Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Жена и Толик

Толик выдернул шнур вместе с розеткой, и рванул змеиный шланг на себя. Сближаясь со стеной, жена упала на мягкий ковёр, разбрасывая бигуди.

- А без бигуди ей лучше, - подумал Толик.


- Ты бы сходил к женщине, в сорок пятую квартиру.

- Зачем?

- Что бы, наконец, перестать быть идиотом.

Толик с кусочком чёрного хлеба доедал очередную фрикадельку из супа.

- Нужна мне эта сорок пятая квартира.

- А почтовый ящик тебе тоже не нужен? - спросила жена, и поправила бигуди.

Почему их так называют, - подумал Толик, - бигуди? Какие-то катушки с нитками.

- А наш старый ящик, тебе, чем плох-то? - спросил Толик.

- А тем, что она, как переехала, так сразу новый почтовый ящик поставила, а живёт всего две недели.

- Ну, и что?

- А ничего, Галина Петровна говорила, что у всех старые ящики, а у неё новый, и цвета другого. Надо узнать, где она его взяла. Почтовые ящики должны быть у всех одинаковые, а разные не украшают подъезд.

Толик посмотрел на фрикадельку и подумал, - жаль, что фрикаделька не может быть величиной с большую котлету. Тогда её можно достать вместе с луком и вермишелью из воды, которую она называет супом, и размазать по лицу, которое называется женой, начиная от выпуклого лба с выщипанными бровями до длинного подбородка.

- А срач, и дверь вышибленная, что подъезд украшают? - спросил Толик.

- Ну, что ты, как этот..., я ему про одно, а он мне... Чего сходить трудно?

А действительно, - подумал Толик, - взять да уйти, к Валюшке. У моей грудь появляется только тогда, когда она нагибается, а у Валюшки грудь, как море.

- Галине Петровне надо, пусть она и идёт, - сказал Толик, - на то она и управдом.

- Не управдом, а председатель кооператива. А тебе никогда ничего не надо. Сядешь со своим аквариумом и сидишь, чего там высматриваешь - сам не знаешь.

Жена выловила из кастрюли кусочек мяса, подула на него, и положила в рот.

- Да ещё Вовку приобщил. На рыбок они смотрят. Чего на них смотреть, рыбки они и есть рыбки.

Да, Вовку жалко, - подумал Толик, - подрастёт, всё равно, уйду, - и сказал:

- Вовка, между прочим, понимает, что рыбки умеют разговаривать.

Жена доела мясо и закрыла кастрюлю крышкой.

- Надо же такое придумать, рыбки у него разговаривают. Ты бы лучше с сыном поговорил.

- Что же я с ним не разговариваю, что ли?

- Разговариваешь, да не о том. Ты тетрадь по литературе у него давно смотрел?

- А что, нормальная тетрадь, и почерк красивый.

- Почерк красивый, - повторила жена, - а что он пишет этим почерком, ты интересовался?

Жена ушла из кухни и вернулась с Вовкиной тетрадью по литературе.

- Вот, полюбуйся - сказала жена, и положила тетрадь на стол рядом с тарелкой.

На синих параллельных линиях красивым и недетским почерком спрашивали:

"За что я люблю М.Ю. Лермонтова"? (домашнее сочинение).

А ниже тем же почерком так же красиво отвечали:

"Я не люблю М.Ю. Лермонтова".

- Ну, и что? - спросил Толик.

- Ты действительно, что ли совсем..., - сказала жена и взяла тетрадь, - как можно Лермонтова не любить! Он же за это двойку получит!

- Мне тоже Лермонтов не нравится, - сказал Толик, - парус у него одинокий, белел бы себе да белел, нет, надо что-то кинуть, да ещё в родном краю. А струя? Как можно так сказать, что у лазури есть какая-то струя.

Жена присела на табурет около стола, её, не накрашенные ресницы, заблестели.

- Ты что, Толя, его же в лицейский класс не возьмут.

- Ладно, - сказал Толик, - поговорю, ну, чего ты...

Жена достала платок и, вытирая ресницы, сказала:

- Может, сходишь в сорок пятую, а я пока ковёр в зале пропылесосю.

- Сейчас нельзя пылесосить.

- Это ещё почему?

- В это время дня нельзя рыбок беспокоить. Я читал.

- О, Господи, - сказала жена, поднимаясь из-за стола, - иди, никто твоих рыбок беспокоить не будет.


Дверь открыла женщина с золотистой косой.

- Я, это..., - сказал Толик, - я сосед ваш с тридцать второй.

- Да вы, проходите, меня Риммой зовут.

- А я - То..., Анатолий, - сказал Толик.

- Вы, не обращайте внимания, - сказала Римма, - у меня беспорядок, пока ничего нет.

В маленькой комнате не было никакой мебели. Одежда висела в целлофановых пакетах на гвоздиках, жалостливо прибитых к стене. На стуле возле окна отражался пустой аквариум.

- Я хочу сначала ремонт сделать, - сказала Римма, - а потом уже и мебель куплю.

- А что мебель, - сказал Толик, - кровать да шкаф, а что ещё надо.

- Пойдёмте на кухню, у меня там лучше, - сказала Римма.

В кухне на раскладном столике в прозрачной тоненькой вазе стояли ромашки с опущенными лепестками. На маленьком холодильнике темнел телевизор.

- Хотите чаю? - спросила Римма.

- Нет, спасибо, я на минуту, у меня это..., жена интересуется..., у вас ящик почтовый красивый, спрашивает, где такой купить можно?

- А, ящик, - сказала Римма, и посмотрела на ромашки, - это от бывшего мужа, почтовый ящик и аквариум. Вот только рыбок я не уберегла.

Римма прислонилась к краешку стены у подоконника. Какие ресницы, - подумал Толик, - такие ресницы не нужно красить, а глаза должны обязательно видеть под водой. Толик посмотрел на пустой патрон под потолком и сказал:

- А лампочка у вас есть?

- Лампочка? Конечно, есть. У меня есть лампочка.

Римма принесла лампочку. Толик медленно снял аквариум и поставил его на пол, освободив стул.

- Надо что-то подстелить, - сказал Толик, возвращаясь со стулом в кухню.

- Не нужно, что вы, становитесь так.

- Нет так нельзя, на нём же аквариум будет стоять. Аквариум должен стоять на чистом.

Римма принесла старую скатерть, и они застелили стул.

- Ну вот, - сказал Толик, включая свет, - а то, как без света?

- Спасибо вам, Анатолий.

- Да что вы, не за что. А вы знаете что, ...вы приходите к нам в гости. Я вам рыбок подарю.

- У вас есть рыбки?

- Конечно, есть. А то у меня аквариум маленький, а рыбок много, а рыбкам простор нужен. А два аквариума для них в самый раз.


Вздрагивал и разрывался от обиды пылесос, пытаясь насытиться бесконечной тишиной. Толик выдернул шнур вместе с розеткой, и рванул змеиный шланг на себя. Сближаясь со стеной, жена упала на мягкий ковёр, разбрасывая бигуди.

- А без бигуди ей лучше, - подумал Толик.

Он взял жену на руки и сел в кресло напротив аквариума. Золотая рыбка с перламутровыми плавниками-крылышками подплыла к поверхности воды. Маленький прозрачный пузырёк качнулся у раскрытого рта рыбки и исчез.


© Михаил БЛИЗНЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!