Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Мой Костасик

(киприотские истории)

- Каждую грудь будут сплющивать и просвечивать рентгеном.

- А она... потом... так и останется? - осторожно осведомился заботливый Костасик.

- Конечно, - я решила его подколоть. - Видал таких женщин? Их слегка передержали.


Рутинный осмотр


Мой Костасик

Повез меня тут недавно Костасик мой к доктору. Нет, ничего не случилось, не волнуйтесь. Просто каждая женщина, особенно вступившая в возраст "опять ягодки", должна время от времени проверять организм.

В общем, настала очередь для процедуры, которая называется умным словом "мастография". Не знаете, что это такое? Значит, вам еще рано... Дальше можете не читать.

Костасик, естественно, поехал поприсутствовать. Интересно же. Все расспрашивал меня по дороге, что именно там будут делать. Я отмахивалась:

- Не знаю точно, первый раз же еду. Вроде как каждую грудь будут сплющивать и просвечивать рентгеном.

- А она... потом... так и останется? - осторожно осведомился заботливый Костасик.

- Конечно, - я решила весело его подколоть. - Видал таких женщин? Их слегка передержали.

Костасик недоверчиво усмехнулся, но потом, наверное, вспомнил парочку примеров, потому что нахмурился и решительно сказал:

- Ты им скажи, чтобы долго не держали! Этим врачам только попадись...

Всю дорогу напряженно молчали.

В поликлинике нас встретили двое приветливых мужчин в белых халатиках. Записали мои данные в компьютер, усадили Костасика в креслице, велели не волноваться, потому что это всего-навсего "рутинный осмотр" (он тут же нервно вскочил и начал ходить туда-сюда), и один из медиков увел меня в рентгеновский кабинет. Костасик просунул было в дверь любопытный нос, но дверь закрылась.

Процедура, скажу я вам, вполне терпимая. Я думала, хуже будет. Ну, сплющили слегка по горизонтали, потом по вертикали. Прикольно даже. Так что если кто боится - идите смелее.

Потом специалист по сплющиванию попросил меня подождать доктора, который будет еще делать ультразвук, и вышел. Любопытный нос Костасика мелькнул и пропал за вновь закрытой дверью.

Пришел пожилой и умный доктор, возился со мной очень тщательно, потом довольно крякнул, сказал "у вас все в порядке", велел одеваться и вышел.

Когда я показалась в приемной, первым делом я встретила любопытный нос Костасика. Доктор попросил минут десять подождать, пока он подготовит заключение.

- Ты чего так долго? - к любопытному носу присоединились любопытные брови, а за ними глаза и рот, потому что вопросы посыпались градом. - Что там делали? И почему их было двое?

- Ну, сначала пришел который помоложе, подставил мне на уровне груди такой стеклянный подносик и начал на нем так старательно эту грудь раскладывать...

- Чем раскладывать? - не понял Костасик.

- Руками, конечно, - удивилась я его непониманию и, предвосхищая следующий вопрос, пояснила, - своими руками.

- Чтоооо? Вот прям так и укладывал? И долго?.. - напрягся Костасик.

- Долго и старательно, - подтвердила я. - Дело же серьезное. Должно все быть под нужным углом, в нужном, так сказать, ракурсе, а то нечеткий снимок будет. Ну так вот, не перебивай.. Потом он так - хрясь! - легонько прижал ее, быстренько сфотографировал и отпустил.

- Чем - хрясь? - Костасик уже боялся задавать вопросы.

- Другим стеклянным подносиком. Ой, так интересно сверху смотреть...

- Вот у человека работа, - задумчиво сказал Костасик. Целый день раскладывай - и хрясь...

- Завидуешь? - строго спросила я.

- Да нет, нет, - опомнился Костасик. - Интересно просто. Ну, а пожилой что делал?

Но мечтательное выражение лица Костасика меня слегка задело. Ну ладно, думаю, сейчас я тебе расскажу.

- Он мне грудь каким-то гелем намазал, - начала я голосом "девушки по телефону", - потом взял такую толстенькую трубочку и кругами так водил, водил, потом сбоку так приподнял и снова водил, водил...

- Аааа! - вскричал Костасик. - Кошмар какой! Может еще скажешь, что тебе понравилось? Я с ним разберусь!

Я хихикнула:

- Ты бы не возмущался, а поучился у него!

Костасик оскорбленно вскинулся:

- Может, еще и гель купить?

И насупился.

В дверях показался доктор с длинной распечаткой. Костасик свирепо вскинул на него брови и пронзил взглядом, но доктор повернулся к нам спиной, сел за компьютер и начал что-то писать. Костасик сверлил глазами его спину и напряженно молчал. Доктор видимо почувствовал на спине жар, потому что осторожно попросил нас подождать в коридоре.

