Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Любовь по рецепту

Чтобы полюбить, бывает достаточно мгновения


Земля качалась, так и норовя выпрыгнуть из-под ног, воздух, насыщенный сладкими майскими ароматами, пьянил и без того запутавшееся сознание. В какой-то момент Лане показалось, что еще чуть-чуть, и она не сможет удержать равновесие. Положение спасла вовремя подвернувшаяся лавочка. Опустившись на скрипучее сидение, она смущенно покачала головой: это же надо разволноваться до такой степени. За двадцать лет жизни Лана еще никогда не испытывала подобного. В любой ситуации знала, что делать, как поступать, сейчас же словно плавала в невесомости: все попытки собрать мысли приводили к головокружению.

- Нет, надо кончать с этими глупостями, - она решительно встала, тряхнув головой, но тут же вновь опустилась на скамейку: набитые ватой ноги не хотели двигаться.

Борьба с "глупостями" продолжалась около часа. Потом она заставила себя не думать, быстро добралась до дома, поднялась на лифте на родной девятый этаж и... тут опять все пошло по кругу: сердце заметалось в груди, пальцы стали подрагивать, мысли сбились в беспорядочный хоровод. После тщетных попыток попасть ключом в замочную скважину, Лана нажала кнопку звонка.

- Ланочка, где ты так долго была? - за открывшейся дверью показалось испуганное лицо матери.

Ничего не ответив, девушка заспешила на кухню, достала из аптечки валерьянки и накапав в стакан почти треть пузырька, жадно выпила снадобье.

- Да что же случилось, на тебе лица нет! - всплеснула руками мать. - Ушла рано утром, сейчас уже полдень. Ну говори же скорей.

Капли подействовали быстро: дрожь в руках унялась, сердце стало биться ровнее, но вот сумбур в голове униматься не хотел.

- Я была в поликлинике, - наконец выдохнула Лана.

- И что же, тебе поставили плохой диагноз?

- Нет у меня никакого диагноза, - покачала головой дочь.

- Как это нет диагноза? Где же ты была?

- На приеме у врача.

- У Подталовой?

- Подталова перешла в педиатрию.

- Тогда у кого ты была?

- У Подталова... подожди мам, я сейчас.

Лана поднялась с табуретки, прошла в свою комнату, сняла жакет и с удовольствием стянула водолазку - узкое горлышко неприятно сжимало шею. Переодевшись в халат, вернулась на кухню, где вконец измученная недомолвками мать нервно меряла пол шагами.

- Ну не мучь ты меня, объясни, что стряслось?

Лана вздохнула: как объяснить то, в чем еще сама не успела разобраться? Тем не менее, она стала рассказывать по порядку.

Лана не любила больниц. Поэтому довольно долго игнорировала просьбы матери сходить к врачу: ну, подумаешь, бессонница, голова иногда кружится, в груди покалывает - а как еще может чувствовать себя студентка перед экзаменами? Однако недомогание, вскоре принявшее хронический характер. Выкроив посреди недели день, наименее загруженный лекциями, Лана с утра пораньше отправилась в поликлинику. Вопреки ожиданиям, очереди перед кабинетом известной на весь район Подталовой не было. Тихонько постучавшись, девушка толкнула дверь и вошла.

Сидевший за столиком мужчина был молод, красив и обаятелен. Этих трех важных факторов оказалось достаточно, чтобы Лана смутилась и сделала шаг назад:

- Простите, я наверное ошиблась дверью.

- Если вы хотели попасть к Подталовой, она перешла в педиатрию. Вместо нее теперь работаю я. Могу чем-то помочь? - большие темно-карие глаза дружелюбно улыбнулись.

Отступать было глупо, поэтому девушка опустилась на стул и принялась обстоятельно рассказывать историю жалоб. Врач внимательно слушал, время от времени кивал головой, задавал вопросы. Все шло совершенно нормально до тех пор, пока он не попросил раздеться для осмотра. Вот тут Лану переклинило. Она поняла, что не сможет расстегнуть ни единой пуговицы на жакете. Если бы врач был постарше, имел лысину, носил очки или просто, не был красив, никаких проблем не возникло бы. Однако... "Наверное он считает меня круглой дурой", - с ужасом подумала Лана и поднялась со стула: стыд, злоба на саму себя и страх, в буквальном смысле слова, выталкивали из кабинета.

- Подождите, не уходите, - молодой человек ободряюще улыбнулся и снял трубку стоящего на столе телефона. - Думаю, мы сможем решить эту проблему.

Позвонил врач не куда-нибудь, а в педиатрию, к Подталовой.

- Мам, зайди, пожалуйста на минутку. Тут у меня девушка, очень славная и стеснительная, надо бы осмотреть.

