Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





До тишины, до трепетности Мой

До тишины, до трепетности Мой

И помни: люблю, как прежде...

Пусть небо снега срезает

И холод сковал одежду –

Я всё это, милый, знаю.


И знаю, что будет снежно

И солнце упустит пряди

Над нашей скрипящей бездной.

Я знаю. Но мне не надо,


Чтоб ты с неподвижным взглядом

Давал мне однажды слово,

Что ты не придешь когда-то.

И, ради всего святого,


Не думай, что нас осудят!..

...Я знаю: всё станет белым.

И люди. А что нам люди?

Какое им к чёрту дело?


Вскользь

Всё будет вскользь.

И вновь падут герои.

Потерян смысл ржавеющих дилемм.

Но я скажу:

– Ты просто будь со мною.

И да, ещё. Не спрашивай, зачем.


Всё будет вслух.

Возможно, будет тесно.

Мы лепим мир из мартовских снегов.

Но я скажу:

– Давай... Мы просто вместе.

И да, ещё. Не думай, для чего.


Всё будет вскользь.

Кто сильный – тот истерзан.

Ещё больней – от мысли, что живой.

Но ты теперь

До радости,

До рези,

До тишины,

До трепетности –

Мой.


Ватерлиния

Я сгущаю себя. Нервы – до ватерлинии.

Я победе сдаюсь – и мешаются черти, черты.

Я с нажимом пишу: «Называй меня просто по имени!

И давай перейдем для себя незаметно на "ты".


Я успела уже потерять тебя в сотнях неброшенных,

Я успела уже пережить тобой целую жизнь,

Я успела уже проклинать, возвращаясь, до пошлого.

Я успела судьбу вызывать на седьмой бенефис...


Но сейчас я стою у порога, как будто на паперти.

Только – странная вещь: я еще не успела просить.

И теперь говорю, что хронически долго, без памяти.

Всё, что отдано мне, я тобою желаю прожить.


* * *

Такие стихи не читают любимым

С заведомой ложью: «А вот – не из личных».

...И тоном привычным, ничуть не ранимым,

Как будто всё просто. Как будто – обычно.


Как будто не знала забытье и холод,

На мир не смотрела глазами другого.

(От бед не молилась. О счастье – не молят.)

Ты помнишь?.. Ты – помнишь! Был вечер бордовый,


И тени скользили беззвучно по стенам.

Холодными нитями мысли тянулись...

(«Я буду с тобой. До конца. Обесценив

Дождливую дрожь обезумевших улиц...»)


Бетонный упрёк охладевшего неба

В процеженный воздух вколачивал сваи.

Давай мы не будем разгадывать ребус!..

Другие – пусть слышат. Тебе – не читаю.


* * *

Не твоими богами

слеплена,

Не твоими глазами

выжжена.

Я иду пустырями,

пеплами.

Только то, что желаю,

вижу я.


Не твоими цепями

скована,

Не с твоей оболочкой

создана.

Как металл, только лёгкий –

олово.

Только плавятся сплавы

гроздьями.


Не с полотен твоих

отмеряна,

Не залатана болью,

нитками.

Слишком редко во что-то

верила,

Потому не бывала

свытканной.


...Не твоими

словами

сказана,

Не рисована

светлым

тоном.

Никогда

не бывала

связанной,

Но

единожды –

поглощённой.


Попроси

По щеке пробежала усталость,

Этот день в никуда унося...

Попроси, чтобы я не сломалась!

Объясни мне: так больше нельзя.


Попроси, чтобы нервы из стали,

Чтобы сердце – подснежника плоть,

Чтобы ты – навсегда, без финала...

Попроси... Знаю, ты не Господь,


Но проси. Только самую малость

С этой ревностной жаждой в груди.

Попроси, чтобы я не сломалась!

Попроси меня: просто иди!


Попроси меня... Знаю: нескладно

Всё случается в мире иуд.

Но проси меня. Искренне. Жадно.

Попроси. Ну, а дальше лишь... будь!


Во тьме кромешной

Даже если во тьме кромешной

Твои мысли – безумный вихрь,

Буду самой святой из грешных,

Самой грешной из всех святых.


