Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Судите сами...

- А я друга себе нашёл. Настоящего. У него короткое имя - Уж!

- Какой ещё уж? - с ужасом воскликнула мать. - Живая змея?

- Живая! - радостно кивнул головой сынок. - Я его гладил, а он меня не боялся и не обзывался.


Это случилось в захудалом шахтёрском городке в первые годы "незалежности". Хоть и не было тогда ни войны, ни природных катаклизмов, но простой народ страдал из-за непростительных ошибок политиков.

Семья Поповых жила на окраине городка, в стареньком финском домике. Её называли неполной, поскольку отец Максимки и муж Татьяны погиб на шахте пять лет тому назад. Максимке исполнилось уже 12, он был высок и худ, с красивым и нежным личиком, на котором явственно прописались добродушие и отзывчивость. Но сверстники его сторонились, за спиной обзывая психом. В раннем детстве мальчик перенёс тяжёлую форму менингита, и болезнь оставила на его рассудке страшный отпечаток. От обычных пацанов его отличала заискивающая улыбка на тонких губах и речь нараспев. Мудрая и добрая учительница мальчика изо всех сил старалась примирить его с коллективом, но класс невзлюбил больного. И к нему прилипла обидная кличка "Максимчок-дурачок". Единственным человеком, который никогда не обижал и не унижал Максимку, была его мама, и мальчик любил её всем своим страстным сердцем маленького изгоя. Выслушивая жалобы сына, Татьяна вытирала шершавой рукой его слёзы и говорила:

- Успокойся, мой милый! Они ещё маленькие, а повзрослеют и поймут, что ты у меня самый лучший.

Говорить-то говорила, а у самой душа разрывалась от боли и тоски.

Любимым местом Максимки был старый заброшенный ставок. Здесь всегда было тихо и спокойно, ласково шумели камыши, а пучеглазые лягушки, высунув любопытные мордочки, о чём-то беззлобно сплетничали. Однажды мальчик увидел старого жирного ужа, свернувшегося толстым кольцом на прогретом на солнце камне. Любой испытал бы страх или омерзение, а Максимка подкрался к ужу и погладил его чешуйчатую кожу. Ползучая тварь подняла голову и грозно зашипела, но мальчик не испугался, и продолжал гладить. Тогда змея успокоилась и даже глазки зажмурила от удовольствия.

Вечером Максимка сообщил маме:

- А я друга себе нашёл. Настоящего. У него короткое имя - Уж!

- Какой ещё уж? - с ужасом воскликнула мать. - Живая змея?

- Живая! - радостно кивнул головой сынок. - Я его гладил, а он меня не боялся и не обзывался.


Жили они очень скромно. Татьяна работала на заводе, зарплату ей не платили, рассчитываясь по бартеру. Низкосортная мука, крупы, сахар, дешёвые консервы - вот и все продукты, которые они с сыном видели. Ни фруктов, ни шоколадных конфет, ни даже колбасы Максимка не ел. Был у них, правда, небольшой огородик. И хозяйка использовала каждый его сантиметр, чтоб запастись на зиму картошкой и овощами. Чувствуя себя единственным мужчиной в доме, Максимка во всем помогал матери, и огород копал, и пропалывал, и урожай в погреб таскал. Так бы они и жили, но неожиданно грянула беда. В городе закрыли шахту по причине её нерентабельности, и шахтёрская вдова перестала получать бесплатный уголь. За себя Татьяна не переживала, но очень боялась за сына. Ведь врачи предупредили - ему болеть нельзя, иначе могут возникнуть рецидивы. Максимка спал в шапке под толстым ватным одеялом, но это всё равно не могло согреть там, где вода замерзала в кружке. Однажды Татьяна проснулась от сладкого тепла, ощупала себя и поняла, что сверху байкового одеяла на ней лежит ватное. Она вскочила, как ошпаренная и подбежала к Максиму. Её маленький рыцарь скрутился калачиком и дрожал от холода.

Утром она поругала сынишку за самовольство и попросила подольше оставаться в школе. Там всё же теплей. Но он нахмурился и сказал, что вчера его опять обозвали дураком, хотя учительница поставила за ответ "четвёрку". И он туда больше не пойдёт. Пришлось брать мальца на работу.

Вечером полетели снежинки, такие нежные, ажурные, словно вырезанные из дорогого кружева. Но Татьяна не замечала их красоты. Её волновала мысль - как пережить грядущую зиму?

Вдруг из-за поворота вырулил старый знакомый Сергей, приятель покойного мужа. Чуть под хмельком, добродушный и весёлый, он искренне обрадовался Татьяне и кинулся её обнимать.

- Как ваши дела, как живёте?

- Замерзаем мы. Серёжа, - расплакалась Татьяна. - Я-то ничего, переживу, а вот Максимке нельзя остывать.

Сергей оглядел женщину - высокая, статная, пышные волосы заколоты на затылке. Красавица, да и только, вот только зубы слегка подкачали, видать выпадают от нищеты. Она всегда ему нравилась, и в юности, и когда дружил с её мужем. Может сейчас что выйдет, когда она в безвыходном положении?

- Слушай сюда, Танюш, - сказал Сергей ласково. - Я теперь на копанке работаю, угля хватает. Так что давай с тобой теплом по бартеру меняться. Я твою хату согрею, а ты ...меня!

