Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Расставание, возвращение...

Сергей вдруг стал мечтать. Как он ее, хрупкую и нежную, а, главное, молодую и красивую опекает, помогает во всем, а она ему благодарна. И вот она без него уже не может. Он нужен ей всегда. Они прекрасная пара. Вокруг люди говорят:

- Такая разница в возрасте, а как они любят друг друга...


Расставание, возвращение...

Ирина открыла глаза. Было четыре часа утра.

Уснуть она уже не могла. Ей доставляло огромного труда отвлечься от своих мыслей и забыться, чтобы не возвращаться к тому дню, когда раздался звонок и незнакомый голос сказал.

- Ваш муж вам изменяет.

Наступила пауза. Ирина не могла вымолвить ни слова. Тот же голос продолжал.

- Почему вы молчите, вам не интересно узнать с кем?

- Кто говорит? - прохрипела она в трубку.

- Вы меня не знаете, да и знать вам меня не обязательно. Разберитесь лучше с мужем. Информации вам более чем достаточно.

Ирине показалось, что на другом конце провода раздался нервный смех, после чего положили трубку.

- Интересно, сколько это будет продолжаться? - подумала она, глядя на Сергея, спящего рядом. Накануне вечером он сказал.

- Хватит с меня, довольно. Больше я так жить не могу.

Это он сказал после очередного выяснения отношений, а выяснение отношений происходило ежедневно. Начиналось с того, что Ирина спрашивала:

"Она хороша собой?" Затем следовал очередной вопрос: "Ты ее очень любишь?". Сергею не хотелось это обсуждать с женой, и он очень сердился, когда она задавала подобные вопросы. В бешенстве он кричал.

- Хороша, очень хороша, просто прелестна. И люблю ее безумно. Я тебе уже ни раз это говорил, тем не менее, ты постоянно меня об этом спрашиваешь.

Ирина реагировала по-разному: закатывала глаза и медленно сползала с дивана, готовясь упасть в обморок, или долго смотрела в одну точку немигающим взглядом, но чаще всего задавала наводящие вопросы, чтобы выяснить действительно ли это любовь. Однако, понять ничего не удавалось, так как реакция Сергея была всегда одна и та же, у него начиналась истерика. Почему и сам не знал. Слишком много там было непонятного даже для него.

Оксана ворвалась в его жизнь внезапно, можно сказать неожиданно. Подобных историй много было, но здесь вдруг заиграли чувства.

Она постоянно стояла перед глазами. Сергей вдруг стал мечтать. Ему хотелось уединиться и думать о ней. Как он ее хрупкую и нежную, а, главное, молодую и красивую опекает, помогает во всем, а она ему благодарна. И вот она без него уже не может. Он нужен ей всегда. Они прекрасная пара. Вокруг люди говорят:

- Такая разница в возрасте, а как они любят друг друга.

При этом он все время забывал о жене и двух взрослых детях.

- У них своя жизнь, - отмахивался он, когда просыпались муки совести.

Хотя прекрасно понимал, у жены своей жизни нет. Она живет интересами семьи, и больше всего боится потерять его. С появлением Оксаны это стало раздражать. Ему казалось, что она душит его своей любовь. А ему так хотелось почувствовать себя молодым и свободным.

Когда эта девочка робко вошла в кабинет и положила на стол почту, Сергея вдруг охватило чувство нежности к ней, может быть ни к ней, а к себе. Он пристально посмотрел на нее, пытаясь смутить. В нем заиграла кровь, захотелось чего-то такого, какого он пока и сам не знал.

Кто это был? - спросил он у секретарши в конце рабочего дня.

- Где? - не поняла та.

А вот ко мне заходила, с корреспонденцией.

Это новая наша рассыльная. Недавно приняли. А что такое? Что-то ни так?

- Все так, - ответил он, - просто ее раньше не видел.

Как-то задержавшись после работы, у выхода, Сергей опять столкнулся с ней. Она сама подошла к нему и бессвязно пробормотала.

