал он, и я покорно поплелась за ним и села в машину.


Всю ночь я ворочалась в постели, ожидая, что откроется дверь и войдет Сергей. Что мне тогда делать? Как вести себя? Отказать сразу? Ага, и получится как в ресторане. Пообещать, а потом... Что потом? Потом, скорее всего, получится, что я вернусь без денег. Что делать? В итоге, я решила - будь что будет, и уснула.

В эту ночь Шаранин ко мне не пришел. Все произошло следующей ночью, после того, как мы пили шампанское у бассейна, курили, потом смотрели на звезды, потом он обнял меня за плечи и...

- Сергей, я не могу изменить своему мужу.

Кто тянул меня за язык! Ну не могла подождать еще немного? Немного чего? - отвечала я себе. - Немного и его хватит апоплексический удар, произойдет инфаркт миокарда или разобьет паралич? Опомнись! Шаранин - тридцатилетний мужик, и единственное что может с ним случиться в такой обстановке это эрекция!

- Не можешь? - вдруг услышала я. Кто это? А, да, Шаранин.

- Не могу, - горестно подтвердила я.

- Ну ладно, ты подумай, если надумаешь, спальня моя в левом крыле.

Встал, взял сигареты со столика.

- Спокойной ночи, Катерина.

- Спокойной ночи, Сергей.


Я пришла в три. Он не спал. Ждал, это я поняла сразу. Я привыкла к полутьме, к тому же гардина не закрывала окно полностью и комната была освещена лунным светом. Подошла к постели, он сел, облокотившись на подушки.

- Серёж, я ради этих денег готова на всё... Но я люблю Саньку, и если ты можешь вот так, то я...

- Поцелуй меня, Катя.

Его голос звучал завораживающе, я присела на постель и потянулась к нему, как кролик к удаву.

- Катенька... Катюша... Катюшхен...

О, это его Катюшхен! Столько нежности было в этом прозвище, он называл меня так только в самые интимные минуты, когда любил меня.

Стоп, стоп! Что же это делается... Зачем? Господи, я как пьяная! Ничего не понимаю... А Сашка? Что же это...

- Катерина, ты чего рыдаешь?

Рыдаю? Да, я рыдаю.

- Насиловать я тебя не буду, - заявил Шаранин, и вскочил с постели, потянув меня за собой, - пойдем, провожу тебя в спальню. Эх ты, нюня...


На следующее утро Шаранин уехал куда-то один. Полдня я провалялась у бассейна, почитала найденную книжку Сидни Шелдона, покурила, и затушенные сигареты торчали из пепельницы длинными белыми тельцами. Я успела устать от лени, и вот тогда-то вернулся Сергей.

- Привет! - обрадовалась я ему.

- Привет, - он нагнулся и поцеловал меня в щеку. - Приятно когда тебя встречает любимая женщина.

Я залилась краской, вдруг поняв, что он ездил за деньгами, и сейчас наступит час расплаты. Да или нет.

- У нас сегодня вечеринка, - объявил он, - тебе на подготовку два часа.


Весь вечер я принюхивалась, не готовится ли ужин, но в доме было тихо, никто не включал в гостиной света и не гремел посудой. Опять в ресторан поведет, решила я и специально не стала наряжаться. Вдруг получится, как в прошлый раз. Но, спустившись вниз, обнаружила накрытый на веранде стол, свечи и Шаранина в галстуке. Мне стало стыдно, и я отпросилась на минутку, переодеться.

И вот мы торжественно уселись друг против друга. В полной тишине Сергей с хлопком открыл шампанское, мы разговаривали о разных мелочах, стараясь не касаться главной темы. Здесь красиво, и спокойно, Шаранин не зря построил здесь дом, похоже, он ничего не делает зря. Что же он хочет от меня?

- Знаешь, сейчас ты мне нравишься больше, чем тогда... - сказал вдруг Шаранин.

- Ты все время сравниваешь меня со мной? - спросила я.

- Да, - подтвердил он, - сейчас, я не уступил бы тебя ему.

Я опустила глаза. Время пришло. Сейчас он скажет...

- Ну да ладно. Как сказал один известный герой: Монте-Кристо из меня не получилось...

Я не поверила своим ушам.

- Это ты?! Ты сделал так, что Сашка обанкротился?

Шаранин поднял голову и посмотрел мне прямо в глаза.

- Я.

- Зачем, Сергей? - на мои глаза навернулись слезы, и тут же послышались в голосе.

- И я сделал так, что если бы ты не согласилась на мои условия, то денег в этом городе, да что там, на этой планете, не нашла.

- Это же гнусно!

- Это месть, - он произнес это так привычно и спокойно, что заставило меня поверить.

- Месть, это что-то такое из древности, - всхлипнула я, проведя по щеке тыльной стороной ладони.

- О, нет, ты ошибаешься, - оживился Шаранин. - Месть это очень даже современно, не приходится пачкать руки, всё и очень чисто сделают хакеры. Но пороху мне не хватило, успокойся, я вернул что смог, правда, немного.

- То есть, денег ты мне не дашь? - мои глаза расширились от ужаса, вот оно то, чего я боялась!

- Дорогая, ты же знаешь, в каких случаях женщинам платят деньги? - с легкой улыбкой сказал Шаранин, и потянулся за шампанским.

Перед моими глазами мелькнула зеленая лента тату, в первый раз я видела ее так близко и, наконец, смогла разобрать бледную латиницу - REVENGE - прочла я на его предплечье.


© Нина ДЕМИНА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!