Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Стакан воды

...Так вот чем объясняется ее приезд и решение остановиться у Климовых на даче!


Телеграмма была неожиданной: "Соскучилась встречай субботу семнадцатого поезд два остановлюсь даче климовых целую Наташа". Прошло всего дня три-четыре, как Виктор получил письмо из дому, и там ни слова не говорилось о возможном приезде жены. Обычное перечисление домашних проблем, жалобы на проказы детей, несколько заказов на покупки. И вдруг - встречай, приезжаю!

- Узнаю дорогую супружницу, - проворчал Виктор, констатируя, как внутри всколыхнулось неопределенное, смахивающее на досаду чувство. - У нее всегда неожиданные решения, и чего это она собралась остановиться на даче у Климовых?

Его месячная командировка подходила к концу, и он уже подумывал о билете на обратную дорогу, присматривая подарки детям. Теперь же планы менялись. Надо было ехать в Салтыковку к Климовым, чтобы обо всем договориться, встречать жену и таскаться с ней по московским магазинам.

С Климовым Виктор работал в одном НИИ ВВС на Нижней Волге и был формально даже подчинен ему, так как Климов числился ведущим специалистом. Борис был немного старше Виктора, они не были друзьями, но отношения поддерживали приятельские. Несколько раз Борис приглашал на рыбалку, на праздники иногда собирались семьями. Если встречались у Климовых, центром внимания была его жена. На восемь лет младше мужа, маленькая, подвижная, с черными глазами и длинными смоляными волосами она смахивала на цыганку и эту схожесть подчеркивало редкое нынче имя Аза. Она немного играла на пианино, а у Виктора был не сильный, но приятый голос, и их импровизированны дуэт задавал тон в застольном хоре.

...Борис и Аза познакомились на вечере в клубе академии имени Н.Е. Жуковского. Он был уже на четвертом курсе, а она училась в десятом классе. Как-то выпив лишнего, Борис похвастал, что служа в Венгрии, он был почти женат - любовь с местной красавицей закончилась рождением сына. Но командование не разрешило жениться на иностранке, и он вырвал Илонку из сердца. Теперь пустующее место заняла черноокая Аза. Они поженились после окончания девушкой школы, а через год, когда родилась дочурка Ниночка, Климова отправили служить в Астраханскую область. Здесь, в военном городке, Аза организовала нечто вроде литературного кружка, члены которого готовили доклады, читали стихи и слушали пластинки с классической и эстрадной музыкой. Борис сначала снисходительно смотрел на затеи своей юной жены, а потом спустил с лестницы какого-то не в меру настырного активиста, и кружок приказал долго жить. Правда, рассказывать об этом он не любил. А через три года в этот же городок приехал Виктор с семьей. Его отношения с Наташей складывались по-другому. Они стали встречаться после восьмого класса, невинные романтичные дети, для которых случайное прикосновение значило больше всяких слов. Робкий Виктор долго не решался сказать о главном, ведь Наташа была для него неземным существом. Хрупкая, стройная, с легкой походкой, плавными движениями, чистым мягким голосом и застенчивым взглядом , она заполняла собой всю вселенную. Поцеловать любимую Виктор решился только после первого курса, а поженились они после третьего. Причем объяснился он собственными стихами, несколько неуклюжими, но бесконечно искренними. Теперь у них были Танечка и Сережка, Наташа с годами только расцвела, но восторженность в отношениях заметно заземлилась. Далеко не все в этой женщине казалось теперь Виктору безукоризненным. Продолжая любить по инерции Наташу, он тем не менее чувствовал, что идеализированный образ трансформируется, а отношения становятся будничными, как у всех. И вдруг это решение нагрянуть внезапно и почти исчезнувшее из употребления слово "соскучилась".