- Вам была бумага, но ее взял ваш заместитель, посмотрел, и сказал, сам отдаст. Я ему сказала, чтобы он не забыл. Она вам была...

- Какая бумага? - спрашивал он на ходу. - Тебе куда? - вдруг спросил он, сам того не ожидая.

- Домой, - ответила она, - извините, я хотела сказать, что не тороплюсь.

И здесь заработала неведомая сила. Он потом долго будет думать, что это за сила такая, которая сблизила их в одночасье.

Получилось все само собой. Оксана села к нему в машину, а он, не раздумывая, повез ее на дачу.

Воспоминания были сладостны. Придя, домой он закрылся сначала в туалете, потом в ванной, чтобы никто ему не мешал, и вспоминал вечер, проведенный с Оксаной.

Сергей, действительно, почувствовал себя молодым, словно, сбросил несколько лет. Он теперь не ходил, а летал. Постоянно шутил, сыпал остротами, и вся его жизнь уже строилась на романе с молодой рассыльной. Он сразу проникся ее проблемами. Купил девушке сапоги, куртку. Потом оказалось, что у нее проблемы с жильем, снял квартиру, и оплачивал ее. Появилась возможность больше находиться вместе. Как только выдалась свободная минута, Сергей отправлялся к Оксане.

Когда уходил, на лице его любимой появлялось выражение тоски и безысходности.

- Не волнуйся малыш,- говорил он, - это только до следующего утра. Завтра мы опять будем вместе.

- Я хочу и сегодня быть с тобой, не расставаться. Не понимаю, почему мне так не везет, - жаловалась она, и прижималась к нему.

Это было очень трогательно. Однажды он расчувствовался и остался.

Окончательно порывать с семьей не спешил, периодически приходил домой. С его появлением в семье разгорались страсти. Ему постоянно приходилось отражать атаки жены. Дети из сторонних наблюдателей превратились в грозных судей. Если раньше они не вникали в их отношения с женой, то теперь выражали ему свое презрение.

Сын стал обращаться к нему не иначе как "старый", таким образом, напоминая о годах, а дочь смотрела на него словно через увеличительное стекло, большей частью, не замечая, но иногда спрашивала: "Как твоя "молодуха"?" После этого одаривала "молодуху" эпитетами, от которых Сергею становилось не по себе.

- Не смей ее оскорблять! - грозно кричал он.

- А что ты мне сделаешь? - интересовалась дочь, - я называю вещи своими именами, и добавляла, - неужели не понимаешь, что ей нужны твои деньги. Или ты возомнил себя Ален Делоном, и думаешь, что она влюбилась в тебя.

- Ты такая же, как и твоя мать, - говорил он в отместку, - с таким характером тебе тяжело будет в жизни.

От этих слов теперь взрывалась жена, которая, затаив дыхание, слушала разговор мужа и дочери.

- Ради нее ты готов на все, - кричала Ирина, - задыхаясь, - даже переступить через собственных детей. Ты не человек. Ты Ирод. Предатель. Иуда. Хищный зверь. Ненавижу, - кричала она.

Дети уводили мать в спальню. Давали ей таблетки, капли. Он какое-то время не появлялся в доме.

Неожиданно у Оксаны появилась тяга к знаниям.

- Как хорошо твоим детям, учатся в институте, - издалека зашла она, - я всю жизнь мечтала учиться.

- Кто не давал? - спросил Сергей.

- Возможности не было. Сегодня чтобы учиться, нужны деньги.

- Да, - сказал Сергей задумчиво, - учиться надо, - собираясь решить и эту проблему. И решил. Оксана поступила в институт, полагаясь в своем образовании полностью на финансирование своего бой - френда, как в шутку она его называла среди подруг. Она не собиралась истязать себя науками, но сам процесс посещения учебного заведения ей нравился. Ее распирало чувство гордости, что она студентка, учится в институте. Когда приезжала в свое родное село, подруги спрашивали: "Тяжело учиться", намекая на ее успехи в школе, так как они были ниже средних.

