Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Поцелую ближнего своего

Больница - место малоприятное, но если использовать его для переосмысления жизни, можно потерпеть...


Во главе всех человеческих достоинств капитан милиции Барская ставила доброту. За долгие годы службы она, конечно, набралась цинизма и черствости, но по большому счету оставалась верна своим принципам. Может именно поэтому не тривиальный гастрит или радикулит подломил молодую женщину, а подкачало сердце. Началось с обыска в одном респектабельном офисе. Барская изъяла документы из сейфа и положила в папку. Директор, квадратный мужик в дорогом костюме, еще минуту назад игривый и галантный, схватил Валерию за ворот:

- Положи на место, урою, падла!

Конечно, Лера обозлилась - документы все равно изъяла, поставила на место нахала, но дело замяли, и очень скоро она снова увидела его по телевизору в роли уважаемого ме-цената. Вот тогда-то сердце и прыгнуло, да так резко, что, как при перепаде напряжения, внутри лопнула лампочка.

С микроинфарктом Барскую доставили в больницу по месту жительства, и целую неделю она пролежала в палате интенсивной терапии, а потом перешла на дневной стационар. Свободная кровать стояла в углу палаты, а напротив лежала женщина в пестрой юбке и платке с простым лицом. Считая необходимым продемонстрировать свою приветливость, Лера заглянула в книгу, раскрытую на ее коленях:

- И что вы читаете?

- Молитвослов, - кротко ответила та, встретив Леру ясным взглядом.

- Надя у нас верующая, - пояснила другая женщина, толстушка с модной стрижкой. Каждый палец которой был унизан золотым кольцом. - А вот моя бабка говорила - Богу верю, попам нет!

- Нас, простых смертных, искушает один бес, а священников целых семь, - заступилась Надя.

- Не знаю, не знаю, - усмехнулась Лера, - лично меня бес не искушает. С детства знаю границы, которые ни за что не перешагну.

- Значит, вы духовный человек, - одобрила Надя. - Но для спасения этого мало, надо молиться, ходить в храм, исповедоваться. Ведь все грешны.

- А я нет! - рассердилась Лера.

Женщина в платке отложила книгу и посмотрела на нее с интересом.

- Не делали абортов? - спросила она.

- Нет! - с радостным вызовом ответила Лера. - И никому не завидовала, и мужу не изменяла.

- Это хорошо, - одобрила Надя, и тут же поставила новую ловушку, - А вы с ним венчаны, или живете во грехе?

- Не венчана, разумеется, я же продукт своего общества, и венчаться не собираюсь. Он бездельник - расселся у меня на шее, покрикивает на детей.

- Но ведь вы с ним близки физически? - пристыдила Надя.

- Нет! - соврала зачем-то Лера, - я просто его кормлю.

- Ну, тогда другое дело, - уступила Надежда, - если вы стали, как брат и сестра, можно не венчаться. Но плохо, что вы его осуждаете, осуждать вообще страшный грех, надо его жалеть, как неразумное дитя, и помогать ему прозреть.

Лера уже ругала себя, что влезла в ненужную дискуссию и чувствовала неприязнь к богомолке, которая учит как жить.

Но вслух почему-то стала оправдываться:

- Вот вы говорите не осуждать, - а у меня профессия такая. Что же мне теперь преступника в маковку целовать - ах, ты мое дитя заблудшее!

Женщина со стрижкой одобрительно захохотала. Она явно поддерживала Леру, и это ее ободрило.

- Как знать, может быть, какого-то разбойника ждут такие страшные муки раскаянья, что они перекроют все страдания жертв... - тихо промолвила Надя. - Вам надо учиться любить ближнего.

- А почему вы сделали вывод, что я не люблю? - вспыхнула Лера и мстительно представила, как вела бы себя эта богомолка у них в райотделе, попадись под горячую руку операм. - Да я людям всю жизнь помогаю. И милостыню подаю, хоть у самой в кармане - вошь на аркане!

- Это не добродетель, ведь вы кичитесь своей добротой, хвалите себя, любуетесь собой? - спросила настырная оппонентка. - Монахи-пустынники, отрекшиеся от всего земного и посвятившие себя духовному очищению, и те считают себя великими грешниками.

- А вы? Вы уже заслужили дорогу в рай? - сощурилась Лера.

- Ну что вы, я ужасная грешница, - потупила Надя глаза, - я убийца.

- Ах, вот как!- оживилась Лера и даже повеселела - господи, кто ее поучает? И верующей эта тетка заделалась где-то в колонии.

- Я пять лет проработала в абортарии, - продолжала соседка. - Теперь молю Господа о прощении. Летом с детьми по святым местам путешествовала, в монастыре жила, мальчикам моим очень понравилось.

- Ну что ты с ней завелась, - по-свойски утешала Леру соседка в кольцах, когда Надежда ушла на укол, - из-под земли еще никто не вернулся, правда? Вот и живи, пока живая, не суши мозги. У нас тут баба до тебя лежала, никаких чертей не боялась. А чем, говорит этой богомолке, плох ад, если там компания классная - вся крутизна, я там еще амуры заведу! А хоть бы и Сатана - мужчинка тоже привлекательный, страстный, сразу видно. У нее стенокардия была, постельный режим, а она на лестничной клетке с соседом по этажу шашни завела.

- Выписалась? - слабо улыбнулась Лера.

- Умерла, - беззаботно махнула рукой собеседница, - ночью как прихватило, не откачали...

