Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Тонкая свечка любви

Это была настоящая чертовщина, происки сатаны, который не выносит чужого счастья. А иначе почему влюбленный парень за две минуты до встречи с невестой "клюнул" на не нужную ему девицу?


Какой же тогда был день - пятница или суббота? Какими пахло цветами с круглой клумбы у кинотеатра? Флоксами? Душистым табаком или анютиными глазками? При свете фонарей у распахнутых в фойе дверей толпилась возбужденная молодежь, повизгивали девчонки, покуривали парни, и вдруг я увидел ее. Стройная, гибкая, кареглазая, с двумя тяжелыми косами и нежным лицом, она была похожа на лилию или хрупкий подснежник. Мы встретились глазами, и земля ушла из-под ног, а внутри будто вспыхнуло солнце. Кажется, я улыбнулся. Кажется, улыбнулась она... Но сзади нажали, и густая масса народа, хлынув в двери, проглотила это сокровище. Каково же было мое изумление, как велика радость, когда через минуту, уже устроившись в кресле, я снова увидел ее, и оказалось, что эту встречу нам подарила сама судьба - Наташино место было рядом со мной! За окном стоял дивный май, такой же бело-розовый, как сейчас. Только шел другой век, и была другая страна, которой уже нет на карте. Еще и не пахло страшной войной, еще беззаветно верили Сталину и взахлеб гордились своей родиной, а впереди лежала большая и, конечно, счастливая жизнь. А какой она еще может быть в стране, где все для народа? Шел 1935-й год.

Наташа пришла в кино с подругой Ниной, и после фильма мы пошли ее провожать. А потом я остался с Наташей наедине, и мы, не заметив времени, два часа простояли под домом, говоря о разных пустяках, и никак не могли наговориться. Утром я проснулся самым счастливым на земле человеком, моя грудь была наполнена высоким смыслом жизни, и звали его Наташа. Надо сказать, что, несмотря на определенную возвышенность дум и утонченность чувств, я не был пай-мальчиком и к девушкам относился снисходительно потребительски. К тому же в нашем маленьком городке я был достаточно знаменит, играя главные роли в народном театре, который создал и возглавил настоящий мхатовский актер. По состоянию здоровья он оставил и Москву и театр и теперь преподавал в местном педучилище, радуя народ пьесами Островского, Горького и Корнейчука. Девчонки липли ко мне, приглашали в гости и все, как одна, казались мне достаточно примитивными существами. Но Наташа перевернула мне сердце. Она была не просто красива, но и умна, начитана, возвышена. Это была близкая, родственная душа, которая воплотила в себе все лучшее, что дала мне природа. Нам нравились одни книги и фильмы, нас трогала одна и та же музыка, сколько стихов мы друг другу перечитали!

Однажды Наташа сказала, что со мной хотят познакомиться ее родители. Я надел костюм, купил цветы, коробку конфет и бутылку дорогого вина и пошел знакомиться. Во дворе меня встретила взволнованная Наташа. Я вошел в дом и сказал: "Здравствуйте, люди добрые!"

- А почему вы считаете, что мы добрые? - спросила Наташина мама.

- Потому, что у такой изумительной девушки родители не могут быть иными.

Знакомство состоялось, и я стал официальным женихом любимой. Отец Наташи был инженером, мама - учительницей русского языка и литературы. Был еще брат Алеша, 13-ти лет, все милые, приятные люди. Я тоже познакомил Наташу с родителями, и она им очень понравилась и красотой и скромным поведением. "Надо же, как тебе повезло!" - радовался отец. "При такой-то внешности и такая скромность!" - восхищалась мама. Однажды после спектакля Наташа спросила меня - ты хочешь стать артистом?

- Нет, экономистом, - ответил я, - я ведь учусь заочно в Московском финансово-экономическом институте.

- Слава Богу, - улыбнулась Наташа, а то мама считает артистов ненадежными в любви.

Прошло три месяца, и мы решили пожениться. Серьезных возражений не последовало, но родители предложили нам потерпеть пару месяцев, пока они будут готовиться к свадьбе. Я, помню, очень огорчился и, трепеща от страсти, предложил Наталочке пожениться пока тайно, на что она сильно обиделась. Моя дорогая невеста была целомудренной девушкой, цельной натурой.

- Но я же люблю тебя, и мы все равно будем вместе, - пытался уговаривать я. Но Наташа лишь строго посмотрела мне в глаза и сказала:

- Я тоже тебя люблю. Но знай, что если ты мне когда-нибудь изменишь, то я простить не смогу.

- Да кто с тобой может сравниться? - воскликнул я. Воскликнул искренне и твердо, не подозревая, что судьба-злодейка уже заготовила мне страшный капкан.

