Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





История Нюшки

Из своего маленького житейского опыта она уже усвоила, что натурщицы очень скоро попадают в наложницы к художнику или его друзьям, и потом спиваются.


Резкий звонок у входной двери прервал сон Авинира Кузьмича. Ругаясь себе под нос, он откинул одеяло и в одних малиновых плавках пошел открывать.

- Кого там принесло? - недовольно спросил через дверь.

- Это я, Нюшка, - пропищал из-за двери тоненький девичий голосок.

- Какая ещё Нюшка? Зачем пришла? - забурчал он, но дверь всё же открыл.


На пороге стояла девочка лет 13-ти в потрёпанном пёстром халатике, из-под серенькой косынки выглядывали пышные каштановые волосы. В руках у нее было ведро, в котором торчали веник и совок.

- Мамка занедужила, я вместо неё убирать пришла, - голосок был тоненький, но приятный. - Сегодня же понедельник, - добавила она, словно оправдываясь за то, что разбудила хозяина так рано. Хотя стрелка на часах уже подбиралась к полудню.

- Ну, заходи, - недовольным тоном проворчал художник, потирая виски: после вчерашней пьянки у него трещала голова. - Что делать знаешь?

- Мамка всё рассказала.

- Тогда иди на кухню. С неё начнёшь. Да! Там в холодильнике посмотри: какую еду найдёшь, можешь есть сколько хочешь.

Кухня представляла собой довольно большую комнату с барной стойкой посередине и хаотически раскиданными по полу стульями на высоких металлических ножках. Общее впечатление было такое, словно после недавнего кутежа здесь была драка. Всевозможные объедки валялись на столе, подоконнике, в раковине и на полу вперемешку с окурками, бутылками и битой посудой. Нюшка даже обомлела на минуту, но потом решительно взялась за веник.

Пока она убирала, мимо кухни дефилировали какие-то заспанные, растрёпанные женщины, в небрежно накинутых на голые тела халатах. На Нюшку "тела" не обращали никакого внимания. В холодильник она даже не заглянула, постеснялась, но недоеденную плитку шоколада спрятала в карман.

Когда она закончила возиться в кухне, снова появился хозяин и, бегло осмотрев помещение, вынес положительный вердикт: "Ничего! Дело знаешь. Переходи в гостиную". Теперь на нём красовался длинный халат с расцветкой под леопарда и коричневым бархатным воротником. Нюшка скромно потупила тёмно-карие глаза под длиннющими мохнатыми ресницами и прошла в соседнюю комнату. Тут разгром был поменьше, но дел тоже хватило на добрый час. В саму студию, где в беспорядке стояли, лежали и висели на стенах полотна, вперемешку с мольбертами и другими незнакомыми Нюшке предметами, художник ее не пустил.

- Там не надо. А то я потом ничего не найду. Займись спальней, а когда закончишь, можешь идти домой. Только дверь не забудь захлопнуть. - Теперь хозяин (Нюшка с подачи матери стала звать Авинира Кузьмича именно так) был одет в отличный тёмный костюм, белоснежную рубашку с ярким пёстрым галстуком и чёрные лаковые туфли. Лицо было гладко выбрито и, если бы не красные после бурной ночи глаза, никто бы не заподозрил, что художник провел время чересчур весело. Впрочем, даже в таком состоянии он выглядел весьма привлекательно, и дать ему больше 30 никто бы не смог.

Нюшка всё сделала, как было велено, и ушла, защёлкнув дверь на автоматический замок. Она была дочерью дворничихи и проживала в полуподвальной коммуналке в соседнем дворе. Жили бедно, да мать с недавних пор ещё и пристрастилась к выпивке, поэтому частенько в доме не было даже хлеба. Тогда предприимчивая Нюшка вместе с подругой отправлялась на поиски пустых бутылок или собирала макулатуру. На хлеб всегда набиралась нужная сумма.

Авинира Кузьмича Невьянова, тётя Глаша, мать Нюшки, стала обслуживать довольно давно, когда приехала из деревни и нанялась в дворники. Художник занимал большое ателье на третьем этаже и вёл богемный образ жизни. Частенько за полночь у него собирались разношёрстные компании, и кутеж с вином и девицами продолжался до утра. Правда, случалось это только после удачной продажи какой-нибудь работы. Так было и накануне того дня, когда перед Авиниром впервые появилась Нюшка.

А мать ее разболелась не на шутку, и девочке пришлось не только обслуживать два раза в неделю ателье художника, но и выполнять обязанности дворника, чтобы не потерять работу. Как только она приходила из школы, сразу принималась мести тротуар, и только потом садилась за уроки. Вскоре пришлось отправить мать в больницу: у нее определили плеврит, требовалось интенсивное лечение, и нужны были деньги. Тогда Нюшка решилась обратиться за помощью к "хозяину". Он был несколько удивлён, увидев перед собой заплаканную Нюшку, но быстро понял в чем суть и, порывшись в кармане, вынул сотенную купюру.

- Пока хватит?

- Ой! Это много, - испугалась девочка. Она понимала, что деньги дают взаймы, и потом надо будет возвращать.

- Денег много не бывает! - назидательно изрёк Авинир Кузьмич. - А возвращать мне их не надо: это доброхотное даяние, как говаривали в старину. Туго будет приходи ещё, не стесняйся. - улыбнувшись, он потрепал Нюшкины локоны.