В пятницу, решив пораньше все дела на предприятии, куда приехал в командировку, с бутылкой вина и парой шоколадок в портфеле Виктор отправился на Курский вокзал и часам к пяти вечера был на платформе станции Салтыковская.. Купил у бабушки цветы и углубился в одну из уютных, почти сельских улочек поселка. Она не была заасфальтирована, а вдоль забора тянулись заросшие травой канавы, рядом с которыми торчали деревянные замшелые снизу столбы с провисшими проводами и редкими фонарями. Дача Климовых - полдома с давно не крашеной крышей - была куплена родителями жены Бориса еще до войны. Но овдовевшая теща редко приезжала сюда из Москвы. Вот и в этот вечер в доме была только Аза с дочкой. Увидев Виктора, она удивилась, поэтому вместе с цветами он сразу протянул телеграмму.

- Незваный гость хуже Татарина, но меня поставили перед фактом.

- Не переживай, - успокоила Аза. - Места у нас хватает. Проходи, я тебя покормлю.

Пока Виктор рассказывал о своих делах, Аза чистила картошку, что-то резала и жарила. Ужинали с вином, болтали о пустяках и детях, потом хозяйка показала комнаты: тут разместим твою Наташу, а тебя я сегодня постелю в большой комнате на диване, чего ты поедешь на ночь глядя в Москву? Виктор не стал возражать, ему порядком надоела гостиница. Хозяйка занялась постелями, потом укладывала дочку, а он вышел подышать на крыльцо.

- Ну все, иди ложись, - позвала она.

- Вот тебе стакан воды, если захочешь пить.

После хлопотного дня и выпитого вина лежать на диване было просто блаженством. Сквозь растекающуюся по всему телу дрему Виктор начал было различать стрекот сверчка и отдаленный шум проходящей мимо электрички, но вскоре провалился в глубокий сон. Сколько он спал неизвестно. И вдруг появилось и стало доминировать настойчивое ощущение: на его тело накатывалась волна живого тепла. Еше не проснувшись, Виктор почувствовал у своего лица чье-то жаркое дыхание, а потом его губ коснулись другие губы. Ответная волна закипающей крови обдала его от кончиков пальцев до макушки головы. А жадные губы теперь целовали его щеки, глаза, шею, руки ласкали грудь, и маленькое тело, чуть подрагивая, требовательно впивалось в его. И при этом ни звука, ни слова, ни стона. Не в силах противиться, он прижал к себе нагую страстную соблазнительницу и целиком отдался блаженству, успев подумать - как она здесь оказалась?

Потом они лежали обессиленные рядом, переплетя пальцы рук и не чувствуя невесомых тел. Говорить не хотелось, да и зачем нужны были слова? Рука Виктора безотчетно скользила по ее волосам, лбу, щекам, губам. Губы шевельнулись, ответив легким поцелуем. Грудь равномерно вздымалась. Живот безмятежно принял поглаживание, но когда рука опустилась ниже, по телу прокатилась дрожь. Виктора снова подхватила могучая волна желания, и губы их жадно встретились...

- Милый, какой ты пылкий... - прошептала она, и это были первые слова.

- А ты безумно сладкая, - ответил он.

Аза выскользнула из-под одеяла, поцеловала в темноте наугад, попав в краешек рта и исчезла за дверью. А Виктор нащупал стакан воды и выпил его залпом с наслаждением.

- А ведь я изменил жене, - подумал он и провалился в сон.

Проснулся Виктор, когда уже было светло.

- Как спалось? - спросила приветливо Аза, спокойно и приветливо равнодушно, словно ночью ничего не случилось.

И за завтраком, и во время утренней уборки она вела себя как вчера, когда он только приехал.

- Так может мне все приснилось? - с недоумением подумал Виктор. Но темные круги под глазами хозяйки говорили об обратном.

- Ну и хорошо, - подумал он, - Так даже проще, сегодня же приезжает Наташа.

Договорились, что встречать он поедет один, а она приготовит торжественный обед. Поезд пришел точно по расписанию в четырнадцать тридцать пять. Не зная, в каком вагоне Наташа, Виктор решил ждать ее а начале платформы. Но тут к своему изумлению первым увидел Бориса, который выделялся в толпе прибывших своей мощной фигурой, а рядом свою Наташу. Подлетел возбужденный, обнял жену, поздоровался с приятелем, а тот, упреждая вопрос, пояснил:

- Я в командировку. Заодно предложил и твоей боевой подруге съездить к тебе на свидание.

