Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Горничная Славы Солдатова

- Пламя у каждого своё. У вас, Слава, какое пламя?

- У меня в белом фартуке.


Откуда она взялась? Она взялась. Нет, он взял. Нет, он не брал. Он отдал. Отдал всё, потому что всё взял. Дотронулся до неё всем, всем собой и она откликнулась. Больше у него ничего не было. Больше, почему больше? Что может быть больше того, что было. Он не помнил, было темно, потом он упал. Упал в свет с запахом жёлтых обоев и тошноты. И свет сказал, что у него ничего нет, потому что есть всё, потому что он дотронулся до своего. Какие у неё ноги? Самое страшное и, как полное отсутствие страха, то, что это не имеет абсолютно никакого значения. Старый гостиничный номер и белый фартук. Как пламя, - и всё.

Слава вспомнил, как он не хотел ехать в этот город с непонятно откуда взявшимся важным объектом. "Вы, Солдатов, у нас единственный специалист по очистным сооружениям, а объект, сами понимаете какой". Слава встал и потерял стены, потерял верх и низ, право и лево. Вода, как хорошо, если есть вода, холодная, горячая - всё равно. Смыть, всё смыть и забыть. Появились стены, и..., снова темнота, белое пламя, нет, это кажется, это память, это пройдёт. Слава упал в простынь, под короткий квадрат серой ткани. Било желание, белыми вершинами, как град иглами изнутри, в стены, которых нет, но которые знают, что есть иглы. Слава опустился на пол, к стене, и прислонился спиной. Надо искать.

Вот, табличка, открыть дверь, а там знают, там ответят. Дверь не поддаётся, она не понимает, она не понимает, что дверей вообще не должно быть. Слава убрал дверь и вошёл. Женщина на кровати, села и поняла, поняла, что ей придётся отвечать.

- Где она?

- Кто?

- Горничная.

- Какая горничная, сынок?

- Горничная в белом фартуке, где она?

- Сынок, так у нас горничных в белых передниках-то нет. Можа, тебе в ресторан?

- А где ресторан?

- Так закрыт он, ресторан-то. Он ночью-то не работает. А её как зовут-то?

- Я не знаю, я не звал.

Зовут. Зов. Заведующая. Заведующая, она должна знать, она должна знать, как зовут.

- А заведующая? У вас есть заведующая, заведующая зовом?

- Сынок, может вам чайку согреть?

- Чай? Зачем мне чай?

- Так попить, чай-то пьют, а заведующая утром будет. Утро, сынок, оно вечера-то мудренее.

- Да, утро, конечно, утро. Мне нужно утро.

- Вот и правильно. А утром и заведующая будет и ресторан.


- Вячеслав..., как вас по отчеству?

- Можно просто, Слава.

- Вы знаете, Слава, вы нашу дежурную по этажу так перепугали вчера.

Зачем, - подумал Слава, - зачем женщины так портят свои волосы? Льют на них какую-то дрянь, и волосы начинают пахнуть проволокой из ржавой и сладкой смеси.

- Извините, я не хотел никого пугать.

- Я понимаю, что вы не хотели, только она теперь боится выходить на работу.

- Почему она боится?

- Ну, представьте себе, как пожилая женщина только что прилегла отдохнуть, а тут вы, взламываете дверь и врываетесь в одних, простите, трусах, и с босыми ногами. А у неё, между прочим, трое детей и два взрослых внука.

- Извините, это больше не повторится.

- Я надеюсь. Вы, кажется, кого-то искали?

- Да, а вы знаете, где она?

- Слава, вы идите в номер, а мы поищем.

- Я не хочу в номер, сейчас утро.

- Вы знаете, сколько сейчас времени?

- Нет.

- Уже давно не утро. К вам скоро должны придти, и всё будет хорошо.

- Она придёт?

- Конечно, идите в свой номер, а то пропустите.


- Вы позволите? - спросил мужчина в светло-бежевом костюме с аккуратным лицом.

- Да, пожалуйста, проходите, только ненадолго.

