Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Прогулки по бульвару Коха

Выходит, и в жизни иногда минус на минус дает плюс?


Прогулки по бульвару Коха

Надя набрала в грудь побольше воздуха и распахнула дверь. Палата оказалась большой, в центре стояли стол и два стула, вдоль стен восемь кроватей. Надя села на свободную и посмотрела на маму, с которой они пришли.

Надина мама приехала из Полтавы, как только узнала, что ее дочь кладут в больницу с подозрением на туберкулез глаз. Еще бы, ведь любимая дочка слепла, а врачи лишь разводили руками. После безуспешного лечения в нескольких клиниках Надю направили в эту, где лечили туберкулезных. Наконец, мама уехала, а Надя осталась наедине с отчаянием.

Врачом оказалась симпатичная дамочка. У Нади сложилось впечатление, что она профи - смелая и решительная, с больными докторша не церемонилась. Надя в первые дни часто плакала, отвернувшись к стене. Но жизнь вошла в привычную колею. Каждый день она начинала с жесткой, до боли в мышцах, зарядки. Когда соседки по палате со своими мисками уходили на завтрак, Надя распахивала окна и за 15 минут успевала размяться. Потом быстро завтракала и - начиналось: процедуры, осмотры, анализы.

Самым впечатляющим были глазные уколы. Сначала "замораживали" глаз, закапывая специальные капли, а потом кололи. Видя, как здоровые мужики под манипуляционной трясутся от страха, Надя поняла, что никогда не сможет привыкнуть к этим уколам. При виде приближающейся к лицу руки со шприцем душа убегала в пятки.

Надя сдружилась с Таней, молодой женщиной из соседней палаты. Глаза у той были разноцветные - правый серо-зеленый, левый от многочисленных уколов... поголубел, и это делало ее лицо удивительно забавным. К счастью, режим в больнице был свободным, и после процедур до переклички перед сном было свободное время. Таню как ветром сдувало - она мчалась домой, к мужу и маленькому сыну. А Наде спешить было некуда. После того, как Надя рассказала своему Роману о том, что у нее подозревают туберкулез, он объявил, что жить с ней не хочет. Надя плакала и пыталась объяснить, что это не заразно - все было напрасно. В больницу муж не приехал ни разу. "Предатель!" - твердила про себя Надя, сдерживая слезы.

Она часто смотрела в окно на заснеженные деревья. Каждый день на балкон прилетали ворона и дятел. Ворона садилась на перила и, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, как будто спрашивала: "Ну что, видишь меня? Не ослепла еще?" Ворону Надя прогоняла, а дятла ей нравилось рисовать. Он был такой разноцветно-красивый, с красной грудкой, сидел тихонько, пока она делала наброски цветными фломастерами. Раньше никогда не видела дятла так близко.

Вечером, после ужина, пациентки одевались потеплее и шли гулять. Кто-то из местных остряков окрестил аллею перед зданием больницы "бульваром Коха". На первый взгляд могло показаться абсолютно бесцельным хождение больных по аллее взад-вперед, но в эти часы и минуты изливались друг другу души.

Вот Надя, Таня и Карина идут мимо клумбы, покрытой снегом, и Карина, раскинув руки, падает на снежную перину. Из-за того, что след от ее выпуклостей остался более чем внушительный, все трое хохочут. Некрасивая, без семьи, без работы (пока так долго лежала в больнице, на ее место взяли другую), она всерьез обсуждает способы самоубийства. Тема эта так или иначе вечно муссируется среди больных, ведь обычно человеку трудно представить себя слепым. К счастью, до настоящих трагедий в больнице пока не доходило. И ведь была невыразимая прелесть в этих вечерних променадах. Все они казались не просто товарищами по несчастью, но и сообщниками, даже сестрами.

Во время такой прогулки старожилки рассказали о каком-то Льве, который здесь периодически лечился. Женщины с восторгом вспоминали его розыгрыши. Говорили, что легендарный Лев со дня на день должен был вернуться в больницу. В один из вечеров, привлеченная взрывами смеха, Надя заглянула в соседнюю палату и поняла: свершилось. Он и вправду оказался колоритной личностью. Грива светлых курчавых волос придавала Лёве сходство со львом, только очки с толстенными линзами портили впечатление. Да, он не отличался высоким ростом и красотой, зато обладал артистической натурой и необъятным чувством юмора.

Их свел курьезный случай. На хоздворе больницы жила дворняга Джулька, которую завхоз держал на цепи. Ее подкармливали помоями из столовой. Однажды Надя, гуляя после процедур, увидела, как Джулька, натягивая цепь, старается дотянуться до миски, а Лев ей эту миску пытается подвинуть. Псина решила, что у нее отбирают обед. И через секунду Лёва уже тряс укушенной рукой, а Надя делала перевязку своим носовым платком. Лев смешно ругался, поминая черта, а потом горячо благодарил.


После этого они начали гулять вместе. Лев был на семь лет старше. Они читали одни и те же книги; обсуждали "Жизнь Иисуса" Эрнеста Ренана и "Тринадцатую сказку" Дианы Сеттерфилд. И однажды она спросила, кто ждет Льва дома, а он ответил просто:

- С женой развелся два года назад. Надоело после командировок находить в цветочных горшках чужие окурки. А сыну шестнадцать, с матерью живет.

