Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Просто одуванчик

"Помните. Десять лет назад. Троллейбусная остановка у Курского вокзала. Бабушка. Пирожки. Одуванчик", - заикаясь, пробубнил Семен. Бадаев нахмурил брови и встревожено спросил: "Вы не в себе? Что за околесицу вы несете?"


Просто одуванчик

Сема стоял на раскаленном от летнего солнца асфальте Курского вокзала. Подошвы туфель прилипали к нему, утопая, как в пластилине. Вокруг лениво сновали люди. В их потных и красных лицах читалось безразличие. Пахло пылью и гарью. Рядом женщина звонко вещала в мегафон, предлагая обзорную экскурсию по Москве. В свои двадцать лет Сема уже не раз проездом бывал в Москве, и был на такой экскурсии. Больше ему не хотелось. Да и до отхода поезда оставалось уже меньше часа.


Вдруг, как в сказке пробежал ветерок, и мимо прошла девушка. Он видел только спину и длинные стройные ноги в облегающей бледно-кремовой юбочке. Чуть поцокивая каблуками босоножек, она воздушной походкой двигалась мимо понурых прохожих, не сливаясь с их потоком. Светлые локоны чуть приподнимались ветром, поблёскивая на солнце.


Завороженный Сема машинально пошел вслед за удаляющимися ногами. Надо было как-то коротать время. Шествие за девушкой оживило Сему. Но вот ноги остановились у троллейбусной остановки. Сема растерялся. Одно дело курсировать недалеко от привычного вокзала, а другое ехать неведомо куда. Да и зачем? Подошел троллейбус. Открылись двери. Сзади он ощутил толчок, и вслед за ним раздался недовольный голос: "Заходи, наконец. Что стоишь?". Он обернулся: толстая, с распаренным от зноя лицом, женщина лет под шестьдесят, с обшарпанным чемоданом и большой квадратной корзиной. По инерции Сема зашел в троллейбус. Девушка стояла к нему спиной, держась за поручень. Тетка деловито обосновалась в углу, вольготно расставив возле себя чемодан и корзину.


"Надо сойти на следующей остановке, - подумал Сема, взгляд скользнул в корзину, - И что эта бабка притащила в Москву? Квашеной капусты?". Бабка бдительно замерла и вдруг закричала на весь троллейбус: "Люди добрые, ограбить хотят!!! Милиция!!! Водитель, вызовите милицию!!! Этот пройдоха с самого вокзала за мной шел!!!!". "Точно" - вдруг вспомнил "грабитель": " Когда я шел за девушкой, справа все время маячило это застиранное синее платье. Вот тебе и фокус-покус".


"Да я не за вами, а за девушкой шел!" - выпалил отчаянно Сема. Девушка обернулась. Нежные, невинно-очерченные губы, синь больших выразительных глаз, тонкие брови. А на щеке маленькая завораживающая родинка. Девушка сначала улыбнулась краешками губ, но затем обидчиво сузила их и нежным голоском осуждающе пропела: "Он даже к вам не походил! Зачем вы так бабушка?" Но женщина ее не слышала. Троллейбус резко взвизгнул. Раздался громкий мужской возглас: "Сюда!" Буквально сразу в салоне троллейбуса появились двое молоденьких, щуплых милиционеров. На погонах у них красовались лычки сержантов. У Семы ноги стали ватными, сердце заколотилось: "Вот влип, не за что и ни про что!" "Да он и близко не подходил!" - вновь вмешалась, защищая его, девушка. И вот уже все пятеро стояли на тротуаре, а троллейбус благополучно катил по своему маршруту.


"Что у вас пропало?" - вежливо осведомился один из стражей порядка. "Ничего" - охнула женщина и растерянно замерла. "Подождите!" - один из милиционеров, картавя, спросил Сему: "Может, вы разъясните, что произошло?". Чувствовалось, что он комплексовал из-за своего "р", поэтому говорил громко и строго. "Я шел за девушкой" - промямлил Сема. "Зачем?" - резко потребовал ответа милиционер. И тут девушка снова пришла на помощь: "Познакомиться он хотел". Милиционеры заулыбались.


"Что это на меня нашло" - уже взялась оправдываться бабушка: "Вы извините. К сыночку с внучком приехала. Пирожки везу. Давайте я и вас угощу!". Приоткрыв корзину, она раздала пирожки с коричнево-золотистой корочкой. Молодежь с удовольствием стала поедать бабкину стряпню. "Ох, - всполошилась женщина, - А следующая остановка где?" "Еще метров пятьсот будет", - задорно хмыкнул милиционер. И вся компания с бабкиным грузом двинулась по тротуару в сторону остановки.


Вот и остановка. Молодые милиционеры посадили бабушку и ушли, а Сема с Олей (так звали девушку) растерянно умолкли, глядя друг на друга. "Одуванчик!" - воскликнула Оля, будто обнаружила клад. И в самом деле - на мостовой вопреки всему как-то вырос белый, пушистый одуванчик. Они склонились над ним. "А вы не замечали, что каждая тычинка одуванчика - это раскрытая в приветствии ладошка, как символ открытого сердца, - вдохновлено, воскликнула Оля, - Одуванчик символизирует чистоту и любовь".