- Тяжело,- отвечала Оксана, потом, подзабыв, рассказывала: "Главное заплатить, остальное неважно. Можно даже не ходить".

После занятий часто всей группой шли в кафе. Получалось так, что Оксана всегда оказывалась рядом с Русланом. Потом он ее провожал. Ей страшно было, когда они шли с ним по ночным улицам, так как боялась встретить Сергея, или общих знакомых, однако очень приятно было рядом с молодым, симпатичным парнем, и Оксана не могла себе в этом отказать.

Как-то с Сергеем они зашли в магазин и случайно встретились с Русланом.

- Привет, - обрадовался Руслан, - ты не знаешь расписание на эту неделю? Оксана стала рассказывать. В это время Сергей отошел.

- Кто это? - поинтересовался Руслан, - твой отец?

- Да, - ответила она, - мой папа.

Сергей услышал это, но виду не подал, хотя на душе скребли кошки.

- Папа, папа, - не выходило у него из головы. - Она ровесница моего сына, - вспоминал он. Нового, конечно ничего, он и раньше это знал. Однако теперь иначе на это посмотрел.

За ужином Оксана, как всегда была весела, любезна, но Сергей почувствовал какую-то натянутость, она, словно над собой делала усилие, и мыслями где-то была далеко. В эту ночь он долго не мог уснуть. Вдруг его как током ударило.

- У нее с этим парнем что-то есть? - неожиданно пришла мысль. Он даже подскочил на кровати.

- Что с тобой? - спросила Оксана, проснувшись.

- Да так, ничего. Сон приснился дурной.

Этот сон не выходил теперь у него из головы. Он его преследовал дома, на работе, каждую свободную минуту. В голове выстраивались разные сюжеты. Один ужаснее другого. Но он привык уже к Оксане, она стала ему дорога. Сергей ловил себя на мысли, что не сможет без нее. Оксана тоже это стала понимать. Чувство страха, что он оставит ее, притупилось, появилось больше уверенности, больше амбиций. Ей стало казаться, что она не отразима, что стоит ей захотеть и любому вскружит голову. Она слушала рассказы подруг, о том, как они проводят свободное время, посещая бары, ночные клубы, и мечтала побывать там. Оксана думала, что стоит ей появиться в ночном клубе, и все будут у ее ног.

Сергей теперь спешил домой, поев, ложился на диван, большую часть времени проводил на нем. Это была многолетняя привычка.

Жена к этому относилась спокойно, а Оксану раздражало.

По чудовищной игре случая, а, может не случая, а закономерности, он со своей женой поменялся местами. Сергей стал зависеть от Оксаны, ее настроения, как Ирина в свое время зависела от него. Так же ждал ее домой, переживая, где она, с кем. Руслан не выходил у него из головы, что было совсем не безосновательно.

Он замечал перемены и все делал для того, чтобы вернуть ее расположение, чтобы она стала такой как прежде. Оксана не могла не замечать его стараний, и аппетиты ее возрастали.

У нее появилась мечта стать начальником, хоть небольшим, но начальником. Эту мечту воплотить в жизнь было не просто, однако Сергей постарался, и Оксана стала заведовать отделом. Сотрудники долго не могли прийти в себя после такого назначения. От возмущения работников снизились первое время даже показатели труда.

- Да как же можно такого безграмотного человека ставить на руководящую должность, - говорили одни.

- Он расплачивается с ней за ее услуги, за ее молодость, мы то здесь при чем? - говорили другие.

Но ради нее Сергей готов был даже на такой безумный поступок. Ему казалось, что она это оценит. И первое время Оксана была благодарна. Но поскольку чувство благодарности не может быть бесконечными, со временем оно уступило место чувству превосходства. Оксана стала говорить о своих достоинствах, успехах, хотя за каждый экзамен приходилось платить. Его поражало, с какой надменностью она относится к своим подчиненным. Она приобрела уверенность, манеры ее стали лучше. Со временем деревенская простота уступила месту городскому лоску. Здесь она оказалась хорошей ученицей. После того, как с работой утряслось, захотелось пожить для себя.

