Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Пупочек-пограничник

Для бродячих душ поют в лесу соловьи...


Вкус к жизни умер мгновенно и неожиданно. Так перегорает лампочка в коридоре, когда срочно надо что-то найти и шкафу, так пронзает предвестник старости - боль в пояснице. Еще вчера Наташа, возвращаясь от мамы, услышала странный переливчатый посвист и была пронзена догадкой: да это ж соловей! Она не слышала его так давно, что даже забыла о существовании удивительной серой птички. Маленькое чудо пробило брешь в бетонной стене унылой повседневности, в которую хлынуло зеленое море спелой весны и триумфальный гомон природы. А сегодня в ожившей было душе, как в старом телевизоре, опять пропали звук и цвет. Понимая, что ее стремительно засасывает трясина депрессии, Наташа позвонила Лерке.

- Ага! Вспомнила? - ударил по перепонкам мощный, как иерихонская труба, голос школьной подружки.

- День рождения чей-то? - насторожилась Наташа.

- Дурила, - раздался смех, - 30 лет со дня окончания школы! У тебя в голове укладывается, какие мы старухи? Собираемся у бабы Кати, Тимошечкин тоже придет!

...Когда наступает зрелость? Та самая, мудрая и спокойная, где великое познание нейтрализует мелкие страстишки и эмоции, не оставляя в природе мелочи, способной выбить почву из-под ног, потому как зерна от плевел давно очищены? Наташка с ужасом ловила себя на том, что в душе остается девчонкой. То ей хочется любви и нежности, то душит обида от грубого слова, то, размахивая флагом справедливости, неймется кинуться под гусеницы танка. Впрочем, жажда всепожирающего чувства, не дававшая покоя в юности, слава Богу уже отцвела. Может, потому, что однажды Наташа с удивлением обнаружила, что, несмотря на обилие в городе разномастных самцов, ее глазу не на ком остановиться? Даже смешно, что когда-то мужчины казались ей сильными и загадочными, и она стремилась заинтриговать их своим умом и богатым внутренним миром, в то время как реальность была груба. Те, к чьим ногам ее сестры кидали трепетные сердца, за страстью прятали похоть, за благородством и мужеством - леность души, цинизм и прожорливость. А высшие материи в бабских устах воспринимали как глупое кокетство или даже легкое помешательство, которое надо перетерпеть, беря компенсацию телом.

Знание всегда удобней иллюзий: экономит душевные силы, страхует от разочарований. И глядя на молоденьких мотыльков, летящих навстречу любовным приключениям, Наташа искренне их жалела. Сколько боли, слез и мучительных открытий ожидает их!

Впрочем, чем примитивней женщина, тем быстрей она регенерирует. Взять хотя бы ту же Валерию, вот кто легко шагает по жизни! Муж ушел, любовник предал, дочь попала в проститутки, а она всплакнула, отряхнулась, как курица, и снова полна оптимизма: ко-ко-ко, а это что за зернышко?

К слову о дочерях. Свою Жанну Наташа растила умницей, скромницей и красавицей, а где она теперь? Нянчит в райцентре парализованного мужа. Говорила ей - брось, начни все сначала, что вас связывает в конце-то концов? Детей нет, он тебя старше, прожили только три года, когда он в аварию попал. Перспектив поправиться никаких, а у тебя вся жизнь впереди! Так нет - она декабристка, преданная и жертвенная девочка, вскормленная Тургеневым, Толстым и Достоевским. Сама пестовала, учила высоким порывам, сама умилялась высокой гражданской позицией, теперь расхлебывай. А Леркина Тася с тринадцати лет с пацанами по подвалам колбасилась, и покуривала, и выпивала, и в школе через пень-колоду училась. В девятом классе подруга ее на аборт возила, потом в ПТУ от юных жеребцов отбивала. А в семнадцать она спуталась с базарным азербайджанцем и уехала на Кавказ. Где жила - как, можно только догадываться. И вот год назад - известие: мама, приезжай в Москву, выхожу замуж за француза. Лера, конечно, рванула, а вернулась - разговоров на целую неделю. И фотографий кипа: вот ее дочь шалапутная с Жаном у Эйфелевой башни, вот в Африке, на сафари, вот на Кипре, торчит под пальмой. Они, оказывется, уже полгода вместе живут в столице и путешествуют по миру. Теперь у Жана кончился контракт, он возвращается на родину, а Таську бросить не может, прикипел.

Почему к ней, Наташе, никто никогда так не привязывался? Не ценил ее целомудрие, ее поэтичную душу? Муж, единственный в жизни мужчина, над этим даже подшучивал, пока не ушел к грудастой Татьяне, продавщице вино-водочного магазина.

На встрече будет Тимошечкин, сказала Лера. Ее первая большая любовь. Это случилось в десятом классе, они поцеловались, возвращаясь домой с консультации, и несколько месяцев жили, как в пьяном бреду. Готовились к выпускным экзаменам, сдавали вступительные, общались с друзьями, функционировали, а сами думали об одном - как бы остаться вдвоем. Наташа помнит тот кусочек леса у психушки, помнит запах прелой листвы, уже замаскированной нежной зеленой травкой, где они творили "разврат и беззаконие". И как же легко переметнулся он к другой девочке, прельстившись ее доступностью! Подлая измена сделала их врагами, и слабый пульс дальнейшей Сережкиной жизни докатывался до Наташи через чужие руки. Слышала, что он закончил Киевский мединститут, что хирург и на хорошем счету в столице, что женат и двое детей, а на родину не приезжает. И вдруг - нате: будет Тимошечкин.

