Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Редакционное задание

Как и я, Агнешка любила запивать сухую колбасу шампанским и ходила одна слушать джаз. Даже внешне она была срисована с меня. Длинные темные волосы, серые глаза, третий размер груди при объеме 75 сантиметров. Как объяснить нашу связь: меня и его героини?


Редакционное задание

31 января аэропорт был полон. Мой чемодан был не тяжелым, но я предпочитала катить его на колесиках. Ноги беспощадно ныли - три дня на каблуках!.. Я присела, наконец-то перевела дух и осмотрелась.

Аэропорт Варшавы показался мне маленьким и простым. Родной Борисполь был явно не больше, но в нем я находила какой-то лоск. Там меня посещало чувство предвкушения приключения. Он являлся своеобразным мостиком между рутинным настоящим и красочным будущим, которое обещает сказку, сюжет которой пока не известен, но пахнет волшебством. И, знаете ли, я ощущала этот сладкий цветочный запах чуда буквально физически!..

Открыв сумку, я начала искать зеркало. Сумка Гуччи, купленная хоть и с пятидесятипроцентной скидкой, но все равно за половину моих месячных доходов, была битком набита разнообразными дамскими вещами. Я расстегнула тугой замок. Косметичка, пакет с чулками, стограммовый флакон парфюмированой воды "Serpantene" Roberto Cavalli, тоненькая книга рассказов Мануэлы Гретковской в твердом переплете, последний выпуск журнала "S&B" (Style and Beauty), кое-как задвинутый в оставшееся пространство коричневый шарф, с десяток шарикових ручек...

Наконец-то рука нашарила зеркало и я облегченно вздохнула. Без макияжа лицо казалось слишком бледным, а глаза на фоне темных волос - слишком светлыми и прозрачными.

На табло загорелась надпись о начале регистрации. До вылета оставалось ровно два часа.

Девушка за стойкой не поднимала на меня глаз. Я с шумом поставила чемодан на бегущую ленту, но ее взгляд был все так же устремлен вниз.

- Если можно, место у иллюминатора.

- Прошу? - ответила она на польском, тем самым давая понять, что мой вопрос был не понят.

- Please, seat near the window, if it's possible. - я скорчила просящую мордочку, но лицо сотрудницы варшавского аэропорта осталось таким же пластмассово - невозмутимым.

Она молча подала мне посадочный талон и широко улыбнулась господину за моей спиной. Из общей очереди это он был, пожалуй, единственным человеком, который вызывал интерес уже с первого взгляда. Не более тридцати, русые жесткие волосы средней длины. Правильные черты. Узкие темно-синие джинсы и короткое черное пальто с темно синим шарфом поверху. Аккуратный ухоженный вид современного европейца. Он напомнил мне мужчину из журнала, настолько все в нем было гармонично. При этом в нем была естественность и натуральность. Под правой рукой он держал сумку для ноутбука, левой пытался поставить на бегущую дорожку другую, видимо, тяжелую сумку с багажом.

Я прошла мимо, нечаянно зацепив его плечом. Совсем легко, чего он, видимо, даже не заметил, так как уже вовсю болтал с пластмассовой на польском. Тем не менее, уходя я чувствовала на себе внимательный взгляд.


Полтора часа, и я вылечу домой. Это и радовало, и пугало одновременно. То, что я не прошла испытательный срок в женском журнале "S&B", где работала журналистом рубрики "Люди и лица глазами "S&B", было понятно и ежу. Интервью с польским писателем, ради которого летала в Варшаву, не состоялось. Марчин Ковецки, 32-летний юрист и автор детективов, ускользнул буквально из под носа.

Интервью практически не дает, ни агента, ни пресс-секретаря не имеет. Две недели назад мне удалось додзвониться в юридическую компанию, где работает пан Ковецки и узнать о его графике. Записать к нему на прием меня отказались, услышав мой introduction. Но ресепшенист пообещал, что до конца месяца в планах пана нет отпусков и командировок.

Я была уверена в успехе этого интервью на все сто. Зачитываясь психологическими детективами Ковецки, мне казалось, что не он, а я, я сама написала все это. Описание Агнешки, женщины главного героя из "Вдох без выдоха" буквально шокировало меня. Ведь он описывал меня настоящую!.. Кое-что из истории моей семьи, в частности рождение моей мамы, в тюрьме Ровенской области. Так как бабушку, бухгалтера районного колхоза, советская власть обвинила в махинациях и присвоении коллективных денег. Конечно, потом бабушку оправдали, но почти год она провела в тюрьме, там же и родила ребенка. Из-за постоянного эмоционального напряжения - преждевременно. Во "Вдох без выдоха" он описывал мой характер, любимый цвет и предпочтения в одежде. Как и я, Агнешка любила запивать сухую колбасу шампанским и ходила одна слушать джаз. Даже внешне она была срисована с меня. Длинные темные волосы, серые глаза, третий размер груди при объеме 75 сантиметров.