В коридоре Костасик выпытал у меня еще пару подробностей, и встретил доктора оскорбленно прямой спиной. Я пристыженно сидела рядом на скамеечке. Доктор вручил мне конверт и поспешил скрыться.

Сели в машину, поехали домой.

Костасик вдруг сказал:

- Профессионалы. Уважаю.

И, поймав мой вопросительный взгляд, пояснил,скосив глаза на мою грудь:

- Не передержали...


Котлетка против национализма


- Вот этот мужчина кто - киприот? - Костасик указал вилкой в сторону телевизионного экрана, где шел наш российский боевик. Поскольку Костасик не понимает текста, при просмотре русских фильмов он обращает внимание главным образом на художественные стороны.

- Почему киприот? - с недоумением спросила я, подкладывая ему еще котлетку. - Потому что он в таком же камуфляже, какой тут в магазинах продается?

Костасик снисходительно улыбнулся. Он всегда был терпим к женской бестолковости.

- Ну как же, - пояснил он, откусывая от котлетки, - это же очевидно. На русского он не похож...

- Ха! Ты правда считаешь, что на свете есть только две нации - русские и киприоты? - мне была интересна его логика.

- Знаешь что, дорогая, живя на Кипре, постепенно приходишь именно к такому выводу! - уверенно сказал Костасик.

Он управился с котлеткой.

- И вообще, - Костасика видимо задела национальная тема, - на Кипре стало слишком много иностранцев. От них много проблем.

- Ой, гляньте на него! - воскликнула я. - Человек сидит на итальянском диване рядом с русской женщиной, ест котлетки из французского мяса с китайской лапшой и ругает иностранцев!

- Преступность возросла! - не сдавался Костасик, кося глазом в сторону блюда с котлетками и явно раздумывая, как в данной ситуации было бы политкорректно заполучить еще одну и при этом не изменить своим взглядам.

- Ага, согласилась я, отодвигая блюдо, - русские, значит, во всем виноваты? - Может, салатику?

- Нет, ну почему русские... - пробормотал Костасик, провожая взглядом блюдо.

- Ты же считаешь, что на свете только две нации - русские и киприоты, - напомнила я. - Помнишь, китайца в Амстердаме?


* * *

История с китайцем, кстати, была примечательная. Мы сидели в Амстердаме, в китайском квартале, в маленьком ресторанчике. У стойки бара оживленно беседовали два официанта. Мы с Костасиком не обращали на них внимания, но вдруг Костасик встрепенулся и застыл, как барс, услышавший шорох в кустах:

- Ты слышала? Он сказал "кори", вон тот официант!

"Кори" по-гречески означает "девочка". Я попыталась заверить его, что такого не может быть, ему послышалось.

- Нет, - не сдавался Костасик, - я точно слышал, он сказал "кори"... Откуда он знает греческий? Может, он киприот?

Я посмотрела на официанта. У него было лицо китайской национальности, и даже если бы он начал декламировать Гомера , признать в нем греческие корни было сложно. Но Костасика все же терзали смутные сомнения, потому что он подозвал официанта и прямо спросил, знает ли он греческий язык.

Судя по реакции официанта, он вообще не знал, что на свете существует такой язык. Тогда Костасик спросил его, почему он сказал "кори". Китаец совсем растерялся и ушел совещаться со своим коллегой, с которым разговаривал.

Костасик насупился:

- Он точно сказал "кори", я еще пока не глухой.

Официант вернулся очень радостный:

- Я понял! Это я сказал "Корея"! Корея, страна такая!

Пришлось отпустить его с миром и признать в нем китайца. Костасик успокоился, мы весело посмеялись, но по дороге в гостиницу он все же сказал "Нет, ну я явно слышал "кори"..."


* * *

- Дорогая, ты меня не путай! В Амстердаме киприотов не было! - Костасик посмотрел на экран, где шли титры, - а как фамилия того актера?

- Ты все еще надеешься, что он киприот? - поддела я его.

- Нет, так, просто интересно, - Костасик прикинулся равнодушным, при этом его рука осторожно двигалась через стол к блюду.

Я поняла его маневр и предложила салатик:

- Положить тебе? Настоящий кипрский салатик, с фетой! Ничего иностранного, экологически и этнографически чистый./p>

Костасик грустно посмотрел на меня, и я поняла, что у него происходит пересмотр мировоззрения. Я сжалилась и положила ему котлетку.

- Спасибо, дорогая. Ты знаешь, вот эта ваша русская еда... А ты просто замечательная.

Последнее замечание, судя по направлению его взгляда, было адресовано котлетке.


© Мария АСАЛИЕВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


купить игрушки от производителя
energyplus.com.ua
Автосервис, слесарный и кузовной ремонт, мойка, продажа авто с пробегом
subaru-au.ru