Однажды вечером после работы Оксана спросила Сергея, заранее зная ответ.

- Может, куда-нибудь сходим?

- А куда ты хочешь? - спросил Сергей, не отрываясь от экрана телевизора.

- В ночной клуб, например.

- Ты это серьезно? - удивился Сергей, и посмотрел на нее поверх очков.

- Вполне, - ответила она вызывающе.

Он молчал. Флюиды уныния распространялись по квартире.

Так продолжалось несколько минут. Оксана первая нарушила молчание.

- Идут девчонки с нашей группы, меня зовут. У нас очень дружная группа. В конце концов, если я раз схожу, ничего страшного, - форсировала она события. Сергей молчал. В эту минуту, он был жалкий и подавленный. Но Оксана не сдавалась.

- Я знала, что ты не будешь возражать, - сказала она, поцеловала его в щеку, быстро собралась и ушла.

А он лежал, как натянутая струна и не знал, что делать дальше.

Перед мысленным взором поплыли картины. Он все время видел ее в объятиях Руслана. Измучившись, задремал. И поскольку Оксана не выходила у него из головы, сразу возник ее образ, в окружении молодых людей. Один за другим они исчезали. Остался один. Она обняла его, он подхватил ее на руки, и Сергей узнал в нем своего сына.

- Чушь какая, - сказал он вслух, проснувшись. Однако сомнения закрались в душу. Стало не по себе.

- А если и, правда, с Андреем. Он вспомнил последнюю встречу с сыном.

- Ну, что молодожен? - спросил Андрей с издевкой, - как твоя молодая жена, не наставила тебе еще рога?

- Так может она с ним сейчас. А он это делает специально, чтобы отмстить.

Сергей резко вскочил с дивана, оделся и вышел на улицу. Моросил мелкий дождь. Было промозгло и сыро. Его трясло как в лихорадке, зубы выбивали мелкую дробь. Он не понимал то ли от холода, то ли от нервов. Сергей бесцельно бродил по городу. Ноги сами принесли к своему дому. Он позвонил в дверь. Открыла дочь. Жена сидела на кухне пила чай.

К его большому удивлению, Ирина выглядела неплохо. Последний раз, когда он ее видел, она была осунувшаяся, постаревшая. От нее пахло лекарствами. Она все время держалась за сердце.

- Ты посмотри, кто к нам пришел, - сказала дочь с притворной радостью.

Жена удивленно вскинула брови, и безразлично посмотрела на него.

Он прошел на кухню, сел напротив. Воцарилось молчание.

- Где Андрей? - спросил он. Ирина не издавала ни звука.

- А что такое? - спросила дочь, - зачем он тебе?

Такой ответ усилил подозрения.

- Раз спрашиваю, значит, нужен, - твердо сказал Сергей.

Гуляет, где ему еще быть. В ночной клуб пошел.

От этих слов задрожали коленки.

Разговор не клеился. Ирина вела себя так, как будто его не было, дочь неохотно отвечала на вопросы.

Он посидел немного, затем встал и ушел.

Бесцельно побродил по улицам, в надежде, что когда придет домой, Оксана вся в слезах бросится на шею, и будет рассказывать, что она пережила, пока дождалась его. Но Оксаны не было. Сергей разделся и лег на диван.

Когда Оксана пришла, по квартире распространились запахи алкоголя и табака. Казалось, она вся ими пропиталась. Сергею понадобилось много сил и терпения, чтобы сдержаться и промолчать. Он отвернулся к стене, и уснул.

Утром Оксана вела себя, как ни в чем не бывало, а он смотрел на нее и думал, откуда у нее столько цинизма, ведь она так молода.

