Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Ностальгия

- Вот и твои брючки. Никаких следов прелюбодеяния.


Одесса. Лето. Жара. В машине - хорошо, спасает кондиционер. А на улице - всё равно, что в парной. Асфальт плавится, прилипает к колёсам. На тротуарах - продавленные следы от каблуков. Трава обречено желтеет, будучи уже не в силах сохранить свою былую, сочную зелень. Голова просто как раскалённый казанок. Мозги уже не плавятся. Они уже давно стекли по спине и животу, и сейчас находятся где-то в области пяток, но и там им не спастись от этой жары.

И что меня дёрнуло в такую погоду пуститься на эту пешую прогулку? Дел, что ли, мало на работе? Сиди себе, в своём кабинетике, трудись на благо семьи и Родины. Так нет, же. Ностальгия замучила. И надо же, именно сегодня, душа заныла, потянула. Уже пятнадцать лет, как я не был на Слободке, там, где родился и вырос. Ну, не то, что бы совсем не был. Мимо частенько проезжаю, но это всё в спешке по делам. А тут вдруг захотелось пешком, не спеша побродить по тем улицам и переулкам, где прошло всё детство. Может, повезёт, встречу кого-нибудь из знакомых. Из детства.

Вот, она, моя улица. Господи, почти ничего не узнаю. Дома другие!

Лица все чужие. Всё равно, не зря пришёл. Я физически ощущаю, как открывается душа, и из глубины её всплывают картинки давно минувших лет. Наверное, старею. Я даже не подозревал о существовании таких чувств... Пусть лица уже не те, и мой дом перестроили - не узнать. Но воздух! Воздух то - тот самый! И деревья. Деревья те же. Все эти тополя меня помнят, как и я их. Сколько времени я провел на них, ... и под ними. Под этим я дрался с Волохой, а вот за этим - целовался с Оксанкой. А тут мы всегда играли в "ножички" и в "маялки".

Э-эх. Давненько это было, а вроде как вчера. Ещё лет 10 назад для меня слова "ностальгия" и "малая Родина" ничего не значили. Или моя подношенная нервная система уже достаточно ослабла, чтобы быть чувствительной к таким вещам.

Ну, вот, этого ещё не хватало. Не для того я сюда шёл, что бы какая-то взбалмошная меня задавила на своей староватой Альфа-Ромео.

- Вам дороги мало? Чего на людей наезжаете!

- Конечно, мало! Как тебя увидела, так сразу и дороги, и всей Слободки мало стало!

- Ну, ну. Намекаете на мои размеры? И чего это Вы мне тыкаете?

- Сейчас ещё и на шею повешусь! Разуй глаза! Не узнаёшь?

- Наташка, ты?! Неужели?

- Хочешь сказать, что так сильно постарела, что меня уж и не узнать?

- Да нет, конечно!

- А если б и сказал, всё равно не поверила бы. В мои 35 меня ещё студенты пытаются приглашать на дискотеку. Правда, когда я им объявляю, каким вином меня надо угощать, разбегаются.

- Да, уж, выглядишь ты на все 100! Ну, в смысле не на сто лет, а... на сто баллов.

- А как ты? Слышала, стал большим начальником? Совсем позабыл нас, сама б не кинулась, - так и не узнал бы.

- Во-первых, то, что не узнал,- сама виновата, нечего в 35 выглядеть на 20.


Приврал, конечно, хотя, надо признать, смотрелась она - даже очень.

- Во-вторых, начальник так себе, есть и надо мной начальники. А в-третьих, никого и ничего не позабыл. Вот здесь, внутри, всё помню...

- Ой, так уж и всё! Не лги! Проверю!

- По крайней мере, мне так кажется, что всё.

- Ну, тогда, садись в машину. Поехали.

- Куда?

- На допрос.

- Ты то как? Семья, дети?

- Семья как семья. И муж есть, сейчас в рейсе, старпомом ходит. И детей двое, в лагерь отправила - пусть они от меня отдохнут, а я от них.

- Слушай, куда ты меня везёшь? Мне, вообще то через час на работе надо быть.

- Ну, уж нет. Я тебя так быстро не отпущу. Через столько лет встретила свою школьную любовь, и вот так, через 10 минут расстаться? Даже и не думай возражать, ты меня знаешь.