- Да, я понимаю. Я вас долго не задержу. Присесть можно?

- Пожалуйста, у меня не убрано, садитесь на стул.

- Ничего, не беспокойтесь. Вы, Слава, замечательный специалист.

- А откуда вы меня знаете, вы кто?

- Я работаю на комбинате. Вы так помогли нашему городу...

- На комбинате? А как вас зовут?

- Простите, я не представился, зовите меня просто - доктор.

- Доктор на комбинате?

- Да, я - лечащий доктор. Так и вы, своего рода, врач, врач очистных сооружений.

- Врач очистных сооружений, я и не думал, что меня так можно назвать.

- Конечно, как вы замечательно поняли, что нужна принципиально другая схема для...

- Для дифференцирования потоков.

- Вот-вот, именно, для дифференцирования.

- Мне пришлось изменить проект.

- И правильно сделали, а работать приходилось и днём и ночью, так?

- Да, ночью лучше, никто не мешает.

- Вы, наверно, устали?

- Не знаю, может быть, и устал.

- А домой, вам хочется домой?

- Я должен её увидеть.

- Я вас понимаю. Женщины, ох уж эти женщины.

Доктор пересел на кровать.

- У меня у самого эти вечные проблемы.

- Вы тоже видели это пламя?

- Наверно, пламя у каждого своё. У вас, Слава, какое пламя?

- У меня в белом фартуке.

- У вас хоть в белом фартуке, а у меня..., я даже не знаю в каком фартуке моё пламя?! Может, его и вовсе не существует?

- Как это не существует, у меня существует.

- Ну, конечно, конечно. У меня такое бывает в дождь, а у вас?

- Не знаю, по-моему, у меня дождя не было.

- А вы любите смотреть на дождь?

- Сейчас не знаю, раньше любил.

- А вода? Как вы думаете, какого цвета вода, когда идёт дождь?

- Белого, какого же ещё?

- Правильно, какого же цвета, может быть, вода, кроме как белого.

- Мы с вами долго разговариваем, ко мне должны придти.

- Вы знаете, Слава, где я лучше всего вижу своё пламя?

- Нет.

- Дома, Слава. Дома лучше всего.

- Но я раньше не видел дома.

- Правильно, это всегда приходит вне, чтобы потом вернуться домой.

- Вы думаете?

- Да я просто уверен. Я же вам говорил, что со мной бывает то же самое. А дома родные стены, всегда лучше.

- Стены. Действительно, когда стены - лучше.

- Вот и хорошо. По-моему, за это следует выпить.

- Я, вообще-то, не увлекаюсь.

- А кто вам сказал, что обязательно нужен алкоголь. Может быть, чай, сок или просто вода. Белая вода, а?

- Лучше сок.

- Правильно, Слава. Лучше сок, например, берёзовый. Хотите берёзового сока?

- Хочу.

- Замечательно, что может быть лучше берёзового сока. Я сейчас уйду, а вам принесут берёзовый сок. Уже поздно, вы попьёте и ляжете спать. А завтра домой. Вот билеты, на комбинате о вас побеспокоились. Сколько ехать? По-моему что-то около суток.

- Да, почти сутки.

- Замечательно, поспите, а потом, какие-то сутки, и увидите родные стены.

Доктор встал.

- До свиданья.

Слава приподнялся, и пожал руку доктора.

- До свиданья.


- Вы думаете, это серьёзно, доктор? - заведующая поправила волосы.

- Нет, я так не думаю. Переработал парень. На комбинате мне сказали, что он гений в своём деле. С гениями такое бывает. Вы, вот, что.

Доктор достал порошок в мягко-бумажной упаковке.

- Вы сейчас принесите ему берёзового сока. Обязательно налейте в кувшин, в прозрачный кувшин. У вас есть прозрачный кувшин?

- Да, конечно, есть.

- Хорошо, и насыпьте туда вот этот порошок.

- А он...?

- Нет, он ничего не заметит. Порошок абсолютно прозрачный, без запаха и вкуса, мгновенно растворимый.