На следующий день в конце рабочего дня на пороге кабинета появился сын. Он никогда не приходил к нему на работу. От удивления Сергей уронил ручку.

- У меня практика начинается, - сказал Андрей, - можно к тебе. У вас хорошая база, я бы хотел здесь поработать.

Сергей не успел еще ответить, как вошла Оксана.

Андрей вежливо с ней поздоровался, она ему так же вежливо ответила.

Когда Оксана услышала о практике, стала рассказывать о том, что у нее так же скоро практика. Если бы Сергей не знал эту парочку, их чрезмерную эмоциональность, принял бы все за правила хорошего тона. Но ни Андрей, ни Оксана не были расположены к подобным правилам.

Сергей слушал этот разговор, а у самого стучало в висках. Он перехватывал их взгляды, и ему казалось, что между ними что-то есть.

- Это не спроста, - думал, - он что-то замышляет.

Присматривался к Оксане, и видел в ее глазах подозрительные искорки.

Но сыну он отказать не мог.

- Будут видеться чаще,- констатировал он.

Теперь у него засосало под ложечкой.

За ужином Сергей говорил о сыне.

- Я его, конечно, люблю, он мой сын, однако поражаюсь, до чего коварен. Он столько девчонок соблазнил. Как только влюбится в него девочка, так и бросает.

- А с виду не скажешь, такой приятный молодой человек, - отвечала Оксана.

Сергею хотелось сказать: "Уже и тебе мозги запудрил", но сдержался.

Он все время хотел поговорить с Оксаной по поводу ее похода в ночной клуб, готовил речь, но каждый раз откладывал, так как не мог подобрать нужных слов. Все звучало не убедительно.

- Ты определись, что хочешь в этой жизни, - выстроил он фразу, - нет, ни то, - решил он, слишком высокопарно.

- Я не буду тебе мешать, я просто уйду, - выстроил он следующую фразу, слишком категорично.

- Еще раз сделаешь подобное, и между нами все, - хотелось ему все время сказать, - нет, так нельзя, подумал он, - а как надо не знал, поэтому откладывал.

Андрей приступил к практике, и они теперь с отцом виделись каждый день. На вопросы Сергея, как мать, а он все чаще задавал этот вопрос, Андрей отвечал уклончиво.

- Как, как, а как она может быть, после того как ты ее бросил, как ты нас бросил, - уточнял он. - Лучше скажи, ты как?

- Я вас не бросал. Это она создала такую атмосферу, что находиться дома я уже не мог. Ты помнишь, что она творила.

- Ладно, проехали, - останавливал его сын, - не оправдывайся. Чуданул, конечно, ты здорово, и чем это закончится не известно. Хотя чего там, известно. Всем известно за исключением тебя.

- Ну, а мать то, что говорит, как настроена. Хочет, чтобы я вернулся?

- Это ты у нее спроси. - Потом, спохватившись, задал вопрос: "Ты хочешь вернуться?".

Сергей и сам не знал, что он хочет. В его жизни образовывался вакуум. Оксана отдалялась. Неуверенность и тревожность постепенно вползали в душу.

- Вот жизнь, - сетовал он, - это ж надо, какие кренделя выделывает. Он обвинял всех, но больше всего жену. Сергей не мог объяснить, в чем виновата Ирина, но с диким упорством считал, что все из-за нее. Ему стало тяжело с молодой женой, она его не понимала, у нее была своя жизнь. Сергей с ужасом понимал, что он туда не вписывается, слишком большая разница была между ними, длиной в целую жизнь.

Прошел слух, что грядут сокращения, пенсионеров отправят на заслуженный отдых. Сергея вызвали в управление и стали намекать, что коллектив надо омолаживать, давать дорогу молодым. Потом, как бы в невзначай, спросили, кого он рекомендовал бы вместо себя. Вопрос не был неожиданным, но прозвучал, как выстрел.