Слово "мама" окончательно сбило Лану с толку - "подшучивает он, что ли?" - и лишь когда, пять минут спустя в кабинет зашла врач, девушка поняла, что парень говорил правду. В их лицах было много схожести, но глаза были совершенно одинаковые - огромные, словно растопленный шоколад, с вкраплениями золотых искорок.

Пригласив девушку за ширму, Подталова осмотрела ее, прослушала и расспросила.

- Обычное переутомление, хотя, впрочем, не помешает поддержать сердце, - врач тепло улыбнулась и добавила. - Вы очень милая девушка.

Потом Подталова ушла, шепнув напоследок несколько слов сыну. Одевшись, Лана вышла из-за ширмы, смущенная и еще больше похорошевшая от разгоревшегося на щечках румянца. Присев на стул, она послушно выслушала советы доктора о том, как нужно укреплять здоровье, подождала, пока он выпишет рецепт.

- Вот, самое лучшее лекарство, - мужчина протянул поднявшейся со стула девушке исписанный мелким почерком листочек и улыбнулся. - Желаю всего самого доброго. До свидания.

Это бархатное "До Свидания" преследовало Лану всю дорогу. Вернее половину дороги, потому что именно пройдя такой отрезок, она вспомнила про рецепт, который, не читая, сунула в карман жакета.

"Вот растяпа! Надо было посмотреть сразу в кабинете и все уточнить: врачи обычно пишут так неразборчиво". Лана достала сложенный вдвое листочек и быстро пробежала строчку за строчкой. Вопреки опасениям, написано было разборчиво и аккуратно...

...Лана замолчала, чем спровоцировала мать:

- Раз прописали лекарства, значит все не так хорошо, как кажется. Ох уж эти врачи, вечно они чего-то не договаривают!

Улыбнувшись одними уголками губ, Лана прошла в свою комнату и вытащила из кармана жакета листок.

- Вот, мам, читай.

- Так-так... - мать заскользила взглядом вдоль строчек, обо что-то споткнулась, перечитала.

- Что-о? Со свидетелями и родителями... десять ноль-ноль... приехать... дворец бракосочетаний... Возражения не принимаются. Врач Подталов.

Она с удивлением заглянула в глаза дочери, потом перечитала рецепт, словно не веря написанному, снова встретилась взглядом с Ланой и отчаянно всплеснула ладонями.

- Все понятно, ты давно влюбилась, молчала, скрывала, а теперь, наверное, беременна!

- Мамочка, я его первый раз вижу!

Мать еще раз взглянула в голубые глаза Ланы - никогда не лгавшие раньше, они и сейчас были чисты, как лесное озеро.

- Но как же, это невозможно. Так не бывает!

...Лана тоже считала, что не бывает. Тогда что значат эти аккуратные строчки? Жестокая шутка - возможно, но ей почему-то казалось, что все иначе.

- Как бы то ни было, замуж выходить я не собираюсь. Поэтому сегодня же отнесу этот рецепт обратно.

Однако в тот день у Ланы не хватило мужества снова идти в больницу. А на следующее утро, уже перед уходом дочери в институт, мать предложила:

- Хочешь, я позвоню в поликлинику и объяснюсь с ним?

- Да, мамочка, - Лана благодарно посмотрела на мать. - Скажи, Лана не сбирается выходить замуж. Пока.

...Так как телефона в их квартире не было, мать отправилась на почтовое отделение. Набрала справочную, узнала номер регистратуры поликлиники. Но там ответили, что Подталова в поликлинике нет: взял отгулы за апрель и будет только через неделю.

Вернувшаяся после занятий Лана выслушала мать и спокойно сказала:

- Все правильно, не надо увиливать от ответственности. Я сама поговорю с ним.

В назначенный день, в начале десятого, когда Лана начала собираться, подошла мать и тихонько шепнула:

- Хочешь, я пойду с тобой?

- Спасибо, мам, но я сама справлюсь. К тому же, мне кажется, что он не придет.

...Лана увидела его сразу: высокий, красивый, он стоял недалеко от парадного входа и держал в руках длинную розу. "Так это не розыгрыш?"

- Привет. А почему без родителей? Я ведь написал: возражения не принимаются, - глаза светились лаской, на губах играла улыбка.

- Но ведь так не бывает? Это нелогично, невозможно, неправильно, - пыталась возразить Лана. - Мы виделись только полчаса. Я не верю...

- А ты поверь. Полчаса - целая вечность. Мне же, чтобы полюбить тебя, хватило мгновения...


© Историю Леонтия Макаренко записала Ксения МИХАЙЛОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!