- Да, знакомые интонации.

- А зачем мне меняться? А, вот мы и приехали. Подожди, не выходи. Заеду во двор, потом. А то эти добрые соседи, ну, сам знаешь...

- И живёшь там же.

- Да, родители - в бабушкин дом переехали, а мне этот оставили. Немного перестроили, поломали, достроили. Ты же помнишь, какие тут были трущобы. Проходи, не стесняйся.

- А кого из наших видишь? Что о наших слышала? А то я практически полностью связи потерял. Даже Игоря после университета ни разу не видел.

- Ну, а в школе дружили, - не разлей вода. Да, разводит нас жизнь. Ну, об этом - потом. У тебя-то как? С работой всё ясно, а семья?

- Да и с семьёй тоже, слава богу. И жена, и детей - тоже двое. В общем, полный комплект. Добропорядочный глава.

Постепенно я стал приходить в себя от этой неожиданной встречи. Хотя, почему, собственно, неожиданной? Ведь не в Москве же мы случайно встретились? Сам пришёл сюда, как раз с надеждой встретить кого-нибудь. У-уу-у... старый брюзга. Уже со своими чувствами разобраться не можешь. Ну, встретил... ну, Наташку. Почему бы и нет? А-ааа, вспомнил свои 17 лет..., десятый класс..., первые попытки отношений, и не с кем-нибудь, а именно с ней... вот и почувствовал себя... Да брось ты, это когда ж было! Расслабься, не мальчик.

- Добропорядочный, столько лет?! И как это тебе удаётся? Иль всё же есть пару грешков? Небольших?

- Это провокация, или предложение?

- Понимай, как хочешь. Ты ж знаешь, я сначала говорю, а потом - думаю. И то... думаю не всегда.

Провокация, предложение... То же, мне, плейбой. Раньше думать надо было над этими предложениями. Теперь живёшь, небось, с какой-нибудь мымрой, и мечтаешь, - как бы от неё увильнуть на выходные. Так тебе и надо, зануда.

- А жена? Тоже, наверное, вся такая добропорядочная, пылинки с тебя сдувает. С работы борщом встречает, по субботам пирожки печёт, а в воскресенье - в театр.

- Почему пирожки?

- Да так, животик у тебя на пирожок похож.

- Да нет, вполне нормальная жена. И работает успешно, и выглядит вполне не плохо. В общем, доволен.

- А она?

- Да, уж. И язычок у тебя тоже не притупился. Не позавидуешь тому, кто на него попался.

- Иногда можно и позавидовать. Всё зависит от... настроения.

Какая улыбка и взгляд! Сколько скрытого азарта...

- Кажется, я это уже когда-то слышал?

- Да что ты?

- Я ж говорю, многое помню. И было это классе в девятом, во время осеннего бала. Ты тогда Ирку Соловьёву так огрела, что её щёки горели как прожектора.

- А чего она, прилипла к тебе, как американская липучка. Я же видела, что ты меня хотел пригласить, и от неё отделаться не мог, обидеть боялся.

- А потом, после дискотеки, я напросился тебя провожать. А ты делала вид, как будто не хочешь этого.

- Самонадеянный. Я, может, и правда, не очень хотела?

- Конечно, совсем не хотела!

- Именно поэтому ты меня и поцеловала, за садиком, под каштаном?

- Ну, это так, из любопытства… Ты хотел, а не решался. А мне интересно стало.

Чего это он ко мне так близко придвинулся?

- А сейчас, любопытство не одолевает?

- Так годы то не те. Теперь из любопытства что-нибудь делать уже глупо...

...А почему, собственно, и нет? У неё семья, у меня семья. Никакого развития отношений, никакого разрушения семьи, никакой головной боли. Так, разок, другой ...пообщались, обновили кровь, омолодили чувства, и всё. Никому хуже от этого не будет... Да что я себя уговариваю?!

- Значит, теперь ты всё делаешь с трезвым расчётом? А как же романтика, душевные переживания, сердечные страсти?

- Вот как умеешь всё извратить? Никуда не переживания. Скорее, наоборот, с годами стали глубже. Когда дерево только цветёт, оно яркое и красивое, но соцветие ...горьковато. Зато, когда этот цветок превратился в плод, и набрал от солнышка сок и сахар... От спелого и сочного плода трудно отказаться, даже язвеннику.

