Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Мерзкая осень

...Ну, какие чувства можно испытывать к этому зверьку, который затем лишь коптит землю, чтобы есть и где попало опорожняться!...


В сущности, вся наша жизнь состоит из условностей,- думала Ирина Григорьевна, глядя на древнюю старушку, словно сделанную из коры дуба в кружке "умелые руки", которая жадно заглатывала суп из трясущейся в руке ложки. На седую голову, сделав круг почета над столом, нагло водрузился волнистый попугайчик, что - то пробормотал и сделал кляксу. Но старушенция конфуза не заметила или посчитала его чепухой, недостойной внимания, когда в чашке дымится свежий наваристый суп. В последнее время мать страдала чрезмерным, навязчивым аппетитом, который всегда сопутствует слабоумию. Разве могла когда-нибудь Ирина поверить, что её строгая, умная, значительная мать превратится в столь жалкое существо? Что потеряет интерес ко всему, кроме еды, что забудет элементарное и в минуты помутнения разума будет собственную дочь звать мамой?

Прав был мудрец, сказавший - все преходяще. За одну человеческую жизнь мы проживаем столь качественно разные отрезки времени, так меняем свои пристрастия и убеждения, что можно смело сказать - человек- матрешка, и по мере отмирания одной сущности в нем формируется совершенно иная. Вот и мать по сути давно перестала быть её матерью, в ней умерло все, за что Ирина её любила и уважала когда-то, зато вылезло и дало всходы что-то чужое и сорняковое.

Старушка дохлебала суп, высморкалась в краешек подола, посмотрела мутными глазами в окно и вдруг прошамкала: "Исты хочу".

- Мама, - взвилась Ирина, - ты же только поела!

Ну, колы нема, потерплю, - миролюбиво согласилась бабуся.

Супа было не жалко, пугали хлопоты, которые обычно следовали за материным перееданием. И еще молодая женщина вдруг остро ощутила собственное сиротство и сумасшедшую жалость к себе. Все в ее жизни пошло наперекосяк. Профессия, которой она когда - то гордилась, теперь не могла прокормить. Дочь, которую родила без мужа, на радость себе, выросла и, наплевав на её воспитание, ушла жить к мужику, который в отцы ей годится. Подруга, такая же одинокая трудяга, как она, с которой на пронзительной ноте за бутылкой шампанского было столько переговорено о жизни, вдруг удачно выскочила замуж и предала, да так, что теперь отношений не склеишь, и боль не залечишь. Можно было б бросить все к чертовой матери, сдать квартиру за доллары и завербоваться на Север, на прииски, где одни мужики, или на какое-нибудь судно напроситься в экипаж. Но на ногах повисла пудовыми гирями мать.

Ирина обзвонила все интернаты для престарелых, но ответ был один - забираем только одиноких, каждое место на вес золота. И самое страшное, что надежд на скорую свободу не предвиделось - мать, похоже, собиралась жить вечно, постепенно привыкая пользоваться памперсами.

...В школе 9-а готовился к КВНу. Денис, неформальный лидер ребят, сын состоятельного бизнесмена, угостил Ирину Григорьевну дорогими чипсами и, треская их, она слушала болтовню подростков. Тема была пикантная - о способах умерщвления, ну что ж, как раз в соответствии с названием команды - Киллеры. Ирина Григорьевна, помнится, вначале возмутилась столь черным юмором, но Денис сбегал к директриссе, и она урезонила классную - пусть называют, как им хочется. В наше время были пираты, теперь вот киллеры, у каждой эпохи свой колорит.

- Человека очень просто убить крысиным ядом, - картинно повествовал Денис, - подмешиваешь его в оладьи, добавляешь ванилинчика - и кушайте на здоровье, теща дорогая.

- Что это ты там несешь? - заинтересовалась Ирина Григорьевна.

- Серьезно-серьёзно, я в газете об этом вычитал, - засмеялся Денис, а еще в России вся семья померла, посолив пищу селитрой.

- Эх, себе что ли запастись, - вздохнула учительница, да и решить в секунду все свои проблемы.

Ночью её разбудили материны крики. С трудом продрав глаза и превозмогая головную боль, Ирина спросила, что ей надо. Исты хочу! - потребовала старушенция. Дома был только борщ, не греть же его в два часа ночи!

- Мама, спи, - попросила Ирина,- скоро утро и я тебя покормлю. Но старушка вдруг горько заплакала и стала скандировать - исты, исты, исты!

Ирина Григорьевна вскочила, как ужаленная и помчалась на кухню (не хватало, чтобы эту истерику услышали соседи и пустили сплетни о ее бездушности и жадности). Глядя, как поспешно уписывает мать еду, Ирина Григорьевна вдруг снова подумала об условностях. Ну, какие чувства можно испытывать к этому зверьку, который затем лишь коптит землю, чтобы есть и где попало опорожняться, забирая у Ирины ее последние золотые денечки, ее бабье лето, за которым, не дай Бог, наступит вот такая же затяжная и мерзкая осень!... Правы были древние японцы, отволакивая обветшалых и выживших из ума стариков на высокую гору, чтобы оттуда спустить к праотцам. А, впрочем, кто мешает и ей поступить похожим образом? В памяти услужливо всплыли веселые рецепты ученика: делаешь оладьи...

Прошел еще месяц, прежде чем преподаватель физики, 45-летняя Ирина Смычко решилась накормить престарелую мать смертельными оладушками. Умирала старушка в страшных муках, но вскрывать 90-летнюю покойницу никто не стал. О своем преступлении учительница заявила сама - нервы не выдержали, когда на школьном КВНе ребята по роковой случайности разыграли похожую сценку. Покаянное письмо в прокуратуру, очень похожее на добротное школьное сочинение, стало основанием для возбуждения уголовного дела. Правда, до суда оно не дошло. В середине следствия женщина вдруг резко изменила показания и заявила, что оговорила себя в результате сильного душевного волнения и затяжного стресса. Психиатрическая экспертиза признала ее нормальной, с работы была дана исключительно положительная характеристика, а эксгумировать тело показалось хлопотным и никому не нужным. Только две особенности замечают теперь ребята за своей одинокой физичкой - когда в школьной столовой подают оладьи, она пропускает обед. А еще - убежденная атеистка покрестилась и каждые выходные усердно молится в церкви.


© Саша СТРИЖ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!