Не зная, что делать с этой новостью и как переварить ее в одиночку, Наташа позвонила Оксане. Из трех неразлучных подруг она была самой удачливой,... до поры до времени. Недавно мужа Вадика, двадцать лет на нее молившегося, как подменили. А все началось с того, что он затеял строительство трехэтажного дома в местном заповеднике Рокфеллеров. Оксана, долгое время оставаясь в стороне от наполеоновских планов супруга, сквозь пальцы взирала на бесконечные мальчишники на территории стройки. Но однажды, резко соскучилась, решила сделать мужу сюрприз. Нагрянула тайно на стройку и ...застала благоверного с бабой.

Наташа натужно изображала сочувствие, но в душе не жалела подругу: за двадцать лет сытости, любви и безмятежности можно заплатить и одинокой старостью. Тем более, без денег муж все равно ее не оставит.

Оксанка о встрече знала, и уже начала к ней готовиться.

- Шью у портнихи наряд, отпадешь, - заклекотала она возбужденно. - Коричневое платье с белым кружевным воротничком, по типу школьной формы. А сзади - узкий вырез до самого копчика!

По Вадику не страдает - отметила про себя Наташа. Господи, какие же они живучие, ее удачливые подруги! Лерка совсем сдурела: в свои 46 записалась... на курсы стриптиза! Фигурка у нее, конечно, неплохая, еще есть что показывать, если умело прикрыть недостатки. А эта копчик намерена демонстрировать, значит, уверена, что кто-то на него польстится! Наташке вдруг захотелось встряхнуться и тоже не ударить лицом в грязь. Пусть Тимошечкин увидит ее и пожалеет, что не остался с ней навсегда.

У бабы Кати (бывшей классной, давно торгующей на базаре) разрывалась музыка семидесятых: "Льет ли теплый дождь, падает ли снег, я в подъезде возле дома твоего стою...". За дверью, обтянутой старым потрескавшимся дерматином, раздавались взрывы женского смеха и мужского гогота.

Неожиданно она увидела себя со стороны: уставшая женщина на пороге старости, галопом промчавшись три десятилетия, вернулась к точке отсчета, но уже на другом витке спирали. Чего ждет она от встречи с первой любовью, что надеется увидеть в глазах того, за которым была готова пойти на край света? Она толкнула дверь и сразу увидела Сережку, располневшего, круглолицего. Он встал, прижался щекой к щеке и приобнял за плечи.

- Как живешь-то? - спросил, наливая водку.

- Все о'кэй! - ответила она не своим, молодящимся голосом.

- А помнишь, как ты меня целовал? - спросила Наташа, осмелев после третьей рюмки. - Как качалась ветка над головой, а на ветке сидела ворона и подглядывала? А ты ходил губами вокруг пупка и шептал - никому не отдам, мое до конца жизни?

- Вороны и ветки не помню, - засмеялся Сергей, - я же затылком не вижу. А вот пупочек был замечательный, маленький, упругий, очаровательное творенье.

- А если б мы поженились? - спросила Наташа. - Как ты считаешь, мы были бы счастливы?

- Сложно сказать, - усмехнулся Сергей. - Думаю, что не очень. Я ведь до сорока все не мог успокоиться, потенция так и перла, от бабы к бабе скакал, как блоха. Теперь вот жену оценил, дом, стабильность, уют. Но ведь меня такого надо было перетерпеть, не разлюбить, не прогнать, не сломать, и она это все сумела. А ты бы разве смогла?

- Так вот от каких страданий меня судьба оберегла! - воскликнула Наташа и совершенно искренне добавила: - Я бы тебя убила. От ревности.

- Так выпьем за мудрую судьбу, которая спасла меня от могилы, а тебя от тюрьмы! - весело предложил Тимошечкин. - А еще за пупочек. Пупок-пограничник! Э-эх, где чистота и невинность тех лет? Я ведь знаешь, что оперирую? Мужикам удлиняю их гордость, а блудницам возвращаю девственность. Дело прибыльное, но до чего же паскудное, я те скажу!

Пили и кутили почти до утра. А на рассвете Наташка ушла по-английски. От бабы Кати до дома пешком полчаса, и все вдоль железной дороги. Остро пахло травами и молодой листвой, в кудрявых зеленых недрах заливались нежностью соловьи.

- Как хорошо, что страдания в прошлом, и поиск пары, и потребность опоры, - подумалось вдруг. - Старость и немощность еще далеко, а она все знает про эту жизнь и может играть с ней, как хочет. Конечно, обидно, что розы завяли в душе, так и не дождавшись садовника, но не садить же их в чужом палисаднике!

Для бродячих душ поют в лесу соловьи. На Кипре их нет, и в казино, и в престижных квартирах. И если ездить в иномарке, как модный хирург Тимошечкин, их тоже не услышишь.

Бедный-бедный Серега, - засмеялась Наташа, - вот кого жизнь опустила. Ниже чужих пупков...


© Маргарита АНТОНЕНКО


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Душевое ограждение на заказ www.elegante-vitrage.ru.