И в метро, и на платформе в ожидании электрички они говорили о малозначащих для Виктора вещах, в то время как его волновало другое - заметит ли жена его измену, почувствует ли?

С Курского вокзала ехали той же электричкой, которой Виктор вчера добирался в Салтыковку. Подумалось - что это? Совпадение или новый виток судьбы, начатый с той же точки отсчета? Наташа оживлено болтала и посматривала в окно.

- Глядишь, ничего не заметит, - думал Виктор. - А вот для Азы будет большим сюрпризом явление Бориса.

Но Аза почти не удивилась, и встретила прибывших с радостным лицом. Они обнялись с Наташей, обменялись комплиментами, и хозяйка отвела ее в предназначенную для нее комнату. За столом во время тостов и разговоров Виктор продолжал усилено себя контролировать. Наташа выглядела уставшей и украдкой позевывала. Борис напротив был оживлен и заставлял женщин пить до дна. Только Аза была спокойна и естественна. В ее прекрасных глазах не было ни тревоги, ни озабоченности, ни какой-либо многозначительности, когда Виктор сталкивался с нею взглядом. Было уже около одиннадцати, когда хозяйка предложила чай, потом женщины убирали со стола, а мужчины вышли в сад покурить. Природа уже спала. Небо нежным пологом накрыло землю, Луны не было, звезды осторожно перемигивались, а легкий ветерок шевелил невидимые в темноте листья. Пожелав друг другу покойной ночи, обе супружеские пары разошлись по комнатам.

Наташа в постели сразу придвинулась к Виктору, и они, как обычно, занялись любовью - спокойные ласки, неторопливое удовольствие.

Все было знакомо до мелочей, все хорошо и правильно. А мозг Виктора подло сравнивал ощущения с теми, что испытал предыдущей ночью.

Интересно, а она, Аза, вспоминает сейчас его?

И после все было, как всегда. Наташа поворочалась и стала засыпать, а Виктор лежал на спине с открытыми глазами. В теле была истома, а в голове смятение. Две такие разные ночи! И угодно же было Богу, чтобы они следовали одна за другой. Сколько переживаний и чувств оказались так сжаты во времени! Вот лежит рядом с ним жена, его первая и пока единственная любовь, а нет в душе тепла, только смутное чувство вины. Что же будет дальше, и кто для него та, лежащая с мужем в другой комнате?

Наташа зашевелилась, повернулась к нему спиной, свежий воздух затек в образовавшееся между ними пространство. Виктор тоже повернулся но бок, но левую руку некуда было пристроить. Он придвинулся к жене и обнял ее свободной рукой. Наташа зашевелилась и пробормотала:

- Боречка, я устала, я не хочу больше.

Виктора словно кипятком обожгло. Боречка? Она всегда обращалась к Климову "Борис". Да и с ним она не миндальничала, в лучшем случае называя Витей. Так вот чем объясняется ее приезд и решение остановиться у Климовых на даче! Виктор отдернул руку, сердце стучало так, что его стало слышно в висках. Был порыв разбудить ее, заставить все рассказать. Но имеет ли он на это моральное право? А Наташа спокойно спала, иногда вздрагивая, наверное, ей что-то снилось. Виктор уснул под утро и проснулся позже всех с тяжелой головой и отвратительным настроением. Наташа была где-то во дворе. Он водил по щекам электробритвой и с неприязнью смотрел на свое отражение. Вдруг в комнату вошла Аза. Вид у нее был потерянным, похоже, что и для нее ночь с супругом выдалась непростой. Она подошла очень близко и неожиданно спросила:

- Ты меня любишь?

Ошарашенный таким поворотом, Виктор пробормотал:

- Я уже ничего не знаю - ни кого любить, ни что всё это такое!


© N.


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!