Целый вечер он думал над ним. Хотелось с кем-нибудь обсудить. Оксана все время говорила по телефону. Сергей ее несколько раз позвал, но она не откликнулась.

- Представляешь, - говорила она, - Настя рассталась с Максимом. Ну, вообще.

Сергей не разделял ни удивления, ни возмущения по этому поводу. Он не знал, кто такая Настя, кто такой Максим, ему было все равно, что они расстались.

Вдруг Оксана стала одеваться.

- Я не могу ее оставить в таком состоянии. Она в шоке. Пойду, поговорю, успокою. А то Настя как бы чего не натворила.

Сергей не успел ничего сказать, как дверь за ней захлопнулась.

Последнее время ныло в груди, периодически сдавливало и пекло. Он купил сердечных капель, принимал их, так чтобы никто не видел. Не хотел перед Оксаной показывать свое состояние. Пожаловаться детям не мог. Они бы сразу сказали: "Довела уже тебя твоя молодуха". Лекарства не помогали.

- Наверное, усталость, - успокаивал он себя. Ему казалось, что если бы с ним кто-то поговорил, поддержал, было бы легче.

Сергей встал с дивана, пошел на кухню, хотел принять лекарства, но резкая боль пронзила его. Словно ему в сердце нанесли удар кинжалом. Держась за стену, он добрался до дивана и повалился на него.

Пошли долгие недели на больничной койке. Дни тянулись медленно. Вокруг суета. Кого-то привозили, кого-то откачивали, за кем-то приезжали родные и близкие. Первое время Оксана была с ним. Потом приходила все реже, ссылаясь на занятость. Дети не появлялись, намекая на обиду. Он с ужасом почувствовал свое одиночество, лежал и думал: "Что же дальше". Потерялся смысл жизни. Казалось, ниточка, связывающая его бытие, разорвалась. Уже назначили нового начальника. Сергея успокаивали, что это временно, но он то понимал, что это кандидат на его место.

Перед ним проходила вся его жизнь. В памяти всплыл образ соседской девчонки, Ирки, шустрой и резвой. С ней он бегал на перегонки, играл в казака - разбойника.

Однажды он затащил ее в кусты, и полез целоваться. Он еще смутно представлял, что нужно делать в таком случае. Пока раздумывал, получил по соплям, как потом Ирка говорила.

А сколько всего пережито с ней. Это были счастливые моменты и грустные. Рождение первого ребенка, бессонные ночи, когда он болел, и как оба радовались, когда сын выздоравливал. Затем появление дочки. Все говорили: " Ну, как по заказу, сын и дочь".

Потом все куда-то отодвинулось, отошло. Его назначили на руководящую должность, и он почувствовал власть, от которой закружилась голова. Его буквально распирало от собственной значимости, что он может влиять на процессы, и от него зависят люди. Особенно падкий стал на лесть и постепенно перестал различать, где правда, где фальшь.

И эта девочка. Ведь с самого начала было понятно, зачем он ей.

Из груди непроизвольно вырвались стоны.

- Вам плохо, - спросил сосед по койке, - врача позвать?

- Нет ничего, - успокоил его Сергей - все нормально, - и сам про себя усмехнулся.

В коридоре послышались шаги. Медсестра кому-то объясняла, где седьмая палата. Открылась дверь. На пороге стояла Ирина. Она смотрела на больных, пытаясь его отыскать. Затем медленно приблизилась к нему, постояла и осторожно присела на край кровати.

- Как ты? - сочувственно произнесла она. В ее глазах было столько тепла и участия. Сергей хотел ответить, но не мог. Он глотал слезы, и боялся, что рыдания, которые он старался приглушить, вырвутся наружу.

По ее лицу так же скатывались, как горох, непрошеные слезы.

Он лежал жалкий, заросший, с измученным лицом и потухшими глазами.

Они смотрели друг на друга и все понимали. Слова им в этот момент были не нужны.


© Светлана САЛЮК


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!