В тихий час вся палата заснула. Одной Лере почему-то не спалось, в ней бродила и не могла осесть мутная буря раздражения, поднятая строгой богомолкой. И дело было не в том, что она, зрелый человек, вдруг резко убоялась божьей кары. Лера любила говорить, что Бог - внутри нее, ей нравилось считать себя доброй и нравственной. А сегодня она будто увидела себя другими глазами.

Дочь коммунистов, Валерия покрестилась прошлым летом, да и то под влиянием батюшки, который целый месяц будил ее чуть свет телефонными звонками:

- Дочь моя, когда будем креститься?

Произвести этот древний христианский ритуал Лера решила раньше, только ждала особого состояния души и боялась превратить событие в фарс, как это было у некоторых ее знакомых. Но особое состояние не приходило, потому что с самого утра до глубокого вечера капитан Валерия Барская разгребала груды человеческого дерьма, а в ее уши и душу вливались цинизм и усталость. В итоге на очередной "церковный" звонок Лера ответила - "сегодня" и вырвалась в церковь в обеденный перерыв.

Прямо у входа в храм к ней резво кинулась бабка-служительница и потребовала за крещение двадцать гривен. Лера, конечно же, знала, что такова местная такса, но полагала, что на нее это не распространяется. Ведь нынешней весной она помогла вернуть храму целых десять украденных икон, и батюшка лично жал ей руку и прятал визитку в карман расшитой золотом рясы. Мало того, она прихватила настоятелю в знак уважения бутылку дорогого "Кагора". Да и сюда приехала, можно сказать, по персональному его приглашению. Может, бабка этого просто не знает? Но, когда отец Владимир повел Леру в крестильню, то она уловила его бормотанье: "Бесплатно, так бесплатно, бедных и так покрестим." И это окончательно испортило настроение.

После крещения в Лериной жизни ничего не изменилось. И с мужем она спала, хоть обзывала его последними словами, и с майором кокетничала, позволяя брать себя за коленку. И сына лупила ремнем за то, что курит и прогуливает школу. И ела, что попало, не глядя на посты.

Осторожно поднявшись на локте, она протянула руку к тумбочке, где лежали богомольные книжки соседки. Взяла верхнюю - "Основа для спасения" в глянцевой жел-той обложке и открыла на середине. "Помни главное: каждый день считай последним в твоей жизни. Веди его сдержанно, готовясь к страшному ответу за все грехи. Старайся никогда не обманывать, быть бескорыстным, искать случая помочь, во всех неприятно-стях судить строже себя и быть снисходительным к другим..."

Господи, как все правильно и мудро, хотя банально. Когда-то она это читала, может, у Чехова, может, у Достоевского, чему-то ее учила мама. Прописные истины - не они ли были заложены в клятву пионера и комсомольский устав? Лера легла поудобнее и перевернула страницу:

"Кто себя любит, тот не может любить Бога и послужить ближнему самоотверженно. Все грехи от любви к себе".

А вот с этим как согласиться?! Кредо нового времени как раз противоположное - всё "себе, любимому". Все женские журналы, все психологи учат любить себя, ведь если ты себя не любишь, то другие не полюбят тебя тем более. Однако в том, что самовлюбленный не ущемит себя ради другого, логика определенно есть. Врач не станет бороться с эпидемией, чтоб не заразиться, а милиционер воевать с бандитами, чтоб не напороться на пулю, и т.д. и т.п.

Патриотизм становится анахронизмом, по служебной лестнице продвигаются не герои, а практичные люди. В их райотделе глупо погиб молодой парнишка. Он возвращался с дежурства домой, увидел, как двое грабят чужой гараж. Потом коллеги говорили - ну дурачок, чего полез? Пожалел чужое добро! И кому от этого стало лучше? Мир подобрел, изверги раскаялись? А она, Лера, согласно священным заповедям, должна теперь не ненавидеть этих мерзавцев, а жалеть и любить!

Вечером ее отпустили домой. За неделю осень окончательно выдохлась: листва отпала и лежала на асфальте ржавой стружкой, пожухлая трава была густо замусорена бумагой, пакетами и консервными банками. Ледяной ветер гнал по дороге пыль и дрожащих собак.

- Вот он, мир себялюбов, - подумала Валерия. - Если приоритет - "я", а не общество, не родина, то зачем напрягаться: беречь природу, любить город, жалеть братьев меньших? Ей вдруг остро захотелось опять раскрыть ту желтую книгу и попить из нее родниковой мудрости. Ничего-то она не знает ни о себе, ни о мире, в котором бредет во тьме. Вспомнились глаза богомолки - ясные, как у ребенка.

- Вот приду домой и поцелую мужа, - подумала Лера, - начну любить ближнего. А действительно, что я сделала, чтобы ему помочь? Грозила посадить на 15 суток, отметелить в камере, выселить?!...


- Я сегодня с удивительной женщиной пообщалась. Смиренной и просветленной, и мне тоже захотелось рая в душе. Ведь, в конце концов, человеку для счастья немного надо...

- Рая захотелось! - захохотал муж. - Да все легавые прямехонько в ад загремят.

Лера едва сдержалась, чтобы не смазать по небритой физиономии, даже прикусила до крови губу. А сердце, подлатанное в реанимации, кипело, кипело... - Господи, вразуми, - прошептала Лера и с облегчением почувствовала, как по щекам побежали слезы. А она-то считала, что давно разучилась плакать...


© Саша СТРИЖ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Представление статистами кукол, статуй, известных персонажей и пр
artstatui.ru
Детские колготки и пижамы оптом
el-form.ru
Продажа кабельно-проводниковой продукции. Расчет стоимости доставки.
energo-etk.ru