- Доктор, а если ночью подобное повториться?

- Нет, вряд ли, после такого препарата. Ну, а если что, звоните мне прямо домой.

- Что же мне ночевать здесь?

- Придётся, такие люди, как это парень не часто бывают в нашем городе, да и вообще...

- Доктор, а что значит вообще?

- Вы знаете, каким раньше был наш город, вы знаете, что значит для нашего города этот комбинат, вы знаете, наконец, где я работаю. Вам придётся провести эту ночь здесь, в гостинице, которой вы заведуете. Всё.

- Почему тебя так долго не было? Я искал тебя.

- Теперь я всегда буду с тобой.

- Ты не уйдёшь?

- Нет.

- Почему я не вижу тебя?

- Тебе хочется меня увидеть?

- Я хочу, чтобы ты была.

- Я есть. Ты можешь дотронуться до меня.

- Мне кажется, что, ты во мне или я в тебе.

- Так и есть, но это пройдёт. Ты дышал этим газом?

- Да. Я отравился?

- Нет, газ забрал тебя, ему нужна форма. Он отдаст, ты всё поймешь, и он отдаст.

- Я ничего не понимаю.

- Ты любишь чёрную икру?

- Я больше люблю красную.

- Хорошо. Красная икра очень вкусная и питательная, так?

- Так.

- Но, что бы ты ни ел вкусного и питательного, все равно, потом требуется туалет?

- Это очевидно.

- Так вот, представь себе, что ты съел что-то такое, что не имеет отходов. В любой пище нужное и ненужное вместе. Нужное остаётся, а ненужное выходит.

- Значит, я съел только нужное?

- Да.

Тогда зачем существует ненужное?

- Ненужного как такового не существует, оно находится вместе с нужным. Ненужное выходит, чтобы потом стать частью нужного.

- Бесконечное движение в кольце?

- Да, правильнее сказать - спираль, но сейчас это не имеет значения.

- А где же сейчас нахожусь я?

- Возьми белый лист бумаги, ножницы, и аккуратно вырежи небольшие окружности так, что бы они касались друг друга. Окружностей сделай как можно больше. Затем, возьми кувшин с соком и вылей всё содержимое на пол.

Слава сделал так, как сказала Горничная.

- Хорошо, сегодня особенно яркая луна. Закрой шторы, но не полностью, оставь часть пространства лунного света, которое своими размерами соответствовало бы твоему листу. Возьми иголки и постарайся сделать так, что бы свет не мог проникнуть в комнату, кроме как через лист бумаги с окружностями.

Слава сделал всё в точности, как сказала Горничная.

- Теперь смотри, что ты видишь на полу там, где разлит сок?

- Я вижу цветовые окружности удивительной красоты. Цвет каждой окружности похож на другие, но не повторим.

- А существует такое место, где свет не отличим от других?

- Да, это место еле заметно, оно находится там, где окружности касаются друг друга.

- Вот ты и находишься именно в этом месте.

- А я могу вернуться в свою окружность?

- Не только можешь, но обязательно вернёшься.

- А как это сделать?

- Делать ничего не нужно. Лишь убери шторы и открой окно, сок не трогай, он уйдёт сам. Накройся одеялом и спи. Иголки уходят?

Слава так и не понял, успел ли он сказать - да, прежде чем наступило утро.


- Славка, ну ты что? Я только-только вымыла пол.

Слава бросил командировочную сумку, и сел на пол, прислонившись спиной к стене.

- Откуда у тебя это белое платье?

- Какое платье? Это не платье, а фартук. Я его давно купила, раньше надевать было жалко. А сегодня тебя ждала, вот и одела. Ты так сидеть долго собираешься?

Слава встал и снова опустился на колени. Он целовал Её ноги, его губы еле успевали за белым пламенем белого дождя, которое начиналось от подушечек пяток, которое отвечало горячим дыханием на маленьких ямках под коленками и уходило всё выше и выше, выше и выше.


© Михаил БЛИЗНЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!