Женщина опешила от такой откровенности. Что делать - сына спасать или хранить верность любимому мужу? А беззаботный Максимка бегал, пытаясь поймать красивого сизого голубя, и невдомёк ему было, что здоровую сильную птицу голыми руками не возьмёшь. А поймать её можно лишь тогда, когда она больная и слабая.

Немного помедлив, с великим трудом женщина выдавила из себя:

- Приходи, согрею.

И показалось ей, что в этот момент она собственными руками душу из себя вырвала.


Когда декабрьские сумерки сгустились, во дворе Поповых стукнула калитка. Хозяйка кинулась к двери - на пороге стоял Сергей, в руках его был увесистый мешок с углём. Кинув его у печи, мужик по-хозяйски обнял Татьяну и сразу полез к ней за пазуху. Ничего не понимающий Максимка испугался. А мама сказала, опустив глаза:

- Сынок, сходи погуляй во двор с Ветерком. Мне надо с дядей Серёжей поговорить.

Мальчик послушно вышел и отвязал Ветерка, весёлого рыжего пёсика, хвост которого был настолько пушист, что поднимал лёгкий ветер, когда вилял. Бегая с собачкой, мальчик развеселился, а когда вернулся домой, гостя уже не было, а ящик у печи ломился от кусков угля. В свете лампы антрацит отливал тусклым сказочным блеском.

С тех пор Сергей стал захаживать в дом два раза в неделю. Мальчик догадывался, что тепло в их доме связано с этим дядькой, но тем не менее чувствовал к нему неприязнь. Она усилилась, когда он стал свидетелем такой картины: прощаясь, Сергей чмокнул мать в щёку и сказал: "Ну пока, крыска моя!"

Татьяна нисколько не обиделась, а Максимку это сильно оскорбило. Он знал, как омерзительны и гадки эти крысы, разве мама на них похожа?

Татьяна понимала, что сын ненавидит Сергея, ревнуя её к нему. Но утешалась тем, что когда наступит тепло, сама прогонит "благодетеля".

Между тем наступил февраль, ветреный, сырой и промозглый. Максим слепил во дворе снежную бабу, ведра на голову не нашёл и приспособил вместо шляпы открытую консервную банку. Получилось смешно - эдакая озорница в кепке с козырьком. Вдруг распахнулась калитка и показался Сергей, волоча санки с огромным мешком угля. Странно, обычно он приходил в темноте, а тут явился средь бела дня. Скинув мешок со спины, Сергей протянул Маскимке настоящий "сникерс", угощение, которое в те времена приводило в трепет любого ребёнка. Но Максимка насупился и спрятал руки за спину.

- Да бери уж, кто тебя, дурачка, кроме меня пожалеет, - рассердился Сергей.

Максимка шумно засопел. Чертыхнувшись, Сергей кинул угощение на лавочку и зашёл в дом.

Обидное слово "дурачок" ударило Максимку по голове огромным раскалённым молотом. Он хотел ударить дядьку в спину кулачками, но они стали будто ватные.

Мать слышала этот разговор, и, снимая с гостя фуфайку, попросила:

- Не называй его больше так, Серёженька. Очень уж Максимка обижается.

- Подумаешь, - презрительно протянул Сергей. - Сопливое величество, ещё кочевряжится. Без меня давно бы замёрз!

Татьяна прикусила губу - как ни обидно, а правда!

Любовник опустился на кровать и неожиданно выдал:

- Я к тебе сегодня в последний раз. Вальке моей кто-то стукнул, что я здесь часто бываю, и она закатила скандал. Но без топлива ты не останешься. Я попросил Толика, моего напарника, он тебе подсобит с углём. Ну а ты его приголубь, я возражать не стану. Дальше всё было, как всегда, только в последний раз.

Несчастный Максимка, не помня себя, побрёл на ставок. Придя на пустынный берег, он жалобно позвал: "У-ужи-ик!"

Ребёнку казалось, что только он, его бессловесный друг, может его утешить. Но вокруг царило полное безмолвие - ни шелеста камыша, ни всплеска воды. А чуткий уж давно пребывал в зимней спячке, свернувшись где-то в глубокой норе. Максимка упал на снег и долго безутешно плакал, вздрагивая остренькими плечами.


Провожая любовника, Татьяна вышла на улицу и беспокойно оглядела двор. Максимки нигде не было. Его озорная снежная баба развалилась на куски, смятая тяжёлым мешком угля. Сергей вышел следом, сунул в рот сигарету и потянулся в карман за спичками. Но закурить не успел. Огромная, грязная, обледеневшая глыба, облепившая камень, на котором когда-то грелся уж, упала ему с крыши на голову. Не успев ничего понять, он рухнул на снег, окрасив его красными струйками. Вскрикнув от ужаса, Татьяна глянула вверх. На крыше стоял её сын в испачканной грязью куртке. Безобидного мальчика нельзя было узнать. Смертельно-бледный, дрожа всем телом, он смотрел на свою жертву безумными глазами.

Завыв от отчаянья, Татьяна поманила его к себе. Максимка спрыгнул с крыши, обнял мать и, стуча зубами, прошептал:

- Теперь он никогда не скажет, что ты крыска, а я дурачок.

А на лавочке раскисал от мокрого снега "Сникерс" с его толстым-толстым слоем шоколада, который, увы, никому не был нужным.


© Галина ПОНОМАРЁВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Обработка участка от клещей и комаров Центр Дезинфекции. | Срочно сайт авторемонт.