Оказалось, девушка учится на первом курсе театрального училища. А Сема только мечтает там учиться. Для солидности он уверенно соврал: "На следующий год обязательно буду поступать в Москве". До отхода поезда осталось меньше получаса, и, взявшись за руки, они бросились перебегать проезжую часть дороги. Троллейбус подошел неожиданно быстро и озабоченный Семен вскочил в него, позабыв спросить номер ее телефона.


Прошло десять лет.


Семен Александрович (так ему нравилось себя называть) отдыхал в закрытом клубе в кругу модных друзей. В этом вальяжном, импозантном мужчине трудно было узнать прежнего Сему.

Центральный канал транслировал многосерийный фильм с Семой в главной роли. Сериал пользовался успехом, Сему всюду узнавали, он обзавелся поклонницами и выгодными предложениями.


Вот и в этой тусовке каждый хотел поздравить его с успехом. А Семен с наслаждением фланировал от одной обособленной стайки к другой. В одном кругу анекдот, в другом - философское изречение, в третьем - вранье про политику… Немного подустав, Сема решил пропустить рюмку коньяка и вдруг заметил незнакомку. Она чем-то выделялась. "А кто это?" - кивнув в сторону женщины, спросил актер у стоящей рядом журналистки. "Актриса. Ничего особенного. Играет второстепенные роли", - равнодушно ответила журналистка. Но Сема не мог успокоиться: "Все-таки где-то я ее видел".


"Разрешите представиться?" - галантно спросил он. Незнакомка простодушно улыбнулась и пропела: "Вы в представлениях не нуждаетесь!". Он всмотрелся в ее лицо. Нежные, невинно-очерченные губы, синь выразительных глаз, тонкие брови. А на щеке завораживающая родинка.

"А мы ведь раньше встречались!" - уже без маски притворства, радостно воскликнул он: "Помните? Бабушка с пирожками. Милиционеры". В ее глазах он увидел сначала замешательство, затем - недоумение. "Ошибся", - растерянно выдохнул Семен. Тут к нему подошел известный модельер и увлек в свой круг.


Словно его взяли и лишили мечты. Ведь он благодаря Оле через год таки поехал в Москву и совершил невозможное: поступил в Щукинское. И первое время честно пытался ее найти, но закрутила жизнь и прошлое отдалилось. Настроение окончательно испортилось и он налег на спиртное.


"Все к лучшему, - думал захмелевший актер, - Эта Оля всего лишь малозначительный эпизод, а у меня все в ажуре. Популярно, бабло и порядок в личной жизни. С Катькой удобно. Детей нет. Близких друзей тоже. И это хорошо - ничего не мешает карьере". Опьяневший Семен решил ехать домой. Шатаясь, как маятник, при выходе из клуба он снова увидел ту, похожую на Олю. Она стояла на ступеньках. Вдруг встрепенулась, подошла и взволнованно заговорила: "Я вспомнила, Сема". Но популярный актер, величественно взмахнув рукой, двинулся к своей машине. Потом обернулся и пьяно пробуровил: "Чур, не я! Вы ошиблись, милая. Домой!". "Все равно я вам оставлю свой телефон!" - выпалила Оля. И сунула ему в карман клочок.


Сначала он ехал осторожно, но пьяная удаль взяла свое, и он стал давить на газ. Уже свернул с Садового, когда его остановила патрульная машина ГИБДД. "Влип", - равнодушно подумал Сема.

"Старший сержант ГИБДД Бадаев" - картавя, представился худосочный мужчина семиных лет.

Чувствовалось, что он комплексовал из-за своего недостатка и поэтому говорил строго.

"Такого не бывает! У меня уже глюки!" - встрепенулся Семен. А Бадаев сурово чеканил: "Превысили скорость. Пьяный за рулем. Будем составлять протокол, и лишать вас водительских прав". "А я вас помню!" - выпалил нарушитель. Милиционер напряженно замер и вопросительно уставился на пьяного. "Помните. Десять лет назад. Троллейбусная остановка у Курского вокзала. Бабушка. Пирожки. Одуванчик", - заикаясь, пробубнил Семен. Бадаев нахмурил брови и встревожено спросил: "Вы не в себе? Что за околесицу несете?"


"Чудес не бывает. Да и мало ли картавящих милиционеров. Надо выкручиваться", - решил Семен и торжественно выдал: "А вы меня разве не узнаете? Марков! Играю главную роль в сериале "Банда". "Я сериалов не смотрю", - казенным голосом ответил Бадаев, но согласился принять несколько долларовых купюр. "Будьте осторррожны. Не забывайте, что вы пьяны", - напутствовал Семена инспектор. Несомненно - тот самый, старый знакомый.


Семен лихорадочно рылся в карманах, пока не нашел бумажку. Рядом с цифрами Оля нарисовала одуванчик. Каждая тычинка - это раскрытая в приветствии ладошка, как символ открытого сердца - счастливо вспомнил Сема.


© Сергей ПЕТРОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!