Больше она вопросов не задавала, но рассказала о своих переживаниях, а Лев ответил:

- Когда в душе полярная зима и неизвестно, подойдет ли лето,

Бывает очень нужно, чтобы луч прорезал тьму полоской яркой света.

Что может просиять таким лучом? Порой довольно взгляда иль улыбки,

И будто снова провели смычком по струнам позабытой старой скрипки...

Что-то знакомое послышалось Наде.

- Евгений Богат? - спросила неуверенно.

- Простите, если немного переврал.

"Вот ты и стал для меня лучом", - подумала Надя. Это было чудо какое-то. Выходит, и в жизни иногда минус на минус дает плюс?

Подошло время Надиной выписки. Диагноз "туберкулез" не подтвердился. Вернуть зрение не удалось, но врачи уверяли, что состояние стабилизировалось. Со своим начальством Надя договорилась, что вернется на полставки, потому как проблемы со здоровьем могли быть связаны с рабочими перегрузками. После выписки она не поехала в свою квартиру, к Роману. Лев дал ей ключи от своей комнатушки. Ему предстояло долечиваться и он хотел, чтобы Надя ждала его возвращения.

Через неделю Лев появился на пороге с тюльпанами и началась их совместная жизнь. Он окружил таким вниманием, какого Надя сроду не видела. Она нежилась в его объятиях, как котенок на весеннем солнце, и будто рождалась заново. Как-то он сказал ей: "Моя надежда", и Надя поняла, что он имеет в виду не имя. В такие хорошие, спокойные дни ей казалось, что все былые неприятности - нелепый сон. Лёва хвалил ее - был ли то суп, новая кофточка, или толково написанная ею статья. Вспоминая снисходительные, а иногда и пренебрежительные реплики Романа, Надя недоумевала, как могла терпеть это целых шесть лет?

- Ты пахнешь родным человеком, - так он однажды определил причину своей привязанности к ней.

...Рома хмуро сидел у телевизора, не глядя в экран. Сегодня он поставил точку в отношениях с Анжелой. Два месяца назад зашел в торговый центр обновить для себя парфюм (намечался новогодний корпоратив). Продавщица протягивала душистые бумажные полоски, он нюхал, выбирал, и не мог оторвать глаз от ее длинных, витиевато расписанных ногтей и тонких пальцев. Спустя две недели Роман переехал к Анжи. Поначалу ему все нравилось в этой сексапильной брюнетке - даже ее рационализм и ее вульгарность. Но вскоре стало неприятно, что он сам для нее ничего не значит, значение имеют только секс и деньги. Поначалу он давал то и другое, но как-то быстро иссяк. От бесконечных пицц и суши, заказываемых Анжелой, разболелся желудок. Накладные ногти Анжи стали казаться противными. И даже вспомнились Надины - короткие, покрытые бесцветным лаком.

- Любимая, а грудь у тебя случайно не силиконовая? - как-то выдал он с ноткой брезгливости, и получил такую истерику, какой не ожидал.

- Катись к своей чахоточной женушке! - орала Анжела, швыряя в него вещами.

"Да она в сто раз лучше тебя, плебейка", - уходя, бормотал себе под нос побледневший от бешенства Рома.


Теперь, сидя перед ящиком, он хотел, чтобы жена немедленно вернулась. Надя обижалась, что они мало общаются, и почти никуда не ходят вдвоем. Она хотела ребенка, а он отговаривал. Теперь он, пожалуй, согласен пойти на определенные жертвы, но как ее вернуть? Добрые люди донесли, что она в больнице спуталась с каким-то инвалидом и поселилась у него. После выписки даже не зашла за вещами. Почему?! От скверных мыслей трещала голова.

Неизвестно, сколько бы это продолжалось, но в один из дней в квартире Романа раздался звонок. Один из общих знакомых сообщил, что Надиного мужика сбила машина. В тот роковой день Лев возвращался с работы очень поздно. Мчавшуюся на большой скорости машину он просто не заметил. Смерть наступила мгновенно - он даже не успел почувствовать ужас.

Чувство облегчения окутало Романа. Да, у них были трудности, были испытания, а теперь все будет хорошо. Он зайдет к Наде - предложит помощь, даже признает некоторые ошибки, и, погоревав немного, она вернется в их общий дом. Он уведет ее прямо с похорон.

Пригревало апрельское солнце. Нежная зелень, поющие птицы - вся эта прелесть так расслабила Романа после душного офиса, что он чуть не забыл, где находится. Людей на кладбище было много, венков тоже. Стоя в отдалении, Роман не мог слышать надгробных речей, да они его и не интересовали. Дождавшись окончания церемонии, он шагнул навстречу жене, перехватил ее взгляд, и... не узнал знакомое лицо.

Вечером Надя стояла у раскрытого окна, и приятный теплый ветер играл ее волосами. "Душа пуста, мечты мои унылы, грядущее рисуется темно", - вспоминала она Некрасова. Рука потянулась к сигарете, но тут же отдернулась. Курить теперь нельзя - об этом говорили полоски на тесте. У нее будет маленький Лёва. Значит, жизнь не закончена.


© Светлана МАКАРОВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!