Протянув руку вдоль спинки дивана, как бы невзначай опускаю ей на плечо. Слегка касаюсь её волос. А шампунем пользуется таким же, как и моя жена. Тот же запах. Сейчас она обернётся, и наши губы...

- А-ааааа!!! Ё-моё!!! Ну почему же он такой горячий!

- Как тебя угораздило! - сквозь безуспешно сдерживаемый смех - Бог шельму метит! Давай, скидывай свои фирмовые штаны, можешь вместе с подштанниками. Вот "спасатель", вот халат. Попробую спасти твою одёжку. Остальное - спасай сам. Жаль кофе - не успела выпить.

- Да, теперь я понимаю, что значит "вляпался".

- Не-е, это ты поймёшь, когда мой супруг явится.

- Как? Он же в рейсе!

- Ну да. А ты что, думаешь, что рейсы никогда не заканчиваются?

- Попал. Я всегда верил, что случайность - это результат последовательности закономерностей. Теперь уж всё равно, давай ещё кофе. Нет, лучше холодного сока.

...Вот так и анекдоты рождаются... Ладно, сижу, пью сок и жду, когда брюки просохнут. А мог бы, в это самое время... Смешно, конечно, но, всё-таки... Может, попробовать ещё раз?

- Послушай, Наташа...

- Оставь, не надо.

- Нет, ты не поняла... я...

- Да всё я поняла. И так уж душу разбередил... Давай-ка я лучше отвезу тебя на работу. А сама к детям съезжу. Что-то соскучилась...

И попробуй, пойми этих женщин. И угораздило же меня…. Вот уж, не думал, что чашка кофе может всю "обедню" испортить.

- Вот и твои брючки. Никаких следов прелюбодеяния.

- Шутница... Ладно, поеду я, правда, на работу. Может, как-нибудь, встретимся ещё... Пообедаем, или поужинаем?

- Я очень рада, что увидела тебя. Вспомнила беззаботную юность, детские мечты... Очень не хочется их испачкать...

Ехали молча. И радио у неё в машине настроено на ту же волну. Всю дорогу радиостанция подливала бальзам мелодий конца 80-х. Тех, под которые мы танцевали на дискотеках, первый раз обнимались, целовались ...и расставались. Похоже, у моей подруги детства нервишки тоже подносились. Иначе, с чего бы переключать приёмник на этот мозгодробильник: тыц-тыц-тыц. Да, великая сила - музыка... Как ни хороша Ванесса Мэй, но при звуках её скрипки, я до конца дней буду вспоминать ту аварию, в которой мы с женой чуть не погибли...

- Ты, конечно, можешь её сразу выбросить, но я, всё-таки, оставлю тебе свою визитку. Мало ли что. Не чужие.

Раскисла совсем. Сейчас разревусь, как белуга. Очень красиво будет. Сама ведь отказалась, чего теперь то?...

- Конечно, не чужие. Оставь, может, без работы останусь. Или ещё по какой... бытовой надобности.

- Всё ты шутишь. Всё равно, очень, очень рад, что встретил тебя. Будет желание увидеться, или по "бытовой надобности" - звони.

- На прощанье, дай хоть в щечку поцелую, а то когда ещё приведётся встретиться.

- Э-ээ, знаю я, чем эти щёчки заканчиваются. Пока!

Остаток дня я пытался делать вид, что работаю, ночью с трудом заснул, и на следующий день, и ещё один, и ещё, но ежедневная рабочая рутина сделала своё дело...

1 сентября. Что за букет цветов с ножками? Да, если эта счастливая мамочка не поможет своему первоклашке, то дело закончится сломанными цветами и испачканным костюмом. Опять зашевелились школьные воспоминания...

- Максим Петрович, что-то случилось?

- Да нет. А что должно случиться? Почему ты спрашиваешь?

- Так уже пять минут, как приехали...

- Да, Коль, задумался... о своём. Всё в порядке. Идём работать.

Стоп! А это что!? По-моему, эта красненькая Альфа-Ромео мне знакома. И хозяйка... Неужели - по "бытовой надобности"?


© Вячеслав СИМЧЕНКО


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!