Тетю Глашу выписали только через две недели, но чувствовала она себя очень слабой, часто надрывно кашляла и ни о какой физической работе думать пока не приходилось.

...К шестнадцати годам, несмотря на скверное и нерегулярное питание, Нюшка удивительно выровнялась и похорошела, превратившись в симпатичную девушку с огромными карими глазами, маленьким ярким ротиком и густой копной темных волос. На хорошенькую уборщицу уже стали заглядываться посетители в ателье художника, но сам "хозяин" как будто не замечал перемен.

- А ты бы пригляделся к этой Нюшке, Кузьмич, - посоветовал как-то один из его приятелей. - Из неё неплохая натурщица может выйти для библейского сюжета.

- Да больно тощая, - лениво отозвался Авинир, но стал приглядываться, чем немало смущал девушку.

- Ой! Чего вы на меня так смотрите? - как-то спросила она, поймав пристальный взгляд.

- Хочешь поработать натурщицей? - без обиняков спросил художник. - Я хорошо заплачу.

- Это что, голой при всех стоять придётся, пока вы рисовать будете? Ну, нет, на это я не согласна, - с неожиданной твердостью заявила девушка.

Из своего маленького житейского опыта она уже усвоила, что натурщицы очень скоро попадают в наложницы к художнику или его друзьям и потом спиваются. Поэтому, сколько он ни уговаривал и даже угрожал уволить, не поддалась.

Зато, некоторое время спустя, Авенир Кузьмич случайно обнаружил у девушки природный талант колориста и стал привлекать ее к совместной работе. Тем более, что представители местной диаспоры поручили ему украсить стены греческого культурного центра картинами из мифической жизни богов и героев. Работы целой бригаде, куда он включил и Нюшку, хватило на несколько месяцев. Впервые у девушки появились собственные, и не малые деньги. Она снова уложила мать в больницу и даже наняла ей сиделку, но здоровье её от этого мало улучшилось.

По окончании работы греческий консул, принимавший работу, предложил в качестве премии путешествие в Грецию. Художник, тихонько толкнув Нюшку в бок, сказал, что должен взять с собой ассистентку...

Оформление заграничных паспортов при активной поддержке консульства не заняло много времени. Небольшая заминка вышла с одеждой для Нюшки: ничего подходящего у неё просто не было. Но выручила супруга консула, предложив свои услуги.

На следующий день они пришли в консульство, где их уже ждали. Авиниру Кузьмичу предложили погулять часик-другой, а Нюшку увели куда-то вглубь помещения. Художник вернулся несколько раньше, сел в кресло, взял газету и стал небрежно просматривать. Но потом зачитался одной статейкой и не заметил, как в комнату вошла Нюшка и встала рядом. Он скользнул по ней взглядом и не узнал.

- Ну как я? - поинтересовалась красотка.

Авинир изумленно уставился на помощницу. Наконец к нему вернулся дар речи.

- Великолепно! Потрясающе! Изумительно!

На Нюшке было приталенное платье из светлого шёлка, с весьма смелым вырезом на груди, который зрительно сокращали бусы из искусственного жемчуга.

Нюшка была в полном восторге и на обратном пути без конца шептала слова благодарности своему хозяину.

Первая в жизни поездка на поезде в Киев, а затем перелет на самолёте до Афин показались Нюшке сном. А дальше и вовсе начались события, в реальность которых она поверила не сразу. Во-первых, в аэропорту Афин их встретил на роскошном автомобиле лощёный, модно одетый господин. Художник представился сам и представил Нюшку, как "мадмуазель Нюро", свою сотрудницу. Гостей отвезли в отель и поселили к вящему ужасу Нюшки в двухкомнатном люксе с общей спальней.

Той ночью Авинир стал её первым мужчиной.

...Художник был очарован великолепными греческими пейзажами. С небольшого возвышения, обнесённого каменным парапетом, открывался великолепный вид на небольшую бухту, по которой неслышно скользили белоснежные парусники. Вид был настолько хорош, что Авинир Кузьмич загорелся желанием запечатлеть его, и немедленно принялся за работу. Когда картина была почти готова, и сам Авинир Кузьмич и все, кто смотрел ее, сошлись во мнении, что работе чего-то не хватает. Два дня он ломал голову и даже кое-что переделал, но пейзаж оставался безжизненным. Мадмуазель Нюро предложила поставить у парапета какое-нибудь животное: козу или собаку. Художник некоторое время всматривался в свое творение и вдруг воскликнул:

- Нет! Нужен человек. Конечно, женщина! Как же я сразу не сообразил?

Авинир немедленно усадил Нюшку и начал делать набросок. Уже через день картина была закончена. На месте пустого парапета красовалась беседка, на перилах которой сидела мадмуазель Нюро в белом платье с чайной розой в чудных волосах. Художнику удалось передать феерический закатный свет, в котором каштановые волосы его возлюбленной высвечивались неярким ореолом. А взгляд из-под мохнатых ресниц напоминал взгляд "Неизвестной" с картины Крамского.

Теперь картина вызвала всеобщее одобрение и была немедленно куплена одним из местных ценителей за очень хорошие деньги.

...Они обвенчались на обратном пути в маленькой православной церкви на окраине Салоников. С этого момента Нюшка прекратила своё существование и появилась "мадам Нюро" - для богемных друзей или Анна Леонидовна Невьянова, по паспорту.


© Б. СМИРНОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!