Буду плавиться. Плавясь – плавить.

«Всё наладится», – ты сказал.

Но взамен остаётся память,

Осень, ночь и пустой вокзал.


Перебрать все слова, как чётки:

Нить разорвана. Падать вниз.

Но в одной остаёмся лодке.

Что ж, сыграем любовь на бис?


Не умею вживаться в роли.

«Всё наладится...» Глупость! Блеф.

Ты скажи: мы безумны, что ли?!

Надо жить, даже боль задев,


И ещё оставаться грешной...

Что скрывать? – мне не быть святой!

Даже если во тьме кромешной,

Я ведь знаю: ты только мой.


Тебе захотелось вернуться...

Тебе захотелось вернуться

В мои обожжённые сны,

Где солнце – лишь хрупкое блюдце,

Две жизни до новой весны;


Послушать неясного бреда,

Попить неудавшийся чай,

Услышать в обычной беседе:

«Живи, мой любимый, давай!»;


Согреть охладевшие руки,

Зачем-то зашторить окно,

Оставить мобильный без звука,

Согнать все проблемы на дно,


Поставить на паузу мысли,

На блюзе поставить «replay»...

А мне... в твоей скомканной жизни

Остаться, как прежде, твоей.


Полу-

Всё небо прошито точками

До крика смешных уколов.

И с мыслями-полустрочками,

С диагнозом страшным «полу-»


Иду. Я хочу развеяться.

Выходит же – распылиться.

Иду, и мне полуверится,

И видятся полулица.


И знаю, что полувидятся

В агонии полудыма.

И солнце опять – яичницей,

И выстрелы – полумимо,


И гадко, уныло, муторно,

И фразы снуют, как пчёлы,

И даже кровать полуторна,

И стала вся жизнь – из «полу-».


Шампанское – полусладкое.

Так странно – гроша не стоить.

И чтобы не стать остатками,

Попробуем всё удвоить.


* * *

А если мы друг друга не запомним?..

Я знаю, что безумие, но – вдруг!

Для нас пробьются полночь или полдень,

Пострелочно описывая круг.


А если мы увидим много грязи,

Но только по-другому, только – врозь?..

И встретимся. Узнаемся не сразу.

И выживем, не ведая откос.


Не ранимся смешением смещений.

Не выследим контраст людей и крыс.

Не задрожат ни руки, ни колени,

Когда мы друг для друга не сбылись.


...А мысли так рассеянно-бумажны

И бегают наивно сверху вниз.

Скажи мне, что тогда бы стало важным,

Когда б ты назывался «тот, кто из»?


* * *

Всё – вдребезги. Под крики «браво!»

Я мерила наряд шута.

И ночи все лились отравой

В мои остывшие уста.


Я бережно снимала маски

С давно запыленных зеркал,

И в тишине печально-вязкой

Я выходила в этот зал.


Ловила брызги бутафорий,

Решала: можно, где нельзя...

И мир твердил: «Всё будет скоро.

Ну, а сейчас... закрой глаза».


Не твоя женщина

И молчать мне теперь

нечего,

И сказать больше нет

сил.

Я теперь не твоя

женщина.

Чёрный гриф на стене:

«Был».


Я теперь не твоя

милая.

В эту реку опять –

вброд.

Соберись, ну, давай,

с силами!

Ты же знаешь, что он

лжёт!


На бумаге тоска –

прописью,

Многоточья былых

бед...

Посмотри, на кого

молишься!!

Я была, а теперь –

нет.


Я теперь не твоя

женщина!

Убери с головы

нимб!

И твой ангел с крылом

меченым

Превратился в седой

дым.


Я ногами иду

босыми,

Волочу на себе

быт.

Ты скажи мне, родной,

поздно ли

Снова встретиться, чтоб

жить?...


© Марина МАРТЮШЕВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Ключи для StEam с мгновенной доставкой на E-mail. Оплата без комиссий
steamplay.ru
Пятки шпора лечение. Лечение шпоры заговорами .
lwm-company.ru