Однажды я взял билеты в кино и поджидал Наташу с подругой. Они были совсем уже близко, через пол минутки мы бы встретились, но меня вдруг подхватила под руку Зойка, девица легкого поведения, с которой года полтора назад я оказался после пирушки в одной постели. С тех пор я ее не видел, говорили, что она куда-то уехала, и вот вернулась на мою беду! Что со мной случилось, я до сих пор не могу понять, какой-то демон лишил меня разума и памяти, и я, как телок, поплелся за Зойкой. А Наташа и Нина, как оказалось, за нами. Только зашли мы в квартиру одноэтажного домика, как в окошко постучали. В этот момент меня будто разбудили от страшного сна. Я выскочил из квартиры и увидел Наташу. На ней не было лица, но я не смог промолвить ни слова. "Прощай навсегда!" - сказала Наташа сквозь рыданья и побежала прочь. С трудом переставляя ноги, я доплелся домой и сел писать покаянное письмо своей любимой. Утром я попросил Нину, чтобы она вызвала Наташу. Она вышла, но вид у не был, как после тяжелой болезни.

- Прости меня, Наталочка, - прошептал я, - возьми письмо, там все сказано!

Письмо она взяла, но тихим, неживым каким-то голосом, прошептала:

- Как ты мог? Я тебя не прощу!

Трудно представить, как я смог пережить эту катастрофу. Мучительно страдая, я несколько месяцев не выходил из квартиры, потерял аппетит, похудел и подурнел. Жизнь потеряла всякий смысл, и только жалость к родителям остановила меня от мысли покончить с собой. Примерно через год я сделал новую попытку вернуть любимую, но вместо Наташи меня встретил на пороге ее дядя. Он сказал, что Наташа уехала из города и приказал забыть ее имя.

Душевные страдания страшней физических, они высушивают человека, против них не существует обезболивающего. И только время, наш главный доктор, способно избавить от мук. Шли годы, в 1940-м году меня призвали в армию и направили в Туркмению. А в начале Отечественной войны наша дивизия по приказу правительства вступила в Иран, чтобы помешать фашистам захватить Баку с нефтяными промыслами. Служил я в самом Тегеране. В 1943-м году был направлен командованием на учебу в военное училище, и уже там получил письмо от кого бы вы думали... от самой Наташеньки! Оно и обрадовало меня и огорчило. Вот, что поведала моя любимая:

"Получила письмо от Нины, где она кается в том, все это время поддерживала с тобой письменную связь и даже ездила к тебе в Ташкент объясняться в любви, но ты ответил, что продолжаешь любить меня. Нина просила у меня прощения, но я не смогла ей ответить. Ведь в тот злополучный день, когда мы увидели, как на тебе повисла эта Зойка, я хотела тебя окликнуть, но Нина закрыла мне рот ладонью. Она сказала - не подходи, посмотрим, что он будет делать. Она и потом уговаривала меня не прощать тебя, хотя сердце мое тебя простило. Какой же я была глупой, что послушала эту самую верную свою подружку! Мне трудно поверить, что после восьми лет нашей разлуки ты сохранил любовь ко мне. Но я чувствую, родной мой, что это так, и теперь сама прошу у тебя прощения. Сразу после нашей ссоры я уехала в Алтайский край, где жила моя тетя. Поступила в пединститут, в 40-м закончила. Стала учительницей, как мама, русского языка и литературы, вышла замуж, но счастья не обрела. Муж был жутко ревнив, часто выпивал. Когда началась война, его призвали, и он был убит в бою под Москвой. Я решила тоже идти на фронт, закончила курсы радисток и уже получила направление. А теперь предложение - поскольку мы оба продолжаем любить друг друга, давай после войны поженимся и будем жить долго-долго!"

Я ответил Наташе счастливым влюбленным письмом и сказал, что с нетерпением жду нашей встречи. Но не долго летал я на крыльях. Следующее письмо было ошеломляющим ударом в самое сердце: медсестра медсанбата написала мне, что Наташа была ранена и погибла. Перед смертью она рассказала ей обо мне и попросила передать, что любит меня по-прежнему и умирает с именем моим на губах...

С войны я вернулся с выжженной степью в груди. Пошел работать, на девушек не смотрел. Но время сделало свое дело - я женился на тихой скромной женщине, работающей на химкобинате. Она оказалась верной и заботливой женой, родила мне дочку и сына. Я уважал ее, ценил и никогда не изменял ей. Когда мы еще только познакомились, я рассказал ей о Наташе и о своей большой безутешной любви, и моя жена восприняла это спокойно. Не возражала она и против того, что я храню Наташину фотографию и ее письмо. Ведь глупо ревновать человека к прошлому, а тем более сводить счеты с погибшей. Но однажды к жене пришла в гости подружка и посоветовала все это сжечь. Эта подружка, как и Нина когда-то, тоже делала попытку отбить меня, но я ее поставил на место. Несколько лет тому назад моя жена покинула этот мир, ревновать меня больше некому. И я до сих пор вспоминаю с нежностью и болью те юные годы и свою единственную пламенную любовь. Прошлое нам не подвластно, то время ушло навсегда, но в сердце моем Наташа жива и все так же прекрасна. Как тоненькая, но неугасимая свечка согревает мое одиночество...


© Историю Сергея Ивановича Нестеренко записала Ксения МИХАЙЛОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!