Откуда он знал все это? Как объяснить нашу связь: меня и его героини?

Вот почему это интервью было столь важно для меня. Я бы написала такую статью! Это была бы изюминка выпуска. Никто не мог написать о Марчине Ковецки лучше меня! Никто...

Тем не менее, как сказали мне в польском офисе американской юридической компании "Two eagles": "Sorry, but Mr. Koversky is out on his private business and will be back just in two weeks".

В итоге - издательство зря потратило средства на командировку. А я потеряла шанс, предоставленный самой судьбой.


Чтобы немного поднять себе настроение я решила заглянуть в Дьюти Фри. Флакончики с ароматной жидкостью сменяли друг друга в моих руках. Красивые и яркие, я знала запах их содержимого наизусть, тем не менее, с трепетом продолжала перебирать.

В конце концов, все не так уж плохо. Я попала на зимнюю распродажу в новый торговый центр "Zlote Tarace", новое платье и весеннее бледно-розовое пальто немного смягчали случившийся провал.

В редакции "S&B" интервью с Марчином Ковецки было запланировано после того как по итогам анонсов двух его детективов в редакцию повалили письма читателей с вопросами о жизни столь молодого и талантливого автора. Эксклюзивное интервью планировали к международному женскому дню. Многие критики называли его лучшим женским автором...


После парфюмерии я перешла в ювелирный. Сотни золотых и серебряных колец, сережек, браслетов. Маленькие и большие, толстые и тонкие, круглые, и квадратные, закругленные и с острыми углами, их магия не отпускала.

- Please, show me these rings.

Молодой консультант был улыбчив и расторопен. Из его рук маленькие сережки в форме солнышек перешли в мои.

- Is it silver or a white gold?

- Silver.

Они были прекрасны. Белые лучики сыпали яркие светящиеся искорки. Они разговаривали со мной.

- How much does it cost?

- Fourty dollars.

Молодой консультант, видимо понял, что называть мне цену в злотых не имеет смысла.

- I take them.

Оставив две купюры по двадцать, я пошла к воротам прохождения контроля на безопасность. До вылета оставалось сорок пять минут.

В очереди я увидела знакомые лица. Две женщины с детьми, мальчиком и девочкой, которые громко ссорились на польском. Мужчина средних лет, украинец, я была следующей за ним в очереди на получение посадочных талонов.

Когда подошла моя очередь, сотрудники аэропорта попросили снять ремень и сапожки с рысьим мехом.

Пройдя все предусмотренные контроли, удалось присесть. Полчаса до взлета. Я представила разговор со своей начальницей. Конечно, со всеми бывает, но на испытательном сроке не нужно допускать таких промахов. Ведь даже четкого плана у меня не было, я действовала интуитивно.

Справа от меня двое мужчин говорили о чем то на немецком. Один из них держал в руках помятый деловой журнал. Другой тыкал пальцем в разворот и эмоционально объяснял ему что-то. Я прикрыла глаза и пыталась, отгоняя от себя плохие мысли, строить планы на выходные. Утром в субботу - поход в бассейн, днем - хозяйство, вечером встреча с подругами. В воскресенье нужно навестить родителей и забрать свою кошку. Вечером, пожалуй, дома...

Внезапная суматоха подсказала, что начинается посадка. Люди толпились в одной общей куче, прижимаясь друг к другу, как будто это могло ускорить процесс...

Плюхнувшись в кресло самолета, я начала спешно снимать сапожки. Ноги нещадно болели, на два часа я смогу избавиться от этих чертовых шпилек и немножко отдохнуть.

- Пани...

- Что? - я не сразу поняла, что голос сверху обращался ко мне.

Я подняла голову. Черное пальто было расстегнуто, темно синий шарф оттенял его белую кожу.

- Прошу прощения, - польский акцент не портил его глубокий звонкий голос, - но место у иллюминатора мое.

Только сейчас я сверила номер на билете и занятом мною месте.

Так и есть, пластмассовая дала мне не тот талон и придется сидеть посерединке.

- Извините, - пробурчала я, босиком выбираясь из кресла, чтобы пропустить соседа.

- Нет, это вы извините. Дело в том, что я плохо переношу полеты и мне нужно постоянно смотреть в окно. Помогает.

Самолет еще не взлетел, а его взгляд уже устремился в маленькое круглое окошко.

- Как вас зовут?

- Злата, - вспомнив, что на западе принято называть не только имя, но и фамилию, я добавила - Ковальская.

- А меня Марчин. Марчин Ковецки.

На минутку он повернулся ко мне. Я ощутила сладкий цветочный запах. А его глаза сыпали яркие светящиеся искорки...


© Алла ЗАЛИЩУК


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Купить крытые теннисные корты в киеве недорого. Разработка и монтаж.